Из Евро-Атлантики в Евразию через украинский «переход»

Павленко: Настаёт переломный момент трансформации глобальной безопасности
Евро-атлантическая система безопасности для России больше не актуальна
15 июня 2024  14:42 Отправить по email
Печать

Ну, вот и расставлены все точки над «i» вокруг конфликта России с НАТО на Украине. Выступление российского президента Владимира Путина перед руководством МИД и прозвучавшие в нём мирные предложения – важная, но далеко не главная часть доклада. Пять пунктов, которые, это подчеркнуто, фиксируют ситуацию на сегодня:

- полный вывод ВСУ из Луганской и Донецкой народных республик, Херсонской и Запорожской областей;

- нейтральный, внеблоковый и безъядерный статус Украины;

- демилитаризация и денацификация;

- фиксация в международных договорах российского регионального статуса Крыма, Севастополя, ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей;

- отмена западных антироссийских санкций.

Было добавлено, что «если Украина и Запад откажутся от российского предложения мира, то новые условия мирных переговоров будут другими». И уточнено: «подобные решения уполномочена принимать Верховная рада», что подкреплено подачей в розыск Владимира Зеленского, Петра Порошенко, Юлии Тимошенко. С этими персонажами переговоров не будет – они в российском понимании никто. Да, ставка делается на внутренние перемены в Киеве, несмотря на то, что по данным местных утечек, расстановка сил изменилась в пользу Банковой, где ситуацию в кулак взял Андрей Ермак. Но это только одна сторона вопроса. Ещё там идёт зачистка проамериканских кадров из страха, что Зеленского уберут свои же хозяева. Куда совокупность этих тенденций вырулит после непредсказуемых выборов в США – никто не знает, и ослабление расставленной на всех этажах киевской власти американской агентуры может помочь. Но потом, не сейчас. И не следует забывать, что 11 августа цугцванг наступает и для Рады; продлевать военное положение, чтобы узаконить дальнейшую несменяемость парламента, некому. Президента в Киеве нет. Счётчик щёлкает в обратном отсчёте. Осознавая это, ряд депутатов Рады, по информации спикера Госдумы Вячеслава Володина, зашевелились. Отметим: полная нелегитимность всей киевской власти, а до неё скорее всего всё-таки дойдёт, придётся на решающую фазу американской предвыборной борьбы, в условиях, когда ситуация на Украине – «Кощеева игла в яйце» действующей администрации Джо Байдена.

С самого начала было понятно, что инициативы российского лидера будут отвергнуты, никто ничего другого не ожидал. Но внести эти предложения Россия была должна, чтобы быть правильно понятой.

"Призывы нанести стратегическое поражение России, обладающей крупнейшими арсеналами ядерного оружия, демонстрируют запредельный авантюризм западных политиков. Они либо не понимают масштабы угрозы, которую сами порождают, либо попросту одержимы верой в собственную безнаказанность и в собственную исключительность".

Эта мысль Путина – именно о неминуемости этого отказа. Никаких иллюзий у России нет. И не было. Самое интересное: ожидаемо возбудились в Пентагоне, НАТО и в Киеве. Громче всех наговорил «просроченный», которого сказанное Путиным вообще не касается. С ним, повторим, никто разговаривать не собирается. Ему поддакнул советник Михаил Подоляк, вообще с какой-то стати заговоривший про деньги. «У кого чего болит»? Понимая, что никаких аргументов у него нет, Зеленский ухватился за соломинку «недоверия». Дескать, если выполнить российские условия, то русское наступление не остановится. Даже западные кураторы Киева так заявить не рискнули, ибо прекрасно знают, что слово Москвы – твёрдое, и гарантии железобетонные. Но поскольку условия для них неприемлемые, на эту тему лучше вообще промолчать, чтобы не терять лица. Зеленскому же, понятное дело, терять уже нечего.

Что показательно? И Ллойд Остин, и Йенс Столтенберг заняли не наступательную, а оборонительную позицию. «У России нет права…», «Нельзя ей позволить достичь военных целей…». Разве что Пентагон обмолвился о «встречном» тезисе «границ 1991 года», но всем понятно, что эта тема умерла вместе с провалом швейцарской конференции, где главы государств и правительств ожидаются только из стран ЕС, НАТО, других сателлитов США. Из списков, обнародованных правительством Швейцарии, следует, что Китай в Бюргенштоке не представлен вообще, от ЮАР заявлен президентский советник, от Бразилии – посол в Берне, от Индии – секретарь МИД.

Теперь о более широком международном контексте. Главы МИД БРИКС, в отличие от Швейцарии, только что собирались в Нижнем Новгороде; обозначилась уже ось инициаторов альтернативной конференции во главе с Китаем, с участием Бразилии и запросившейся в БРИКС Турции. REX подробно рассказывал об итогах. На второй день саммита прибыл глава МИД Саудовской Аравии, которая а) рассматривается местом проведения такой конференции, б) как раз на днях аннулировала нефтедолларовое соглашение с США; соединить одно с другим – и получаем новую диспозицию как в Евразии, так и в мировой экономике. Заявка, по сути обнуляющая Бюргеншток, сделана. Продолжение в октябре, причём, в конце месяца, на саммите глав государств БРИКС, аккурат под американские выборы. Надо полагать, к тому времени и на фронте следует ожидать новостей, учитывая путинское предупреждение о «других условиях» в случае отказа. Сам российский лидер, выступив в МИД, по ряду утечек, в ближайшие дни собирается в турне по маршруту Пхеньян – Ханой. Первая остановка – основная, на злобу дня. Встреча с Ким Чен Ыном «на счёт раз» затмит любой Бюргеншток и любую «семёрку» в итальянском Бриндизи. Подчеркнём: не наша была инициатива помещать украинский вопрос в более широкий контекст. Это решил сделать Запад, нанизавший конференцию в Швейцарии на один стержень с годовщиной высадки в Нормандии и саммитом «семёрки». Правда, случился прокол в виде евровыборов; на такой результат явно не закладывались, и случайно ли тот же Эммануэль Макрон по поводу вчерашних предложений из Москвы как в рот воды набрал. Не до того ему сейчас? Не до Украины? Вот и окружающие соседи, наученные горьким французским опытом, срочно бросились опровергать готовность отправить войска на «русский фронт». Но вы хотели «широкого контекста»? Получайте! Или опять думали, что вам можно, а другим нет?

Но это всё – присказка. Мы начали с того, что мирные предложения – не главное в выступлении Путина, они потому и были отнесены во вторую часть доклада. Главное – это российское видение новой глобальной архитектуры безопасности. Отметим, что главой МИД Сергеем Лавровым даже был применён новый термин – «глобальный Восток». «Глобальные Юг и Восток» в логике самостоятельной, суверенной и независимой от Запада политики.

Лавров заявил: «В приоритетном порядке наращиваем связи со странами мирового большинства, глобального Юга, глобального Востока и, соответственно, осуществляем перераспределение наших материальных и кадровых ресурсов, переводим их на те направления, которые наиболее востребованы в новых геополитических условиях».

Путин: «Очевидно, мы являемся свидетелями краха системы евро-атлантической безопасности. …Ее нужно фактически создавать заново. Все это требует от нас совместно с партнерами, со всеми заинтересованными странами, а таких немало, проработать свои варианты обеспечения безопасности в Евразии, предложив их затем для широкого международного обсуждения. …Речь идет о том, чтобы в обозримой перспективе сформулировать на Евразийском континенте контур равной и неделимой безопасности, взаимовыгодного, равноправного сотрудничества и развития».

И снова Лавров, уже в ответах на вопросы журналистов после отъезда президента. Вопросы евро-атлантической безопасности для нас более не актуальны!

Вот до этого момента очень многое говорилось о развороте на Восток. И многое делалось практически: от быстрого сближения с Китаем и КНДР до превращения восточных районов страны в сплошную зону опережающего развития. Но только на этом моменте – на вопросах безопасности – разворот можно считать состоявшимся и необратимым. Россия – часть не европейской, а евразийской системы безопасности. Ранее в МИД уже обмолвились, что разрыв с Европой – минимум на поколение. В том, что это не декларация, убеждает изложенный Путиным чёткий план. Во-первых, диалог с потенциальными участниками евразийской системы безопасности. В первую очередь с Китаем, с которым полное совпадение в части выдвинутой председателем КНР Си Цзиньпином инициативы глобальной безопасности; поскольку эта инициатива связана с двумя другими – по глобальному развитию и глобальной цивилизации, то все эти инициативы приобретают евразийское измерение. Случайно ли Китай именно сейчас инициировал утверждение в ООН Дня цивилизаций (10 июня) в дополнение к западной инициативе 2004 года о создании Альянса цивилизаций? «Ветер с востока одолевает ветер с Запада!».

Во-вторых, открытость евразийской системы безопасности для всех, включая страны НАТО. Что это как не приглашение Европы обратно в Евразию из Атлантики, в которой её откровенно топят?

Путин: «Главная угроза для европейцев – в критической и всевозрастающей, уже практически тотальной зависимости от США: в военной, политической, технологической, идеологической и информационной сферах».

США продавили в НАТО два года назад, на саммите в Мадриде, распространение НАТО с Евро-Атлантики ещё и на АТР, эквивалентом которого является байденовская «политика альянсов»? Нет, ребята! Безопасность Евразии – это интерес и дело тех, кто здесь проживает, а не залетных пастухов, сующих сюда нос в плохо скрываемых колониальных целях. Хотите присоединиться? Пожалуйста! Но! Не на «эксклюзивных» условиях, обеспеченных участием США и Канады во всех европейских соглашениях, включая Хельсинки-1975, а на равных и общих для всех. Европа – западная оконечность Евразии. Не меньше. Но и не больше. Кстати, складывается впечатление, что евразийская инициатива безопасности ставит крест в том числе и на хельсинкском процессе, снимая вместе с евро-атлантической геополитикой еще и конъюнктурным образом продвигаемую правозащитную тематику вместе с сонмом паразитирующих на ней институтов во главе с Советом Европы и ОБСЕ. И если так, то это отрадно, ибо автор этих строк никогда не скрывал, что считает советскую подпись под Заключительным актом 1975 года серьезной ошибкой, ставшей одним из факторов, предопределивших разрушение СССР.

В-третьих, активизация сближения многосторонних форматов и организаций. Здесь, на фоне взрывного расширения БРИКС, имеет смысл что-то разъяснять разве что армянскому премьеру, которому, похоже, никакие разъяснения уже не в коня корм. Как говорил один беглый олигарх, «умные учатся не на чужих, а на своих ошибках, а дураки вообще необучаемы». В-четвертых, приоритет внутриевразийских гарантий безопасности; тех, кто не отсюда – с вещами на выход. В-пятых, — экономика, социалка, интеграция, вся гуманитарная повестка «устойчивого развития», но! На основе внутренних (!), а не внешних механизмов реагирования. Эти вопросы важны, но они – в подвале безопасности, которая – безусловный приоритет. А то, что такое «устойчивое развитие» в первоначальном замысле? Вытянуть экологическую безопасность из общего списка аспектов национальной безопасности и поставить вперед всего, подчинив ей интересы глобального (не)развития. И использовать в качестве инструмента внешнего вмешательства. Извините, но природа для людей? Или люди для природы? Нас-то в последнем уже тридцать лет как пытаются убедить!

Итак, украинский кризис – не сам по себе. Это переломный момент трансформации глобальной безопасности из гегемонистского евро-атлантического приоритета в равноправный евразийский. В рамках этих новых реалий выстраивается вся заново формирующаяся система экономической и торговой логистики. Что касается предложений по разрешению украинского кризиса, то они адресованы не столько Киеву, сколько Западу. Это российский ответ на затеянную Вашингтоном и НАТО эскалацию противостояния с попытками перенесения военных действий вглубь нашей страны. Российские предложения уже отвергнуты – кто бы сомневался. Значит, будут новые территориальные освобождения, новые референдумы и новые конституционные изменения. До тех пор, пока евразийская модель безопасности не будет осмыслена и принята Западом в качестве неизбежной константы, которую нельзя отрицать. А можно лишь решать – каждому для себя – принимает он эту модель или остаётся на периферии евразийских процессов, которые формируют новый центр мира. Место Украины или того, что от нее останется, или территории бывшей Украины – разумеется, в Евразии. Все, что западнее – пусть определяется самостоятельно. На выбор. Яснее, чем выразился Путин, сказать было невозможно. Имеющий уши – да услышит. Особенно имея глаза, которыми видит, что происходит.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть