Несколько слов о нашей внешнеполитической доктрине

Можно ли управлять кардинальными переменами, лишь обновляя свою внешнеполитическую доктрину?
2 апреля 2023  14:03 Отправить по email
Печать

В качестве отправной точки начну вот с чего.

Владимир Путин на совещании с постоянными членами Совета безопасности: «Сегодня мною подписан Указ об утверждении обновлённой Концепции внешней политики Российской Федерации». Си Цзиньпин, прощаясь с Владимиром Путиным в Кремле по окончании своего визита в Россию: «Сейчас идут перемены, которых не было в течение 100 лет, и мы вместе двигаем эти перемены». Путин в ответ китайскому руководителю: «Согласен».

Можно ли управлять кардинальными переменами, лишь обновляя свою внешнеполитическую доктрину («корректируя», «актуализируя», приводя её «в соответствие с реалиями», то есть догоняя перемены), вопрос, на мой взгляд, риторический. Отсюда и половинчатый, как это уже не раз бывало, характер этой бумаги. При нынешней кадровой ситуации в МИД, при том, что на руководящих постах там находятся более или менее те же, кто находился там и двадцать лет тому назад, иначе и быть не могло. Тем не менее, считаю новую концепцию документом полезным, способствующим положительным изменениям в нашей внешней политике.

Общего замечания, однако, явно мало. Концепция, как я уже сказал, будет играть свою роль в практической деятельности МИДа, но - не только в ней. Её предназначение ещё и в том, чтобы лучше донести содержание проводимой нашей страной внешней политики, с одной стороны, до граждан России и, с другой, до внешних «потребителей». Последних я бы разделил, как минимум, на три категории: друзей, колеблющихся и врагов. Так вот, по прочтении данного документа, как мне это представляется, друзья не получат того вдохновляющего импульса, который был бы сейчас совсем не лишним, колеблющиеся продолжат колебаться, враги если и встревожены, то несильно.

А надо бы, ой, как надо было бы их по-настоящему обескуражить!

Тем не менее, повторю, что документ будет работать по всем направлениям. Поэтому, ориентируясь, прежде всего, на внутреннюю аудиторию, отмечу то, что мне в нём показалось полезным, и то, от чего хорошо бы избавиться.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Из главного полезного. Опора на «культурное наследие предшествовавшей эпохи» (насколько я понимаю, речь идёт об эпохе, предшествовавшей появлению РФ). Тезис, что Россия – это «государство-цивилизация» (а не империя). Заявление о намерении «отстаивать своё право на существование и свободное развитие всеми имеющимися средствами».

Плодотворен также акцент на сохранении культурно-цивилизационной самобытности и равных возможностей развития для всех государств, на «устранение рудиментов доминирования США и других недружественных государств в мировых делах, создание условий для отказа любого государства от неоколониальных и гегемонистских амбиций». Правильное предупреждение звучит в заявлении о готовности использовать вооружённые силы не только для отражения, но и для предотвращения нападения на Россию. Верно указана и перспективная цель: формирование интегрированного экономического и политического пространства в Евразии. О США сказано ясно: главное действующее лицо в агрессивной антироссийской политике коллективного Запада, источник основных рисков. Должное место, наконец, уделено развитию отношений с государствами и народами Африки, Азии и Латинской Америки, борьбе с неоколониализмом, что действительно является нашей общей задачей.

Не понравилось следующее. Место России в мире определено в концепции в первую очередь наличием у неё значительных ресурсов, а не современными народнохозяйственными и культурными достижениями. Это честная на сегодняшний день констатация, но необходима императивная установка на собственное развитие. Более определёнными надо быть по отношению к противникам: о США, пусть и мягко, но сказали, а вот о враждебности Великобритании ни слова, хотя она не приспешник США, а самостоятельный наш враг.

В том, что отношение к другим государствам концепция предлагает определять характером их политики в отношении России, тоже присутствует реактивность, и это плохо: противников надо заставлять становиться, как минимум, нейтральными! При этом важно избегать двусмысленности: в концепции говорится, что Россия не считает себя врагом Запада, в частности США, и одновременно отмечается, что они развязали против нас «гибридную войну нового типа», хотят нас ослабить и разрушить… Так кто они для нас?

Тезис об «опоре на единый для всех мировых традиционных религий и светских этических систем духовно-нравственный ориентир» напомнил мантру об «общечеловеческих ценностях».

Время витиеватостей и недосказанностей прошло. Россия открыта к формированию «более устойчивой» архитектуры международной безопасности… Разве эта архитектура сегодня устойчивая? Мы всё ещё хотим «консолидации соотечественников». Хорошо хотя бы то, что понимаем, что не все из них конструктивно настроены по отношению к России. И в этом вина, во многом, самой нашей страны, поскольку реальная поддержка соотечественников в последние десятилетия постоянно сокращалась. Поэтому для «сохранения ими общероссийской культурной, языковой идентичности и российских духовно-нравственных ценностей, связей с исторической Родиной» политику в отношении соотечественников надо менять кардинально.

О таких кардинальных изменениях в концепции нет ни слова.

Показательно в этой и не только этой связи отсутствие в концепции даже единого слова о соотечественниках в Приднестровье, о поддержке ПМР.

И последнее.

Для тех, кто, говоря о внешней политике, концентрируется на критике МИДа, подчеркну главное в заключительном разделе концепции, в котором речь идёт о том, как внешняя политика нашей страны вырабатывается и осуществляется. Основные направления внешней политики определяет президент, он же осуществляет руководство ею.

Понятно, что руководит, как правило, не напрямую: об этом не говорится в концепции, но о существовании в Администрации Президента Управления Президента по внешней политике всем хорошо известно.

Федеральное Собрание обеспечивает внешнюю политику нашей страны с законодательной точки зрения, плюс ведёт «парламентскую дипломатию». Далее говорится о роли правительства в «реализации внешней политики» и «осуществлении международного сотрудничества». Далее идёт Государственный совет, который «участвует в разработке стратегических задач и целей внешней политики Российской Федерации, оказывает содействие Президенту Российской Федерации по вопросам определения основных направлений внешней политики Российской Федерации». Далее - Совет Безопасности РФ. Он «осуществляет формирование основных направлений государственной внешней политики, прогнозирование, выявление, анализ, оценку угроз национальной безопасности и выработку мер по их нейтрализации…» И лишь потом идёт Министерство иностранных дел, которое «разрабатывает общую стратегию внешней политики Российской Федерации и представляет соответствующие предложения Президенту Российской Федерации…» Думаю, что распределение компетенций вдумчивому читателю понятно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Планируете ли Вы принять участие в голосовании на выборах Президента России?
Поддерживаете ли Вы возвращение памятника Дзержинскому Ф.Э. на Лубянскую площадь в Москве?
71.8% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть