Какие мировые тенденции выявило голосование в Генеральной Ассамблее ООН?

Расклад голосов в ООН отражает глубинные процессы в международном сообществе и те тенденции, под воздействием которых они меняются
15 ноября 2022  22:12 Отправить по email
Печать

Западные СМИ наполнены очередной волной антироссийской истерии; поводом стала вторая за последний месяц резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающая Россию за проведение СВО в бывшей УССР. Обращает внимание, что коллективный Запад, неизменно выступающий зачинщиком этих голосований, в последнее время сделал откровенную ставку на послушное ему агрессивно-послушное лобби в этом главном органе ООН, формально первом по порядку, фактически совещательном, втором после Совета Безопасности. Почему Вашингтону так приглянулась Генассамблея? Все очень просто. В Совбезе, где у России право вето, все подобные обсуждения заканчиваются ничем. Понятно, что никаких перспектив у этого пути ущемления нашей страны нет. Сколько пройдет голосований в Совете – столько раз будет применено российское вето, а к значительной части обсуждений традиционно присоединяется Китай и ориентированные на него развивающиеся страны. Другое дело – Генассамблея; провал здесь не так заметен, ибо участников много, значительная их часть либо находится под американским влиянием, либо подвергается со стороны Вашингтона давлению и запугиваниям, нередко и фактическому подкупу. Количественный перевес в свою пользу Западу получить несложно. И хотя цена его невелика – решения Ассамблеи носят сугубо рекомендательный характер и к выполнению не обязательны, - а практический результат нулевой, хайп из этого перевеса извлечь можно, в очередной раз раструбив на весь мир про «изоляцию» России. По численности населения добрая половина из стран, поддерживающих антироссийский демарш, в сумме уступает одному Китаю, который вместе с Индией, также как правило поддерживающей Москву, составляет более трети человечества. Но организаторам провокаций это уже не так важно. Вето здесь не действует, формальный результат «получается», информационный резонанс широкий. И главное для США и Запада – физическая длина списка поддерживающих их стран, а дальше в ход пускаются спекуляции в интерпретациях. Какие – сейчас увидим.

Немного статистики – это, на наш взгляд, важно. Первую, октябрьскую резолюцию, осудившую включение в состав России четырех новых субъектов, поддержали 143 страны (74%); пять высказались против; 35 воздержались, еще 10 не голосовали. Нынешняя резолюция, посвященная созданию механизма взимания с нашей страны фактических репараций в пользу Киева, получила поддержку 94 стран (48,5%); 14 высказались против, воздержались – 73, не голосовавших - 12. Отсюда сразу первый вывод: уровень лояльности Западу в вопросах, связанных с кризисом в бывшей УССР, в мире ощутимо падает – на треть за месяц; уровень поддержки России, напротив, растет, за месяц - втрое. К твердому ядру сторонников Москвы в лице Белоруссии, КНДР, Сирии и Никарагуа добавились такие мощные, как Китай и Иран, а также Куба. Если говорить о партнерах России по международным организациям, то «ренегатов» среди них не нашлось, ни одна страна ОДКБ, ЕАЭС, БРИКС и ШОС против Москвы на стороне Запада в пользу Киева не выступила. Знаменательный факт, не правда ли?

Второе. Возвращаясь к формам, методам и интенсивности американского давления перед заседанием Генеральной Ассамблеи, о которых неоднократно рассказывал российский постпред Василий Небензя, следует подчеркнуть, что сама передача подобных «непроходных» вопросов из Совбеза в Генассамблею для Запада – серьезный риск. Стоит США и их сателлитам споткнуться и проиграть хотя бы одно антироссийское голосование, и это для Вашингтона станет форс-мажором. Сейчас он свои провалы в Совбезе объясняет наличием права вето, против которого, за его отмену, направляет международную дискуссию. Но при проигрыше даже в отсутствии вето крыть будет совсем нечем. Что «король – голый» увидят все. В этом главная причина того «боя литавр» по случаю «победы над Россией», который сегодня раздается из каждого западного утюга. Западные политики и СМИ глушат этой эйфорией реальное поражение, ибо поддержка на уровне менее половины списочного состава членов ООН зафиксирована впервые, и это беспрецедентный случай. При таком, повторим, одностороннем нажиме небольшой группы сильных держав на слабые страны, зависимые от них в рамках глобальных финансовых, экономических и силовых раскладов, логика «кто не с нами – тот против нас» применительно к России, противостоящей этому нажиму, не действует. В ходу совсем другая логика – «кто не против нас – тот с нами». Это очень легко проиллюстрировать на конкретных примерах. Запад вносит в Генассамблею проект резолюции, который до этого уже не пропускался через Совбез, ибо Западу было понятно, что шансов на принятие у него нет. Запад в этом ранее убедился на примере предыдущей резолюции, и посчитав ожидаемое по тому примеру большинство в три четверти на Ассамблее для себя приемлемым, чтобы далее шельмовать Россию якобы «изоляцией», явно нацелился на такой же результат. Но вместо этого он получил ушат холодной воды на голову. Это ведь не 48,5% «против нас», это 51,5% – НЕ ПРОТИВ! Более половины тех, кто внимательно выслушал обвинительные аргументы США и их сателлитов, адресованные Москве, и этим аргументам не внял, их отклонив. Неважно, что эти страны не голосовали против проекта резолюции – принцип осторожности, минимизации возможных потерь в таких сложных ситуациях неотменяем. Важно, что эти более 51% не проголосовали ЗА, не поддержали Киев и Вашингтон. Никто – ни те, кто против, ни кто воздержался, ни кто не участвовал. Это все – разные формы сопротивления американскому и в целом глобалистскому диктату и разные, пусть и неявные формы поддержки Москвы. 51,5% в ООН тех, кто не считает, будто Россия должна платить бывшей УССР. Ибо у них другой взгляд и на историю этого конфликта, и на его подоплеку, и на будущее, в котором возьми верх киевская точка зрения, навязываемая Западом, - недалеко и до глобальной неонацистской диктатуры. Не все, вслед за тринадцатью странами, открыто поддержавшими Москву, готовы бросить вызов в лицо дряхлеющему, но еще сильному и страшному «мировому гегемону». Но все они не приемлют его диктата и как могут, сопротивляются. История протестного движения, кстати, знает немало весьма неожиданных форм противодействия «мейнстриму», вплоть до саботажа, «работы по правилам», преднамеренного выпуска заведомо бракованной продукции и т.д. То же самое и в международных делах, только с поправкой на дипломатическую специфику.

Данная статистика динамики принятия резолюций в Генеральной Ассамблее выглядит еще более показательной, если вспомнить, что в начале российской СВО, в марте, было проведено еще одно голосование, и тогда против Москвы высказалась 141 страна, то есть примерно столько же, что и в октябре. А сейчас через месяц такой обвал. Представляется, что здесь не в остроте поставленных вопросов дело, а в других вещах, отражающих глубинные расклады в международном сообществе и те тенденции, под воздействием которых они меняются.

Третье. Медленно, но верно, вопреки спекуляциям, корректируются приоритеты на постсоветском пространстве. Из пятнадцати бывших союзных республик лишь шесть, включая саму бывшую УССР, одного из закоперщиков скандального проекта, его поддержали. Девять союзных республик выступили иначе, по сути на стороне России. Имеет смысл перечислить всех поименно. Вместе с Киевом и США противостоят нашей стране в стенах ООН три прибалтийских образования, все более превращающиеся в военный плацдарм НАТО и «прибежище» для разноцветной деструктивной оппозиции. А также сотрясаемая внутренним кризисом Молдавия и единственная, не имеющая общей границы с европейскими странами НАТО, закавказская Грузия. За Россию – Белоруссия, сближение с которой уже достигло параметров военного союза с созданием против НАТО и Киева совместной войсковой группировки. Воздержались – Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Таджикистан; Азербайджан и Туркменистан голосовать не стали.

Получается, чем дальше от ЕС и НАТО – тем больше реализма и умеренности в политике, тем меньше авантюризма, рассчитанного на известный афоризм «Запад нам поможет». Еще и китайский фактор, как мы понимаем, сюда примешивается. Среднеазиатские республики, кроме Ашхабада, - входят в ШОС, а их лидеры регулярно участвуют в саммитах этой организации с участием председателя КНР Си Цзиньпина. Можно спорить о конечных целях влияния Пекина на Астану, Ташкент, Бишкек и Душанбе, хотя автор этих строк не разделяет бытующего в экспертной среде алармизма; но нельзя не видеть, что в условиях явного дефицита российской «мягкой силы» близость КНР весьма благотворно сказывается на адекватности среднеазиатского восприятия. Единые форматы с Западом хотя и существуют, но в условиях не лучших времен в китайско-американских отношениях в Средней Азии существует понимание, что более тесное сближение с геополитическими противниками Москвы и Пекина как говорится «чревато». Не способствует антироссийской самостоятельности этих республик, набиравшей силу в первые полтора-два десятилетия после распада Союза, и ситуация в Афганистане, перед которой за рамками ШОС они по сути беззащитны.

Четвертое. Очень сильно за последние годы изменилась политическая география азиатского континента. Дорогого стоят голоса, не поданные за интересы США со стороны Саудовской Аравии, Ирана и других сильных региональных игроков, оказывающих влияние на глобальную повестку. Даже прежняя монолитность Латинской Америки, опутанной Вашингтоном обязательствами с помощью ОАГ, вызывает вопросы. Да, большинство в регионе на стороне США и его киевских марионеток, но из трех крупнейших – Аргентины, Мексики и Бразилии – две последние воздержались. И это несмотря на результаты недавних президентских выборов на берегах Амазонки, которые, по всеобщему мнению, сыграли на руку в США левоглобалистским силам, возглавляемых демократами Джо Байдена, а отнюдь не его оппонентами.

Безусловно, это еще не коренной перелом и даже не ощутимый поворот; но это – пока или уже – в зависимости от пристрастий – набор тенденций, способных развиться и определить вектор мирового развития в обозримой перспективе одного или двух десятилетий. Перемены назрели, они налицо, глобальные процессы существенно нарастили скорость, разрушающую многие привычные константы. За исключением одной – позиции стран ЕС, НАТО и их периферии, исторически связанной с наследием канувшей в Лету Британской империи. Она неизменна и консолидирована Вашингтоном и Лондоном. Более того, в этом «ареале геополитического обитания» обнаруживают себя процессы, обратные мировым: уровень контроля англосаксов над континентальной Европой и условным «большим Западом» нарастает тем быстрее, чем дальше продвигается СВО и меняется под ее воздействием обстановка в остальном мире. Как тут не вспомнить известной формулы Сэмюэля Хантингтона «The West against the Rest», наглядно демонстрирующей, что Западу с не-Западом не по пути, и стрелы движения тех и других все более очевидно расходятся.

Представляется, что наблюдаемыми нарративами 2022 года, похоронившего с помощью СВО блицкриг глобалистского ковидобесия, мир все более и более обязан России, принявшей на себя главный удар коллективного Запада. Нас могут критиковать в глаза, причем, с обязательной оглядкой на США. Но сход начальной волны русофобии, отмеченный даже уже и на Западе, показывает, что за глаза эта критика и эти фобии уже не вполне актуальны. Мир входит в новую фазу, и судьба тех тенденций, которые вращают сегодня пресловутое «колесо истории», очень во многом зависит от исхода СВО. Поэтому для нас эта операция – момент истины, определяющий роль и место России в современности и будущей истории XXI столетия.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть