В ответ на российско-китайскую консолидацию Вашингтон грозит миру ядерной дубинкой

Эпохальный визит Си Цзиньпина в Москву Вашингтоном воспринят следующим после ближневосточного провала признаком утраты глобального доминирования…
22 марта 2023  20:09 Отправить по email
Печать

Три афоризма лучше всего характеризуют итоги завершившегося сегодня государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в Российскую Федерацию. Сам китайский лидер на ступеньках Большого Кремлевского дворца, где проходили переговоры делегаций в узком и расширенном составе, сказал российскому президенту Владимиру Путину: «Сейчас идут перемены, которых не было сто лет. Когда мы вместе – мы двигаем эти перемены». И в ответ на согласие с этим нашего лидера, добавил: «Берегите себя, дорогой друг!». Нет сомнений, что после московских договоренностей, с учетом обструкционистской позиции, занятой США и коллективным Западом, беречь себя следует обоим нашим лидерам как гарантам тех самых столетних перемен, которые человечество ждет уже с окончания первой Холодной войны. Ни России, ни Китаю в одиночку добиться этих глобальных перемен пока не по силам, а вместе наши страны создают, точнее восстанавливают глобальный баланс, избавляя планету от замаячивших перед ней перспектив однополярной диктатуры. Именно это скорее всего и имел в виду Си Цзиньпин, покидая Кремль после визита, который вне всякого сомнения войдет в анналы истории как переломный.

Ранее на ИА REX: Депутат Гурулёв о масштабах последствий визита Си Цзиньпина: нас ждёт новый миропорядок

Второй «итоговый» афоризм принадлежит официальному представителю МИД КНР Ван Вэньбиню, который, комментируя вал обвинений в адрес Пекина с Запада за поддержку Москвы, заявил: «Мы рекомендуем американской стороне задуматься над собственной ролью в вопросе Украины, свернуть с ошибочного пути подливания масла в огонь и прекратить сваливать вину на Китай». При «дальнейшей эскалации конфликта», по его словам, есть риск «охвата кризисом всего мира». Говорящий факт: позволив себе еще вчера прямые нападки на Си Цзиньпина, американский госсекретарь Энтони Блинкен, он уже сегодня, видимо, «включив голову», срочно засобирался в Пекин, поездку в который высокомерно «отложил до лучших времен» всего полтора месяца назад. «Времена» настали быстрее, чем казалось, хотя далеко для Вашингтона и не лучшие. Причем, показательным является тот факт, что о предстоящей поездке Блинкена общественность оповестил не Госдеп, а Белый дом, что, видимо, является своеобразной компенсацией за гробовое молчание на тему российско-китайских переговоров его хозяина Джо Байдена.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Ранее на ИА REX: Взаимодействие России и Китая делает серьёзный вызов создателям глобального хаоса

Третьим афоризмом дня можно считать заявление недавно посещавшего Пекин и Тегеран белорусского президента Александра Лукашенко. Отвечая на вопросы журналистов, он в привычной жесткой манере охарактеризовал ситуацию без обиняков. «Ничего лучшего для нас, для России, для Китая Запад не сделал, как объединив нас воедино… А против этого фронта они не выстоят. Поэтому они бесятся», - констатировал Лукашенко, заострив западные фобии до полной невозможности сделать хорошую мину при плохой игре. Ибо следует понимать, что вести себя иначе, учитывая господствующие глобалистские устремления своих элит, Запад не мог; нет в западной политической культуре традиций равноправного диалога, а есть вошедшая в кровь и плоть пресловутая «игра с нулевой суммой»: если не я тебя нагибаю, значит, ты меня. И потому Запад вел себя как обычно, в расчете на традиционную политику «Разделяй – и властвуй», а также на многие годы оправдывавшую себя линию нажима, давления и запугиваний, которая стала давать регулярные сбои только в последние годы. С того самого момента, как усилиями Путина и Си произошло стремительное российско-китайское сближение, которое Запад поначалу недооценил, а затем попросту прозевал. Бжезинский, еще четверть века назад предупреждавший западные элиты о «недопустимости» создания в Евразии альянса, способного бросить вызов американской гегемонии, наверное, в гробу вертится.

Как поведет себя Запад дальше? К сожалению, практически нет сомнений в том, что по горячим следам будет избран вариант дальнейшей конфронтации. Собственно, она уже происходит. В канун приезда в Москву китайского лидера коллективный Запад – именно он, как признался Блинкен, – продавил решение Гааги о так называемом «ордере» на так называемый «арест» российского лидера. В день прибытия Си Цзиньпина в Москву в морской акватории у побережья Румынии начались военно-морские учения «Морской щит – 2023», в ходе которых помимо всего прочего отрабатывается логистика переброски натовских сил на Украину. А во время пребывания китайского лидера в российской столице британское минобороны сообщило о готовности поставить ВСУ снаряды с урановыми наконечниками, что нельзя рассматривать иначе, чем первый шаг по переводу противостояния в ядерную плоскость. Хотя формального отношения к ядерному оружию этот вид боеприпасов не имеет, в политике огромная роль принадлежит символизму принимаемых решений, а он в данном случае налицо. Тем более, что ядерная тема в самом непосредственном виде начинает открыто раскручиваться на Дальнем Востоке, где на фоне российско-китайской встречи в верхах произошли события, предупреждающие о близости прямой военной конфронтации.

С 13 по 23 марта в Южной Корее проводятся военные маневры «Щит свободы – 2023», которые представляют собой комплекс из двух десятков учений, в которых участвуют и сухопутные силы, и ВВС и ВМС; наиболее провокационной их частью является отработка американо-южнокорейским контингентом десантных операций. Это нельзя рассматривать иначе, как подготовку к морскому вторжению на территорию КНДР. И именно поэтому предпринятые Пхеньяном ответные действия, в рамках которых осуществлены запуски баллистических ракет, как малой и средней дальности, так и МБР (межконтинентальных баллистических ракет), а также стратегических крылатых ракет, встречают истерические нападки Вашингтона и Сеула. Более того, южнокорейским информагентством «Ренхап» уже объявлено, что на июнь запланированы еще одни, крупнейшие за всю историю учения, в ходе которых намечаются тренировки по применению высокотехнологичных вооружений. А в сентябре представители контингента США, размещенного на Юге Корейского полуострова, впервые примут участие в праздновании дня южнокорейской армии. По замыслам сеульского политического руководства и военного командования, это продемонстрирует расширение возможностей «сдерживания КНДР».

Теперь самое главное. Только на днях поступила информация о существенном продвижении планов создания Вашингтоном восточного аналога НАТО, а теперь появляются и подробности нового «тихоокеанского» альянса в составе США, Канады, Японии и Южной Кореи. Его перспективы будет обсуждаться на «большой семерке» в Хиросиме в мае, а в октябре он будет представлен на ежегодном консультативном совещании союзников по безопасности (SCM). США явно продавили Сеул на предмет прямого включения страны в многосторонний военный альянс. Раньше южнокорейские власти этого избегали, не желая рисковать ни перспективами корейского объединения, ни сложившимися отношениями с Китаем, а также не испытывая стремления сближаться с Японией, к которой у Южной Кореи свои исторические счеты. Однако властная рокировка в Сеуле с приходом в «голубой дом» (президентскую резиденцию) проамериканского лидера Юн Сок Ёля, сменившего в целом расположенного к Пхеньяну Мун Чжэ Ина, поменяла южнокорейские приоритеты; новый президент, бравируя поначалу антиамериканской риторикой, двинулся издалека, с последовательного подрыва всех договоренностей с КНДР. За этим последовала резкая активизация совместной с США военной активности, и вот теперь выход на полноценный военный альянс. Поскольку США вместе с Японией уже входят в блок Quad (с Австралией и Индией), а США с Великобританией и Австралией – еще и в блок AUKUS, новая «четверка» с южнокорейским участием скорее всего соединит все существующие альянсы не только между собой, сформировав перекрестное блокирование региональных сателлитов Вашингтона и Лондона против России и Китая, но и с НАТО, учитывая возросшую экстерриториальную, по сути глобальную активность Североатлантического блока. Все эти процессы подготовлены многочисленными поездками в регион как самого Байдена, так и глав Госдепа и Пентагона, а также генсека НАТО. В свою очередь, дальневосточные участники будущего «большого альянса» в прошлом году уже приглашались на мадридский саммит НАТО. И очень похоже, что таким образом выстраивается многосторонняя координация с явочной передачей функций стратегического планирования в АТР не только в Вашингтон, но и в полностью подконтрольную ему штаб-квартиру НАТО в Брюсселе.

Однако НАТО – ядерный альянс, в который, наряду с США, входят еще две ядерные державы – Великобритания и Франция. В день начала «Щита свободы», 13 марта, мэр Сеула О Се Хун прямо и открыто призвал к получению Югом ядерного оружия; ранее стало известно о подготовке к созданию южнокорейского координационного ядерного центра. За размещение на полуострове ядерных вооружений США не раз высказывались и американские официальные лица. Почва под это подводится переброской для участия в учениях разнообразных носителей ядерного оружия; готовится база под их постоянное размещение в регионе, а также под расширение их поставок южнокорейской армии.

Нет сомнений в трех вещах. Первое: США, Британия, Канада, как англосаксонское ядро НАТО, берут на себя ведущую роль и в агрессивных приготовлениях в АТР. Уже объявлено о фактической передаче военных ядерных технологий еще одной англосаксонской стране – Австралии, включенной в систему военных связей НАТО и тихоокеанских блоков. В практическую плоскость переведено ядерное перевооружение Сеула, а также «нуклеаризация» на полуострове войск США. В безъядерном статусе пока остается только Япония; однако на фоне быстрого наращивания военной мощи, особенно морской, легализация и так по некоторым данным имеющихся ядерных возможностей Токио становится вопросом времени. Недостаток жесткой организации, которой располагает НАТО в Европе, Вашингтон на Востоке собирается компенсировать ядерным вооружением своих основных сателлитов.

Второе. Даже такой формальный признак, как название учений, в котором и на Западе, и на Востоке присутствует одно и то же слово «щит», наглядно свидетельствует в пользу теснейшей координации военно-политических приготовлений США и НАТО на обоих основных ТВД. Собственно, именно на такую координацию направлена и так называемая «индо-тихоокеанская» стратегия Вашингтона, единственной целью которой является втянуть в антикитайские, а через них и в антироссийские расклады еще одну ядерную державу – Индию. С одной стороны, Дели входит в Quad, возглавляемый США, и имеет с Пекином территориальные противоречия. С другой стороны, он связан тесным взаимодействием с Москвой, не только торгово-экономическим, но и военно-техническим. Расчет США стоит на том, чтобы заставить Индию сделать однозначный выбор и «сложить все яйца» в американскую «корзину». У Вашингтона этого не получается; Индия не поддерживает антироссийские санкции, и скорее всего так и не поддержит их после эпохального визита Си Цзиньпина в Москву и на фоне собственного председательства в «большой двадцатке».

И третье. Военная активизация США на ТВД и в акваториях, прилегающих к Большой Евразии, в значительной мере является рефлексией на череду болезненных геополитических провалов Вашингтона в ближневосточном регионе, который всегда считался в американской столице едва ли не центром приложения внешнеполитических усилий. Начав с запуска на Ближний и Средней Восток головорезов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), подготовленных ЦРУ и Пентагоном, сегодня США доигрались до незавидной роли лузеров. Из региона они выталкиваются не только ирано-саудовскими договоренностями, но и самим фактом приближающегося исчерпания конфронтационных противоречий между суннитами и шиитами, которые со времен ирано-иракской войны использовались поводом для американского вмешательства. Все это происходит в момент, когда Вашингтон и поддерживаемый им Израиль уже практически изготовились для удара по Ирану. И вместо этого вдруг обнаружили, что прозевали такое качественное изменение ситуации, которое делает этот удар, «оселок» всей ближневосточной стратегии, невозможным. Вместо этого замаячила перспектива ухода еще и из Сирии.

В том, что эта новая реальность наступила, — главная заслуга российского и китайского лидеров и российско-китайского сближения. Триумфальная встреча Владимира Путина и Си Цзиньпина в Москве, а также объявленная уже дальнейшая поступательная динамика, включая участие Путина в пекинском форуме «Пояса и пути» в мае, увенчала целую череду активных дипломатических шагов коллективного Востока, нивелирующих прежнее стратегическое преимущество Запада, в которые активно вовлекаются Иран, Белоруссия, Сирия, КНДР, а также страны-участницы объединений ШОС и БРИКС и даже Турция. По-настоящему Большая Евразия на глазах превращается в реальность, и это становится непреходящей головной болью Вашингтона. Мерой отчаяния, охватившей коллективный Запад, и является активизация ядерной стратегии в АТР, которой, однако, есть, что противопоставить и России, и Китаю, и КНДР.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть