Владимир Путин: «Не лучше ли идти до конца?»

Владимир Павленко пояснил слова Путина «идти до конца»
21 июня 2024  13:43 Отправить по email
Печать

Завершая визит во Вьетнам, президент России Владимир Путин во время выхода к прессе, сделал важнейшее заявление, дающее окончательный ответ на все вопросы, которые связаны с СВО, по поводу которых в СМИ ломались копья:

"[Запад] говорит о том, что хочет добиться стратегического поражения России на поле боя. Что это означает для России? Для России это означает прекращение ее государственности. Это означает конец тысячелетней истории Российского государства. …А тогда встает вопрос: а зачем нам бояться? Не лучше ли тогда идти до конца?"

Глава государства заострил до предела всё, что говорил до этого. По сути, он повторил слова из знаменитого сталинского обращения от 3 июля 1941 года: «Дело идёт …о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР, о том – быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение». О том, что это значит с точки зрения геополитики, рассуждает обозреватель REX Владимир Павленко.

Хотя Путин и сослался на формальную логику, вопрос поставлен на самом деле куда круче – экзистенциально. СВО такой постановкой вопроса ставится в один ряд не только с Великой Отечественной войной, но и с другими священными войнами в защиту Отечества, которые мы вели на протяжении всей своей многовековой истории. Даже Гражданская война, которой бы не было, если бы не иностранная военная интервенция, мы сейчас своими глазами видим, как это происходит, была войной за выживание страны. Решался вопрос, будет у нас суверенитет или мы вернемся в состояние «февральской раздробленности» - марионеточной государственности под пятой у Запада. Мечтал же полковник Хаус, «тень за троном» президента США Вудро Вильсона, как он себя называл, чтобы в мире была не одна Россия, а четыре – «Сибирь и поделенная европейская часть страны». А секретное французско-британское соглашение о разделе России от декабря 1917 года? Тот же Уинстон Черчилль прямо вспоминал в мемуарах «Мировой кризис», что белогвардейцы сражались за западные интересы. Как сейчас бандеровские нацисты. Гитлеровский Генеральный план «Ост» с дополнением в виде плана «Ольденбург» - «хозяйственного освоения» нашей территории с ее разделом на восемь «рейхскомиссариатов» – не изобретался с нуля, а стоял на фундаменте англо-американских разработок. Против России Запад всегда един, и если сцепляется внутри себя, то лишь по одной причине – выясняют, кому нас грабить. Если отойти от «лирическо-наивной» трактовки Антигитлеровской коалиции и посмотреть в глаза исторической правде, нетрудно увидеть, что второй фронт, на 80-летие открытия которого во Франции недавно собирался весь этот паноптикум «хромых уток» во главе с похожим на мумию «дедом Бидоном», открывался против Гитлера только условно. Все больше подтверждений, что немцы ждали союзников, чтобы вместе пойти против нас. Пошло «не так» у них потому, что Гитлера, который мешал, нельзя с ним было идти на мир, заговорщикам, за которыми, когда и если откроют архивы, выяснится, что стояли британские спецслужбы, устранить не удалось. И пришлось «союзничкам» воевать до конца, на ходу создавая с главарями СС интригу с переговорами Алена Даллеса и Карла Вольфа в Швейцарии; у меня здесь прямые ассоциации возникают с нынешней швейцарской конференцией, которая также провалилась, разделив судьбу тех предательских контактов за нашей спиной. Точно также атомные бомбы только формально сбрасывались на Японию, а фактически – это был акт устрашения Советского Союза. Так что история повторяется в очередной раз, и Путин очень правильно сделал, что публично зафиксировал это понимание, эту не только политическую, но и, если угодно, нравственную позицию. «Идет война народная. Священная война!», - подчеркивает политолог. И еще четыре строчки из этой великой песни просятся, чтобы их процитировать:

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Как два различных полюса

Во всем враждебны мы.

За свет и мир мы боремся.

Они – за царство тьмы.

Разве сегодня по-другому? Разве тьма снова не наползает? В событиях на Украине две составляющих, два конфликта в одном – иностранная военная интервенция НАТО и гражданская война на западной окраине Русского мира, если угодно, исторической Российской империи. Именно в таком порядке: иностранная военная интервенция - во-первых, и гражданская война, которой бы и в этом случае не было без западного вмешательства в виде кровавого государственного переворота 2014 года и насаждения в Киеве нацистского режима - во-вторых. Гетманщину сменила петлюровщина, некоторые предводители которой, удрав потом от русской Красной армии, пошли в услужение Гитлеру, даже возглавляли у него службу безопасности, соединившись у нацистов с некоторыми монархистами. Кто не верит – пусть обратится к наследию крупного священнослужителя митрополита Иоанна (Снычева), к его книге «Самодержавие духа», отмечает эксперт. А сейчас эти отбросы, вновь убежав из Киева после нашей Победы, куда, думаете, денутся? Туда же! И будут шипеть на нас из тех же самых немецких и канадских подворотен.

Почему Западу так поперёк горла Россия? Хотя этого и не хотят понимать доморощенные «западники», думающие, что если сдать максимум позиций, то можно будет скорее заработать от Запада бочку варенья и мешок печенья. Говорил же министр Козырев, что у России «нет национальных интересов», чем ввёл в ступор, почти лишив дара речи, даже такого прожженного политикана как Генри Киссинджер. И придя в себя, тот вынужден был объяснять, что если нет интересов, то незачем вести переговоры, а если переговоры ведутся – значит, интересы есть, другое дело, в чем они заключаются. У Запада два мотива. Один экзистенциальный, если угодно мифологический. Когда в XV веке образовалось централизованное Русское государство, Запад впал в шок, ибо привык видеть на своих восточных рубежах некое аморфное «болото», «перекати-поле». Они истерически хотят вернуться к тому состоянию, чтобы вольготно себя, как они считают, чувствовать. Даже нет понимания, что в этом случае их ожидает второй фронт с исламом – внешний, в дополнение к внутреннему. Те же поляки, это западные русские на самом деле, окатоличенные, столько бодались с нами за что? За государственную организацию единого геополитического пространства. Если бы они победили, граница Запада прошла бы по Волге, превратившись в рубеж кровавого противостояния с исламом, который никогда не примирился бы с католической экспансией. Спасла ситуацию наша, русская победа. Опять, священная! Второй мотив нападать на Россию у Запада сермяжный, экономический. Глобально-фашистский проект «глобализм» - гад, которого выносило западное чрево, озабоченное «бременем белого человека», требует централизации всех ресурсов в руках западных монополий. Западное экстерриториальное глобальное государство базируется на ресурсах Востока, и до 40% этих ресурсов – в России. Невозможен глобализм без России. Ресурсов под него нет – это раз. И угроза альтернативного глобального проекта не исчерпана, ибо нет монополии, а есть конкуренция, это два. Вот по этим двум главным причинам они от нас не отстают и не отстанут до тех пор, пока сохраняют позицию гегемона. Вся западная геополитика выстроена на борьбе англосаксонского Моря с русской Сушей, которую нужно завоевать, чтобы править миром. Цель англосаксов – мировое господство. Один из главных идеологов этой системы взглядов – Сесил Родс, основатель тех глобальных институтов, из которых сложилась нынешняя система англосаксонского контроля над миром. Та самая, которая сейчас затрещала по швам, уточняет Павленко. Помните, что сказал в 1945 году маршал Победы Г.К. Жуков? «Нашей победы они нам не простят!». А Кейтель после подписания капитуляции что от него услышал? «Вы можете идти. Исторический спор славян с тевтонами окончен». Вот эти две гениальные цитаты исчерпывающим образом объясняют суть русских противоречий с Западом, уверен эксперт.

Что значит для нас «идти до конца», не обращая внимания на натовские угрозы и эскалацию? Поскольку Украина в данном случае – это не субъект, а территория, на которой происходит борьба субъектов – Запада и России, об этом еще Бжезинский прямо писал, наша задача, наша победа в том, чтобы отодвинуть Запад за пределы нашей исторической территории. Можно этого достичь компромиссом? Теоретически да, но я, честно говоря, не знаю, что должно произойти, чтобы западные элиты успокоились. Как минимум, восстановление русской Новороссии с заключением остатков украинской государственности в лубочное образование, основанное на строгом, демилитаризованном нейтралитете и на гарантиях безопасности строго со стороны России, без доступа Запада. В нашей сфере геополитической ответственности. Если говорить о максимуме, то проблема нашей безопасности, на мой взгляд, решается воспроизводством раздела Европы, причем, на этот раз множественного. Не только на Запад и Восток, но и на протестантский Север и католический Юг. На фоне той самой Большой Евразии, которую наш президент выстраивает вместе с председателем КНР Си Цзиньпином. Евразийская система безопасности. «Идти до конца», как говорит Путин, — значит, как мне представляется, добиваться формирования такой системы, в которой Запад будет, наконец-то, отодвинут в ареал своего естественно-исторического обитания. Что с ним там будет без возможности эксплуатировать окружающих – проблемы самого Запада, заключает обозреватель REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

mvv9338388
Карма: 259
24.06.2024 14:26, #51221
Спасибо, Владимир Борисович! Договориться с ними нельзя, либо мы, либо они! В одной экологической нише два вида не живут! Путин это знает... Вот и пойдем, до конца...
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть