МИД Китая: отношения с Россией - залог стратегического баланса и стабильности

В Пекине продолжается сессия ВСНП, на полях которой большую пресс-конференцию провел глава МИД КНР Цинь Ган…
7 марта 2023  18:25 Отправить по email
Печать

В Пекине продолжается важнейшая 1-я сессия китайского парламента - ВСНП нового, 14-го созыва, избранного в январе нынешнего года под задачи, выдвинутые в октябре прошлого года XX съездом КПК. Заслушав отчет правительства – Госсовета КНР, депутаты приступили к рассмотрению текущих задач, среди которых – принятие 35 законов, в том числе важных, резонансных. В рамках сессии, в частности, рассматривается вопрос об административной реформе, включающий реформирование аппарата Госсовета, а также перераспределение функций центробанка – Народного банка Китая (НБК); из состава регулятора выводятся такие важнейшие направления как финансовый контроль и регулирование ценных бумаг. Это означает курс на углубление суверенитета и подчиненности НБК властям, так как пересмотру подвергаются направления и функции, ответственные за координацию с внешними институтами. Специалисты также указывают на реформирование министерств сельского хозяйства и продовольствия и науки и технологий, а также на создание в правительственной структуре нового цифрового ведомства.

Одновременно на полях сессии продолжаются пресс-конференции глав министерств и ведомств. Очередь дошла до внешней политики, которую в ходе общения с журналистами 7 марта представил назначенный перед Новым годом новый глава МИД Цинь Ган, прежде посол КНР в США. Центральной темой, как она прозвучала в ходе пресс-конференции, стали глобальные проблемы, ситуация в треугольнике Китай – Россия – США, также тесно связанные с ней вопросы украинского кризиса и обстановки в Тайваньском проливе.

По мнению Цинь Гана, «китайско-российская связка – драйвер для многополярного мира и демократизации международных отношений, залог глобального стратегического баланса и стабильности». А вот США, напротив, «серьезно ошибаются в понимании и оценках Китая»; безусловный провал ожидает Вашингтон и на ниве такого конструкта как «Индо-Тихоокеанский регион», существование которого, как мы знаем, ни Пекин, ни Москва не признают. И считают искусственным, призванным создать под эгидой США на Востоке и Юге Евразии антикитайский и антироссийский альянс, а также укрепить военно-морской контроль над торговым транзитом между двумя океанами. Это потому, что Китай последовательно «противостоит односторонним санкциям», которые не приемлет ввиду апелляции США к «гегемонии и политике силы, менталитету холодной войны, блоковому мышлению, сдерживанию и давлению». Обращаясь к Вашингтону, Цинь Ган заявил об ожидании Пекином «встречных шагов в пользу нормального сосуществования», подчеркнув при этом, что односторонняя политика результатов не принесет, а «сдерживание не препятствует великому возрождению» Китая. Двусторонние отношения с США в Пекине видят основанными «на общих интересах, сотрудничестве и дружбе», категорически возражая против «конъюнктурности и маккартизма».

Месседж очень недвусмысленный, причем, с двух сторон. С одной, Вашингтон уличается в приверженности двойным стандартам. «Почему США говорят о суверенитете, когда речь идет об Украине, но забывают об этом в вопросе Тайваня?», - задает вопрос министр, подчеркивая, что отсутствие ответа влечет за собой и другие вопросы. Например, «Почему США, призывая Китай не поставлять оружие России, на протяжении долгого времени вооружают Тайвань в нарушение двустороннего коммюнике от 17 августа 1982 года?» (этим документом Вашингтон взял на себя обязательство не наращивать военных поставок на остров, а наоборот, их сокращать). Отметим, что для нас исключительно важна именно такая постановка вопроса; по сути указывается, что если США не перестанут вооружать киевский режим (а они останавливаться не планируют), то и Китай вправе проигнорировать американские озабоченности возможными поставками России. Ибо никто, по словам министра, «не вправе вмешиваться в тайваньский вопрос», являющийся сугубо внутренним делом Китая. Хотя, как мы знаем, США не только вмешиваются сами, но и плетут в регионе политические интриги в духе байденовской «политики альянсов», рассчитывая вовлечь в противостояние с Китаем и Россией не только нынешних сателлитов, но и завербовать новых, прежде всего из состава АСЕАН, а также Индию. И делают это, беспардонно спекулируя на наличии у этих стран неурегулированных территориальных проблем с Пекином, откровенно стараясь опередить своим вмешательством мирное урегулирование в рамках международных процедур, которые Китай поддерживает вместе с соседями.

С другой стороны, важно упоминание Цинь Ганом термина «маккартизм», по имени бесноватого сенатора-антикоммуниста Джо Маккарти, устроившего в США в первой половине 50-х годов, при правлении президента Эйзенхауэра, форменную «охоту на ведьм» в поисках агентов советского и китайского влияния. Но, получив парламентское недоверие, был снят с руководящей должности в Конгрессе, впал в депрессию, спился и умер от алкоголизма в начале 1957 года. Почему воспоминания о подзабытом маккартизме в Китае сейчас снова становятся настолько актуальными, что порождают параллели с современностью? Именно потому, что «бешеный Джо», как его называли в определенных кругах, был не так прост, как кажется. И под маркой зоологического антикоммунизма целенаправленно работал на отказ США от наведения мостов с красным Китаем Мао Цзэдуна, апеллируя к так называемому «China Lobby», связанному с Тайванем и режимом Чан Кайши. Этот подкоп под КНР служил для заказчиков сенатора прологом полного геополитического окружения СССР, который в США считали главным противником в Холодной войне. Поэтому упоминание «маккартизма» в устах главы МИД КНР – это апелляция к безоблачному периоду в советско-китайских отношениях, когда наши две страны рассматривались единым и консолидированным противником коллективного Запада, которому уже успели «надавать» в Корейской войне 1950-1953 годов. Именно поэтому Цинь Ган, повторим это еще раз, назвал сегодняшние российско-китайские отношения «залогом глобального стратегического баланса и стабильности».

Подчеркивая преемственность внешнеполитического курса, новый министр выступил за «сплоченность и сотрудничество международного сообщества» путем формирования «международных отношений нового типа», обратив внимание на необходимость расширения прав развивающихся стран. Еще одним вызовом Вашингтону, прозвучавшим в ходе пресс-конференции, можно считать заявленную решимость КНР и дальше активно участвовать в «процессе глобального управления». По сути это завуалированная реакция на принятие в США законодательных актов, требующих от администрации Белого дома и финансовых властей страны принять меры против сохранения и расширения позиций КНР и китайского юаня в капитале МВФ. Вопреки сепаратным попыткам США созвать в конце марта второй по счету «саммит демократий», Китай подтверждает решимость и готовность провести в текущем году два важнейших международных мероприятия – Третий форум стран-участниц инфраструктурного проекта «Пояса и пути», а также Первый саммит Китай – Центральная Азия.

В ходе пресс-конференции Цинь Ган также неоднократно обращался к главной для Китая внутриполитической теме социалистической модернизации, цели которой во многом определяют и внешнюю политику КНР. Внутренним измерением модернизации было названо ее полное «соответствие китайским реалиям» и тесная связь с системообразующим принципом правления Си Цзиньпина, который повторялся лидером страны неоднократно, — «народ превыше всего». В международном плане, считает Цинь Ган, модернизация КНР, завершение которой намечено к 2035 году, утверждает приоритет мира, сотрудничества, практики всеобщего выигрыша, а ее успех рассматривается в контексте укрепления сил справедливости и прогресса.

Все указывает на то, что Россия и Китай сегодня находятся перед перспективой очень серьезного качественного прорыва в двусторонних отношениях, которые претендуют на то, чтобы стать настоящей, полноценной альтернативой групповой политике коллективного Запада во главе с США и НАТО. Именно поэтому такое внимание во всем мире уделяется ожидаемому вскоре после завершения сессии ВСНП и проходящей параллельно сессии Всекитайского комитета (ВК) НПКСК, государственный визит Си Цзиньпина в Москву. Сегодня в мировых информационных лентах впервые появилась пока неподтвержденная, предполагаемая дата начала этого события – 21 марта. Так это или нет – увидим, но скорее всего именно Россия станет первой страной, которую обновляющий 10 марта свои полномочия председатель КНР посетит в своей третьей конституционной каденции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть