Директор информбюро НАТО в Москве: «Сегодня около 30 стран являются потенциальной угрозой»

Существуют ли разногласия между Россией и НАТО? Какова вероятность переформатирования перевалочного пункта НАТО в Ульяновсе в военную базу? Станет ли участвовать НАТО в возможной военной операции против Ирана? Как оценивают представители НАТО свои действия на Балканах и в Ливии? На эти и другие вопросы в интервью ИА REX ответил директор информбюро НАТО в Москве Роберт Пшель.
4 октября 2012  14:15 Отправить по email
Печать

Действия НАТО на протяжении десятилетий вызывают неоднозначное мнение среди экспертного сообщества как в России, так и во всём мире. Европейские специалисты считают военные операции НАТО на Балканах и в Ливии логичным следованием предписанию Совбеза ООН, а также поддерживают расширение системы ПРО, их российские коллеги считают военные операции НАТО действиями, противоречащими международному праву, и уверены в том, что система ПРО однажды может повернуться в сторону России. Существуют ли разногласия между Россией и НАТО? Какова вероятность переформатирования перевалочного пункта НАТО в Ульяновске в военную базу? Станет ли участвовать НАТО в возможной военной операции против Ирана? Как оценивают представители НАТО свои действия на Балканах и в Ливии? На эти и другие вопросы в интервью ИА REX ответил директор информбюро НАТО в Москве Роберт Пшель.

ИА REX: Какие разногласия существуют между Россией и НАТО сегодня?

— Я бы не назвал это разногласиями. Мы ещё не договорились по всем формам сотрудничества, связанным с ПРО. Какие-то темы есть. Я думаю, это нормально: разногласия бывают между разными странами. Без разногласий даже скучно! Но важно отметить, что в тех областях, по которым у нас есть согласие и понимание — их больше.

ИА REX: Роберт, расскажите про систему ПРО. Многие эксперты говорят о том, что эта система всё ближе подбирается к России. Сами же представители НАТО говорят, что система ПРО является оборонной. А против кого она обороняется?

— Эта система придумана как система обороны против угроз, которые находятся за пределами Европы. Короче говоря, это абсолютно не связано с Россией вообще. Союзники работали над системой ПРО уже много лет, обсуждали угрозы. Страны НАТО считают, что угрозы существуют. Также рассматривалась техническая возможность создать какую-то форму защиты. Конечно, американская система здесь является ключевым элементом, но не главным. Третий вопрос заключался в возможности сделать это в форме НАТОвской системы. Это сделать можно, потому что системы направления, разные элементы совместно с американскими системами могут дать уровень защиты. Нужно подчеркнуть: это система, которая вырабатывается. Идёт процесс выработки. Нам нужно будет время на выработку. Но эта система ни в коей мере не связана с Россией. С Россией нас связывает только сотрудничество, потому что наши оценки по многим вопросам даже если и не полностью совпадают, то они похожи. У России тоже есть возможность создать какие-то формы защиты наших территорий и даже народов от угрозы за пределами Европы. Сегодня хватит 3-5 ракет, чтобы уничтожить крупный город. В этом — интрига, и мы хотим с этим работать.

ИА REX: Вы упомянули о том, что за пределами Европы существует угроза для НАТО. А что это за угроза?

— Политика НАТО такова: мы не называем конкретных стран — это делают союзники. Но, к примеру, во время Холодной войны баллистические ракеты существовали только в США и СССР. Сегодня мы считаем, что около 30 стран или имеют, или будут иметь такую технологию, связанную с баллистическими ракетами разной скорости и разного радиуса поражения, которые могут перерастать уже в средства массового уничтожения. Это серьёзная перспектива. Я, повторюсь, не хочу называть страны, но есть такие страны, которые ведут себя жёстко в международной политике, и такие угрозы реальны, мы не считаем их science-fiction’ом. Поэтому наша система придумана на тот случай, если такая угроза станет ещё более реальной. Если это случится, мы не будем сидеть и говорить, что мы ничего не будем делать — это безответственно. Так считают все страны НАТО, в противном случае они бы не приняли решения о строительстве такой системы.

ИА REX: Сегодня Россия также активно развивает обороноспособность. Находится ли Россия в списке стран, потенциально несущих угрозу для НАТО?

— Абсолютно нет. Как я уже сказал, мы считаем Россию партнёром, и не только по теме ПРО. Бывает, что у нас возникают разногласия, возникают сложные моменты, но Россия — это партнёр. Мы не считаем Россию проблемой, мы считаем её партнёром для решения проблем. Мы говорим об угрозе распространения ядерного вооружения — это угроза и для нас, и для России, как и терроризм и пиратство. Даже если у нас и бывают разные взгляды на те или иные вещи, мы смотрим друг на друга как на партнёров. Россия ни в каком смысле не находится в списке тех стран, которые несут угрозу международной безопасности.

ИА REX: Сегодня обстановка вокруг Ирана накаляется, причём накаляется довольно резко и быстро. НАТО будет участвовать в военной операции в Иране, если такая операция всё же состоится со стороны США?

— Как НАТО, так и союзников НАТО волнуют вопросы, связанные с ядерной политикой Ирана, но если мы говорим о каких-то операционных вопросах, то НАТО этим не занимается. Давайте оставим этот гипотетический вопрос, на который я не могу ответить, потому что правда в том, что мы не занимаемся планировкой операционных аспектов.

ИА REX: Но в то же время мы знаем о военной операции в Ливии. Многие эксперты считают это доказательством интервенции НАТО.

— Каждая интервенция в последние несколько лет происходит на основе резолюции Совета Безопасности ООН. Мы, конечно, знаем критические оценки операции, которую НАТО провело в Ливии, но здесь все согласны с тем, что она проходила на основе резолюции ООН. Нашей целью не была интервенция в Ливию — это несерьёзно. Речь шла о защите о защите гражданского населения в Ливии в свете заявлений, которые могли повлечь за собой массовые убийства мирного населения. Мы занимались эмбарго воздушного пространства, эмбарго морских путей и защитой гражданского населения. Нашим противником не была Ливия — наоборот, мы защищали гражданских, и здесь мы считаем, что свою роль на основе резолюции Совбеза ООН мы выполнили. А уже сами события в Ливии решают люди, которые там живут. Так что НАТО в этом смысле не имеет определённых заранее планов — что, мол, «вот здесь мы проведём свою интервенцию». Нет, мы существуем на основе международного права и на основе резолюции Совбеза ООН, и это касается операции в Ливии, это касается операции в Афганистане, операции против пиратства. Такая наша практика. Можно это критиковать, но неплохо это же и отметить.

ИА REX: Многие правозащитники в то же время говорят о том, что во время военной операции в НАТО погибло большое число гражданского населения — непосредственно от авиаударов и военных действий. Можете прокомментировать эти заявления?

— Мы очень серьёзно относимся к таким заявлениям, потому что были разные вопросы со стороны серьёзных организаций. Мы проводили расследование, и нужно признать одно: мы не проводили сухопутных операций — у нас были лишь воздушные и морские операции. Согласно нашему расследованию, в операциях, которые вело НАТО, не погибло какое-то большое число гражданского населения. Есть подозрения, что там могло быть какое-то небольшое число, но это цена...  Конечно, каждая жизнь важна, но, согласно расследованию, от наших операций не погибло какое-то огромное количество населения. Если вы не желаете верить нам, то существует оценка ООН, которая была сделана генсеком ООН Пан Ги Муном. Он сказал, что с точки зрения ООН НАТО выполнило все задачи в рамках этой резолюции. Это самое главное. Благодаря нашей операции появилась возможность защитить большую часть населения Ливии.

ИА REX: Возвращаясь в 90-е годы. В уставе НАТО говорится о том, что территория НАТО защищается от агрессии извне. В таком случае возникает вопрос: чем Югославия угрожала территории НАТО в 1999 году?

— Если вы имеете ввиду Косово, то это не была операция пятой статьи. Балканы были регионом, в котором пролилась кровь в 90-е, и это было первыми масштабными трагическими событиями со времён Второй Мировой войны. Давайте не забывать, что в Боснии погибло около 100 тысяч человек. Это было страшно. Наша операция не была связана с пятой статьёй — она была связана с усилиями международного общества. Можно долго объяснять, почему такое решение было принято, но, короче говоря, руководители стран НАТО и международное сообщество не желали, чтобы в Косово произошло то, что произошло в Боснии, а именно — убийство более 100 тысяч человек.

ИА REX: Многие правозащитники также говорят о том, что в 1999 году переговоры между Белградом и Приштиной уже велись и находились в активной стадии, а бомбардировки Белграда прервали эти переговоры. Можете прокомментировать эти заявления?

— Я могу вам сказать так. В это время я работал в рамках делегации своей страны в НАТО и участвовал в заседании Североатлантического альянса, и я помню, как сложно было прийти к этому решению. Короче говоря, НАТО как организация не хотела применять какие-либо военные средства. Проблема была в том, что готовность президента Югославии Слободана Милошевича прийти к мирному урегулированию вопроса была нулевой. Я помню последние заседания, на которых обсуждался момент касательно того, что мы не хотим этого вмешательства, но у нас нет другого выхода. Даже это решение было так построено, что все послы попросили НАТО, чтобы представители НАТО ещё раз поехали в Белград, проговорили и предупредили: «Господин Милошевич, мы не хотим использовать военные силы, но вы нам не оставляете другого выхода». Всё это шло, как я уже сказал, из Боснии. Честно говоря, я думаю, что если бы был шанс передвинуть всю эту ситуацию в русло мирного урегулирования, то НАТО только поддерживало бы этот процесс. Но, насколько мне известно, таких шансов не было.

ИА REX: Возвращаясь к теме России. Большой резонанс в российском обществе вызвала информация о создании перевалочного пункта НАТО в Ульяновске. Есть какие-то гарантии, что перевалочный пункт в Ульяновске волшебным образом не превратится в полноценную военную базу, как того опасаются многие россияне?

— Вице-премьер Дмитрий Рогозин уже обещал ящик коньяка тому, кто найдёт военную базу НАТО в Ульяновске. Я тоже уже пообещал ящик польской водки или шоколада. Если говорить серьёзно, то это не вписано ни в какой сценарий. Речь идёт не о базе, а о перевалочном пункте, где нужно перебросить грузы — военные, но не летальные: это не оружие и не что-либо ещё, чем можно убить. К примеру, контейнеры, прилетающие из Афганистана, нужно перебросить на железный транспорт. Всё! Это уже третий подобный договор — два других прекрасно себя зарекомендовали. Если вы не доверяете нам, тогда поверьте своим экспертам. Невозможна ситуация, при которой представители России согласились бы на какой-то договор, бесполезный для России, или чтобы Россия была довольна. Здесь всё предусмотрено: есть масса уточнений с точки зрения проверки, с точки зрения подробных досмотров вроде таможни, и так далее. Это science-fiction — сделать базу в Ульяновске. Об этом не идет речи.

ИА REX: Во многих постсоветских странах сейчас открываются некоммерческие организации НАТО — например, в той же Белоруссии в 2011 году. Какова цель этих организаций?

— Признаюсь вам, это для меня новость. Я имею честь представлять информационное бюро НАТО в Москве, оно существует на основе договора между НАТО и МИД РФ. Существуют такие же информбюро и в нескольких других постсоветских городах — в Киеве, например. Но это существует на основе договора. А что касается деятельности каких-то организаций — это другая вещь. НАТО — международная организация. Честно сказать, то, что вы рассказали — новость для меня, признаюсь.

ИА REX: Какие из постсоветских стран в ближайшее время могут стать членами НАТО?

— На сегодня можно говорить об одном простом принципе: мы никого в НАТО не тянем. Это процесс, который играет ключевую роль в самой стране — если страна заинтересована, и НАТО уверено, что страна будет выполнять все обязательства организации. На сегодня в такой категории находятся такие страны, как Грузия, как Черногория, как Босния и Герцеговина, Македония. Каждая из этих стран находится на разных этапах. Это страны-кандидаты. Если будут какие-то другие страны, то, конечно, будем рассматривать. Интересный пример — Украина. Если бы эта страна была заинтересована, то в долгосрочной перспективе мы хотели бы видеть её членом НАТО. Но на сегодня Украина выбрала другой путь, который мы уважаем.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Действия НАТО на протяжении десятилетий вызывают споры среди экспертов как в России, так и за рубежом. На Западе считают военные операции НАТО на Балканах и в Ливии логичным следованием предписанию Совбеза ООН, а также поддерживают расширение системы ПРО, в России считают военные операции НАТО действиями, противоречащими международному праву. Эти и другие вопросы корреспонденту ИА REX разъяснил директор информбюро НАТО в Москве Роберт Пшель.

Комментарии читателей (1):

alexsvezh
Карма: 5
11.10.2012 16:52, #4020
Слова, слова... А дела говорят совсем о другом.НАТО- это сейчас агрессор, захвативший некоторые страны и желающий захватить новые (Россия в том числе)
Подписывайтесь на ИА REX
COVID-19
59.2% Изменит мироустройство глобально.
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть