США в АТР переключаются с Тайваня на Корейский полуостров?

Международная напряжённость продолжает нагнетаться, а зона «активной» нестабильности вплотную походит уже к дальневосточным границам России...
9 ноября 2022  17:34 Отправить по email
Печать

Первые итоги выборов в США показывают, что надежды определенных кругов на разгром правящих демократов не оправдались. Победа у республиканцев есть, но не нокаутом, а «по очкам». Оппозиции удалось отвоевать нижнюю палату Конгресса – и то не с тем результатом, с которым ожидалось, но не удалось Сенат. Отыграно несколько дополнительных губернаторских позиций, но и только. Это означает, что никакого импичмента Джо Байдену не будет, да он и так не проходил по процедуре, требующей большинства в две трети в обеих палатах. Кроме того, под вопрос поставлена перспектива возврата в Белый дом через два года Дональда Трампа. Судить о том, насколько (не)прозрачным было голосование, и в какой мере оно соответствовало стандартам, которые США и Запад навязывают всему остальному миру, оставим специалистам. Мы же попытаемся оценить перспективы дальнейшего развития нынешней, второй холодной войны, которая, заметим, идет не только на «бывшеукраинском», но и на восточном фронте.

Какая здесь интрига? Первое. Судя по всему, демократы разделяли эти два ТВД в своих планах. И собирались сначала обеспечить поддержку ВСУ на западе и только потом ввязываться в восточные авантюры. Республиканцы, несмотря на надежды, которые с ними связывает определенная часть российского бомонда, – в своей основной массе ястребы; кроме того, в этой партии по сравнению с ее оппонентами, сильнее неоконсервативное крыло, ориентированное, если называть вещи своими именами, на второе издание троцкистской «перманентной революции». Велика вероятность, что ожидаемое среди части экспертной среды ослабление внимания к событиям в бывшей УССР за счет переноса его на Тайвань, а тем более идея так называемого «большого размена» не имеет под собой оснований. Да собственно и сам Вашингтон это подтвердил в ходе недавнего инкогнито-визита в Киев президентского советника по национальной безопасности Джейка Салливана. То есть при балансе демократов и республиканцев экспансионистский потенциал США не только не уменьшится, но скорее всего возрастет; кроме того, усилится его авантюрность.

Второе – Китай. Сразу после завершения XX съезда КПК появились утечки, что демарш, едва не осуществленный в последний день его работы бывшим «комсомольским» крылом партии, проигравшим свои позиции, был связан с Тайванем. Конкретно – с попыткой экс-лидера Ху Цзиньтао продемонстрировать несогласие с перспективами «немирного» возврата острова, о возможности которого как крайнем варианте на съезде говорил Си Цзиньпин. Якобы теперь напряженность «уменьшится», и Россия останется один на один с коллективным Западом. Мы видим, что это не так. С одной стороны, обстановка вокруг Тайваня в целом стала спокойнее, хотя и не нормализовалась; с другой, однако, резко возросла интенсивность противостояния вокруг Корейского полуострова. В завершившихся на днях американо-южнокорейских учениях приняли участие около 250 боевых самолетов двух стран, а также вспомогательный военный борт из Австралии. Ярким показателем градуса ожесточения стали взаимные удары Южной Кореи и КНДР по акваториям впритирку к территориальным водам друг друга. А также имитация ядерного удара с помощью сброса с американского F-35 макета термоядерной бомбы B-61 (правда, чтобы отыскать на авиабазе Кунсан исправный F-35, пришлось дважды переносить учения – традиционного «военного бардака» никто не отменял). Пхеньян же в общей сложности выпустил более 30 ракет различного радиуса действия; последний на данный момент пуск состоялся уже после учений, 9 ноября.

Происходящее наглядно показывает, что инициатива обострения обстановки исходит не от Пекина и тем более не от Пхеньяна, а от США. Именно американские действия всякий раз создают ситуацию, при которой Россию, а теперь Китай втягивают в конфликты рядом с их границами, в сфере их геополитического влияния и ответственности. Почему Вашингтон «разменял», по крайней мере сейчас, Тайвань на Корейский полуостров? Очень просто. Во-первых, эскалация вокруг мятежного острова вплотную подошла к пределу, за которым война, дальнейшее ее нагнетание содержит риск срыва в вооруженный конфликт, к которому США, по мнению шефа Стратегического командования адмирала Ричардса, пока не готовы. Поэтому сменили вектор. Во-вторых, США сменили и формального оппонента. Если в тайваньском кризисе Вашингтону противостоял непосредственно Пекин, то в данном случае – Пхеньян, а Пекин – опосредованно, в силу имеющихся у КНР обязательств перед КНДР. Получается, что усиливать давление на Китай в США побаиваются, имея, разумеется, в виду, что на Дальнем Востоке «играет» еще и российский фактор. В-третьих, в случае с КНДР американцам сравнительно легче отыскать формальный повод – якобы они противодействуют планам Пхеньяна осуществить очередное ядерное испытание. Обратим внимание: не являясь участником ни ДНЯО, ни договоров по ограничению ядерных испытаний, а также официально провозгласив себя ядерным государством, Северная Корея ничего не нарушает. Она лишь вынуждена собственными силами обеспечивать безопасность, которую ей в ходе переговоров не захотел гарантировать Вашингтон. Однако американскому командованию и политическому руководству куда легче «продать» мировой общественности свою политику на северокорейском, чем на тайваньском направлении. А результат для США еще «лучше» – Китай, по их расчетам, все равно втянется в противостояние, и Россия также в стороне не останется.

Третье. Главная цель стратегии США, втягивающей Россию и Китай в конфликты у их границ – консолидация собственных союзников. И если в Европе эту проблему Вашингтон практически решил – начавшие, было, поднимать голову европейцы вновь оказались под пятой американского диктата, то в Азии до этого далеко. В АТР нет НАТО, а есть система локальных альянсов, которые с приходом в Белый дом Джо Байдена были либо активированы (Quad – США, Япония, Австралия, Индия), либо вновь созданы: AUKUS – США, Великобритания, Австралия, а также Partners in the Blue Pacific (PBP) – США, Великобритания, Япония, Австралия, Новая Зеландия. (Последний альянс целевым образом рассчитан на удержание геополитического контроля над Океанией). Очень похоже, что «зафиксировав» ситуацию в Европе и осознав невозможность самостоятельной дальнейшей эскалации вокруг Тайваня, Вашингтон решил сделать из этих альянсов выбор в пользу «главного», которым, видимо, «назначен» AUKUS. Почему? Во-первых, этот блок рассчитан на ядерное вовлечение Австралии; помимо обещанной передачи ВМС этой страны атомных подводных лодок, еще и на авиабазу Тиндал на севере континента перебазируется шестерка модернизированных B-52 – стратегических бомбардировщиков ВВС США с ракетно-ядерным вооружением. Во-вторых, AUKUS, как видно по составу всех блоков, – ядро большинства комбинационных построений Пентагона в АТР. В сочетании с провоцированием корейского кризиса это позволяет втянуть в конфронтацию с Китаем, а также с Россией еще и Сеул, который в перечисленных списках отсутствует из-за взвешенного поведения прежнего южнокорейского руководства. Если США этого добиваются, то главный итог – они «отстраивают» под себя дальневосточных сателлитов и вместо того, чтобы разбирать дрязги между Токио и Сеулом, управляют уже в своих интересах их противоречиями так же, как, скажем, между Парижем и Берлином. Надо четко понимать, что сердцевина и краеугольный камень внешнего курса администрации Байдена, которая при любых раскладах останется у власти до января 2025 года, – пресловутая «политика альянсов».

Четвертое, и это важно для России. Если местом разжигания конфликта США изберут не Тайвань, а Южную Корею, то военные действия разразятся непосредственно у наших границ. С одной стороны, это дополнительно повысит уровень нашей внешнеполитической и военной координации с Китаем; с другой, создаст угрозу российскому Дальнему Востоку, прежде всего коммуникациям и Курилам, а также сформирует для нас перспективу растягивания сил по двум ТВД – «бывшеукраинскому» и азиатско-тихоокеанскому. К этому перечню вызовов следует отнести и прозвучавший на днях намек на угрозу со стороны США острову Врангеля, на котором расположена военная база – один из ключевых форпостов нашей страны в Арктике.

Что в сухом остатке? Еще раз: надежды на внутренние американские расклады не оправдываются, да и оправдаться они не могли; в США доминируют глобалистские, а отнюдь не изоляционистские силы. На дворе не XIX век, когда роль экспансионистского лидера «морской» цивилизации принадлежала Лондону. И не вторая половина XX столетия, когда наша страна располагала на европейском ТВД обширным буферным «предпольем безопасности» из географической цепочки стран Варшавского договора. Международная напряженность тем временем продолжает нагнетаться, а зона «активной» нестабильности распространяется на новые и новые территории. И вплотную походит уже к дальневосточным границам России, а также, судя по динамике процессов на Среднем Востоке, – и к закавказскому «подбрюшью». В открытую публичную сферу американской стороной помещены планы развязывания широкомасштабного евразийского конфликта, для чего вполне могут быть активированы индийско-китайские и индийско-пакистанские противоречия, а также усилена эксплуатация определенных антикитайских и антироссийских комплексов некоторых стран АСЕАН. В дополнение к западному «горячему» фронту на глазах формируются как минимум еще два «холодных». Общая динамика глобальных процессов повторяет векторы прошлого века – от периферийных узлов локальных противоречий к ключевым центрам мировой политики. Очень похоже ведут себя и ведущие англосаксонские страны – США и Великобритания. Континентальных европейцев они сталкивают с Россией, японцев и южнокорейцев – с Китаем и Россией, вовсю подогревают и эксплуатируют противоречия между Ираном и Саудовской Аравией, стараются заниматься тем же и в турецко-иранских отношениях. Сами занимают позиции во «втором эшелоне», рассчитывая реализовать-таки давнюю мечту столкнуть между собой всех со всеми, чтобы в конце выйти на авансцену с нерастраченными силами и продиктовать окружающим условия нового миропорядка.

Что этому можно противопоставить? Прежде всего консолидацию, как внешнюю с Китаем и другими участниками ШОС, так и внутреннюю (и следует признать, что с последней у нас, как показывают протекающие события, сохраняются серьезные проблемы). И еще, разумеется, успехи в СВО. Если что сегодня и может остановить тотальное скатывание мира к масштабной военной перспективе – так это решительный разгром ударного кулака агрессоров, которым выступает киевский нацистский режим. И нет худа без добра. То, что произошло на днях на Корейском полуострове, однозначно приведет к расширенному сближению нашей страны не только с Китаем. Но и с КНДР (первый поезд по расконсервированной железной дороге, соединяющей наши страны, на днях уже прошел). А также с прежними союзниками СССР по Юго-Восточной Азии; в этой связи обратим внимание на тот факт, что первым иностранным лидером, посетившим Китай после XX съезда КПК, стал отнюдь не канцлер Шольц, о чем трещали все западные СМИ, а президент социалистического Вьетнама Нгуен Фу Чонг. В отношениях между двумя странами, которые являются объективными союзниками России, несмотря на сложный бэкграунд, наметился перелом? Посмотрим.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть