ШОС. Саммит без итогов: мнение эксперта

Самое главное в отношениях стран-участниц осталось за рамками форума, считает Аркадий Дубнов
14 сентября 2013  18:38 Отправить по email
Печать

13 сентября в Бишкеке состоялся очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества. Своими впечатлениями от форума поделился с Радио «Свобода» обозреватель газеты «Московские новости» Аркадий Дубнов.

– Внешне Шанхайский саммит выглядит как такое вполне себе протокольное мероприятие. Есть какие-то важные подводные камни, о которых знают только люди в кулуарах этого совещания?

– Традиционно собрание глав государств ШОС выглядит всегда импозантно, гладко. Но было достаточно предпосылок, чтобы этот саммит кончился неудачно. Тем не менее, ничего не произошло.

На мой взгляд, главным содержанием саммита было несколько премьер, смотрин. Впервые здесь выступал президент Ирана. Это была его международная премьера. Впервые выступал новый Председатель КНР Си Цзиньпин. Это тоже была его премьера – во всяком случае, на саммите ШОС. Здесь прощался с ШОС президент Афганистана Карзай, которому в будущем году предстоит покинуть свой президентский пост.

Было важно прислушаться к тому, что говорил китайский лидер, поскольку он завершал свой визит в Евразию – начиная с Петербурга, заканчивая почти всеми странами Центральной Азии. Он привез совершенно фантастические суммы инвестиций, в общей сложности превышающие 50 миллиардов долларов. Это является самым главным контрапунктом всего мероприятия, поскольку вопрос возникает такой – а что может Россия противопоставить этой экономической экспансии Китая?

– И что же она может противопоставить?

– Россия избегает прямого столкновения с Китаем на экономическом поле, поскольку силы явно неравны. Россия пытается оперировать другими инструментами. Инструментами своего военного присутствия; культурного, гуманитарного присутствия; рынка, который предоставляет Россия огромному количеству трудовых мигрантов из Центральной Азии. Это очень значимый фактор, он может быть противопоставлен Москвой китайскому "вторжению".

– Каковы ваши впечатления от обсуждения сирийской проблемы?

– Наверное, то, что во главу угла президент России Путин в своём выступлении поставил успехи российской дипломатии на сирийском направлении, могут создать предпосылку для того, чтобы распространить удачный консенсус, который намечается в отношениях между Москвой и Вашингтоном, достичь каких-то договорённостей внутри региона. Здесь достаточно мирно прозвучал призыв президента Ирана к своим партнёрам. Он пообещал быстрый прогресс на переговорах по ядерной программе Ирана в случае проявления политической воли. Естественно, он имел в виду партнёров, но, наверное, это воспринимали и как обещание и со стороны Тегерана идти по этому пути. В общем, в итоге "сирийский синдром" может сказаться благоприятно, в том числе и на таком подводном столкновении между Москвой и Пекином. Одной из таких "потаённых" проблем в отношениях между Россией и КНР, возглавляющими ШОС, был вопрос о создании Банка развития ШОС. Китайцы уже давно обещают вложить туда порядка 10 миллиардов долларов, на что Россия, естественно, ответить адекватно не может. Нет пока согласия Москвы на идею – создания Банка развития ШОС. Об этом говорят все лидеры ШОС, за исключением президента России на этом саммите.

– Какое впечатление на вас произвёл президент Ирана Роухани?

– Мне кажется, Роухани здесь чувствует себя, может быть, ещё не вполне комфортно. Во-первых, он выглядел гораздо более респектабельно, чем остальные. Он же всё-таки носит духовный сан, он аятолла. Он сидел в традиционном обличье иранских аятолл – с большим белым тюрбаном, что достаточно импозантно смотрелось на общем фоне светских лидеров. Известно, что на протяжении всех саммитов ШОС, а я не пропустил ни одного саммита, не было случая, чтобы ушедший теперь в отставку президент Ахмадинежад не зажигал  атмосферу своими антиизраильскими либо антиамериканскими спичами. Он всегда был самый скандальный на всех саммитах. Роухани этого избежал. Он только сказал, что против "международных сил, которые исповедуют старые колониальные способы правления". Он даже не называл ни одну страну, ни один режим. Так что эта иранская риторика кардинально отличалась от предыдущих саммитов. Что можно считать достижением.

– Как принимает Киргизия дорогих гостей? Что значит эта встреча для Бишкека?

– Для Бишкека встреча имеет большое значение, потому что одна из самых бедных стран региона сумела привлечь к себе внимание в силу ротации мест проведения саммита ШОС. Киргизия сумела привлечь внимание к себе в первую очередь Председателя КНР. Он здесь провёл четыре дня. Само по себе присутствие Китая в Бишкеке в течение четырех суток уже говорит о признании Киргизии как одного из контрапунктов системы безопасности в регионе. Китайцы пообещали здесь вложить в ближайшее десятилетие порядка 6 миллиардов долларов. Естественно, они будут рады, когда узнают, что аэропорт «Манас» будет работать с участием китайцев. Китайцы станут одним из главных акционеров нового этого транспортного узла на месте бывшей американской базы.

– А как складываются отношения Путина с нынешним руководством Киргизии? Ему там обещана вечная дружба?

– Да. Во всяком случае, до 2018 года, когда президент Атамбаев уже точно покинет свой пост. Я думаю, что эти гарантии даны, поскольку и Путин, и Атамбаев будут находиться одновременно до этого времени во главе своих государств.

В следующем году председательство в ШОС переходит Таджикистану.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
49.1% Наследницей Российской Империи.
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть