Асимметричная экономика оборонки России

Фондово-ресурсный механизм хозяйствования как основа нового ОПК России
30 сентября 2019  17:00 Отправить по email
Печать

На днях на страницах ИА REX была опубликована статья Руслана Хубиева на тему – много ли Россия тратит на свою оборону? Статья вызвана публичной дискуссией между Л.Кудриным и С.Шойгу вокруг оборонного бюджета. Автор в ней верно указывает, что доступным и эффективным вариантом для России не ввязаться в заведомо проигрышную гонку вооружений является асимметричный ответ – «формировать альянсы и совершать не количественные, а качественные прорывы».

Но представляется, что такой ответ будет далеко неполным. Кроме технической и политической асимметричности должны быть еще экономическая и организационная – в моделях управления и развития. Нужно говорить о полной асимметричности – комплексной, во всем. Важны все компоненты и их взаимосвязь, синергия, взаимное усиление и возгонка.

Так, экономическая асимметричность обеспечивает возможность качественной – по факту и по срокам. Когда технологический отрыв от противника есть воплощенная экономическая асимметричность. И наоборот, технологический отрыв позволяет экономить оборонный бюджет (или разработать и производить больше), когда экономия будет дополнительно усилена экономической асимметричностью. Будет не просто экономия, но ее экономическая, а потом опять технологическая, мультипликация. Спираль.

И тогда формула полной асимметричности оборонного потенциала страны следующая: «научно-технологическая + экономическая + организационная + политическая асимметрии, сведенные во взаимное дополнение и умножение до уровня самодостаточности». Оборонный потенциал России должен быть тотально асимметричным, сорезонансным и максимально самодостаточным. Самодостаточность означает, что альянсы – хороши и необходимы, но ситуативны и ненадежны, подвержены экономическому и политическому давлению со стороны Минфина США, санкциям.

Экономическая асимметричность идет в связке с организационной – как новая/полная модель создания стоимости и исполнения оборонного заказа. И она же является базовой цивилизационной в наступающей постиндустриальной эпохе. А значит, первенство в ней дает свои дополнительные дивиденды, в т.ч. политические.

Полная модель создания стоимости – та, которая является гибридной. Сочетающей в себе отношения на основе купли-продажи и без таковых. Такой моделью является фондово-ресурсный механизм хозяйствования (ФМХ). Впервые применялся в России до 1917 года (купец и меценат В.Леденцев) и в 90-х годах, сегодня применяется в США (оборонном комплексе).

Основная идея ФМХ состоит в том, что все компоненты товара/услуги/проекта и его себестоимости собираются не через их покупку, а путем предоставления/объединения их владельцами в создаваемый товар/услугу/проект, который становится общедолевым. При этом отчуждения собственности на свои компоненты не происходит.

В результате можно говорить о полной или гибридной модели стоимости, когда внутри себя цепочка стоимости собирается вне трансакций купли-продажи, а конечному потребителю или госбюджету продается за деньги, через куплю-продажу. Собственно денежные отношения возникают только на финише цепочки стоимости.

Основные характеристики ФМХ при его применении для оборонного заказа следующие:

1) отсутствуют внутренние отношения купли-продажи между участниками общей цепочки стоимости – изготовителями конкретного вида вооружения;

2) поэтому не происходит отчуждения собственности на их активы и деловые возможности, тем самым не возникает общей собственности – но возникает общее распоряжение вместо владения и общий конечный доход к последующему распределению;

3) отсутствует промежуточное налогообложение, так как нет отношений купли-продажи – объекта налогообложения. Налоги возникают только при продаже общей продукции конечному потребителю, Минобороны. Общая налоговая нагрузка снижается;

4) существенно снижается себестоимость продукции из-за отсутствия промежуточного налогообложения и снижения потребности в кредитах для покрытия кассовых разрывов, стартового самофинансирования под оборонный заказ, развития. Денежная масса и потребность в деньгах резко снижаются. Привлечение кредитов теперь тоже может выглядеть по-другому – как вклад банка, а не кредит. В этом случае банку не надо отчислять резервы в Центробанк;

5) снижение себестоимости позволяет получить большие прибыль и рентабельность при той же цене конечной продукции или даже при ее снижении. Снижение цены (без потери доходности) часто имеет смысл - чтобы поддержать платежеспособность конечного заказчика. В целом, снижение цены при сохранении маржинальности ведет к росту коммерческих перспектив продукции, снижает риски как заемщика и повышает экспортный потенциал;

6) организационная схема ФМХ в себя включает ключевые элементы: учетную систему (депозитарий) обязательств участников цепочки стоимости, долевое значение которых будет основанием распределения общего дохода от конечной продукции; внутреннее планирование по цепочке; логистику взаимоотношений и ресурсов; Банк фонда; управляющую компанию (функцию, исполняемую одним из участников или Банком).

7) юридические формы для ФМХ в рамках российского законодательства – договор о совместной деятельности, договор присоединения (деятельностью, а не как форма объединения собственности на активы), товарищество на вере (когда вкладами являются фондированные обязательства участников в проекте).

Подробнее о проектах на основе ФМХ можно прочитать здесь.

Формула эффектов в ФМХ следующая: «эффекты ФМХ = экономия затрат + дополнительный эффект на курсовой разнице учетного рубля и валют + дополнительные эффекты от ФМХ как платформы». Если коротко, то «экономия затрат + новые возможности». Важно, что все эффекты достигаются внеинвестиционным, некапитальным способом, но чисто организационным (условно бесплатным).

Для различных участников оборонного заказа – государства, предприятий, банков, партнеров из частного бизнеса – эффекты свои и разные. Кратко их перечислим.

Для государства. ФМХ позволяет при том же самом оборонном бюджете:

а) профинансировать больше научно-технических разработок и производств или расширить их конкурирующую номенклатуру;

б) создать эффект дополнительной эмиссии рубля, не эмитируя его – обойти привязку эмиссии к валютной выручке госбюджета;

в) снизить госгарантии по займам оборонных предприятий;

г) расширить номенклатуру мобилизационных и импортозамещающих программ;

д) стимулировать переход в 6-й технологический уклад в оборонке через технологии последующего 7-го техноуклада – за счет новых моделей управления (ФМХ);

е) привлекать в оборонный сектор частный бизнес без образования с ним общей собственности и создания рисков для последнего подпадания под экономические санкции;

ж) устраивать межгосударственную кооперацию в ОПК (например, с Белоруссией) бесконфликтным образом – обнуляя вопрос передачи собственности в Россию, и помогая снизить затраты у страны-партнера через ФМХ, тем самым дополнительно поддержать его экономику.

Для оборонных предприятий. ФМХ позволяет:

а) снизить себестоимость и денежные средства, сохранив рентабельность;

б) уйти из под контроля Минфина США (санкций), т.к. учетные операции внутри ФМХ не являются куплей-продажей и проводками по расчетным счетам (но являются внутренними учетно-депозитарными записями);

в) отказаться или минимизировать займы;

г) повысить экспортный потенциал за счет безболезненного снижения цены;

д) развивать программы диверсификации в условиях ожидаемого снижения гособоронзаказа, в том числе, за счет сотрудничества с частным сектором без образования общего уставного капитала, тем самым повышать капитализацию интеллектуальной собственности без ее вывода с предприятия (фондируется только ее использование).

Для банков, связанных с ГОЗ. ФМХ позволяет:

а) снизить риски кредитования ОПК из-за снижения их долговой потребности/нагрузки и роста экспортного потенциала;

б) зарабатывать на операционном обслуживании депозитарного учета в ФМХ, тем самым найти себе источник дохода в условиях общего снижения маржинальности в банковской деятельности, в том числе под давлением IT-сектора (финтеха и криптовалюты);

в) получать часть общего долевого дохода в случае своего денежного вклада в ФМХ (вместо процента за кредит).

Для частного бизнеса. Через ФМХ он может сотрудничать с оборонкой, не претендуя на ее активы и не подставляя свои; сотрудничество не будет подпадать под санкции США. Экономические эффекты – общие для ФМХ.

В политэкономическом смысле суть ФМХ и его асимметричность состоит в том, что развитие должно состоять не просто в системе разделения труда (о чем нам все время твердят) и отношениях купли-продажи вокруг этого, а и в последующей системе соединения труда. Или, короче, на системе соединения труда. Именно это наиболее перспективно с цивилизационной точки зрения – новые формы кооперации. А управление ими и есть асимметричность организационных форм.

Более того, ФМХ является организационной платформой для реализации принципов минимизации управленческих и финансовых издержек по Р.Коузу и кооперации на рынке по Дж.Нэшу (нобелевские премии 1991 и 1994г). Платформой потому, что ФМХ организационно в себя включает не только производителей, но и рынок на условиях кооперации с ним. И это же является частным случаем построения экосистем бизнеса, к чему как к необходимости все тоже пришли.

Таким образом, новая формула гособоронзаказа, чтобы быть полностью асимметричной, следующая: «Новый оборонный заказ = новые/старые модели организации ОПК + новые/старые модели финансирования + сочетание государственного/частного секторов + промышленная/социальная части заказа».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть