Расцвет политического национализма в современной Европе – начало её конца

В мире, и особенно в Европе, происходит рост числа политических движений и партий, которые для достижения своих целей выбирают политический национализм
3 апреля 2022  19:12 Отправить по email
Печать

Мы живем в то время, когда демократическая стабильность и прогресс должны поощряться. Однако практика нам показывает совершенно другой отрицательный вектор развития. В мире, и особенно в Европе, происходит рост числа политических движений и партий, которые для достижения своих целей выбирают политический национализм. Так, 30 марта 2022 года премьер-министр Польши М. Моравецкий заявил, что сегодня русофобия стала мейнстримом в Европе, и это та реальность, в которой приходится функционировать современному обществу.

Невольно возникает вопрос: «Что это, – следствие неодобрения поведения России по отношению к националистам и нацистам на Украине?» Оказывается совершенно – нет! Еще в 1993 году представитель того же польского социума, нобелевский лауреат по литературе (1980), праведник мира Ч. Милош писал: «Призрак бродит по Европе, призрак национализма». Политический успех Я. Качиньского (Польша), референдум по Brexit и высокие результаты Н. Хофера (Австрия) и Марин Ле Пен (Франция) являются символами крутого поворота Европы к национализму в последние два десятилетия.

И вот, что еще интересно! Теоретическое описание национализма, как идеологии, имеющей своей целью добиться процветания определенной нации и ее первичности в государствообразующем процессе, впервые появилось в XIX веке в трудах именно европейских ученых: немецкого философа И. Гердера и критика европейского масонства и Французской революции аббата О. Баррюэля. Т.е. национализму всего чуть более 200 лет, а сколько уже гадостей и бед успели натворить его апологеты.

Обращение к истории показывает, что национализм всегда был характерной чертой всего политического спектра Европы. Так, сразу после назначения рейхсканцлером Германии (1933) Гитлер начал полностью реструктуризировать государство и общество, отвергать все основы цивилизации. Должна была появиться германская мировая империя, в которой «арийцы» доминировали бы над всеми остальными расами, а евреи и другие низшие нации должны были быть «истреблены огнем и мечом». Сегодня, через почти 90 лет после этого события, политический национализм вновь вышел на авансцену и стал нормой времени для современной европейской эпохи. Только на роль низшей расы европейцы и их кукловоды из США назначили русских, причем не русский этнос, а всех тех, кто имеет честь говорить на русском языке.

И вот, что опять интересно! Западная научная интеллигенция считает, что национализм – это болезнь, которая поражает слаборазвитые общества, связана с геноцидом, ксенофобией, войной, насилием и другими радикальными явлениями. Однако она сильно заблуждается. Данное асоциальное явление имеет место как в развивающихся или недемократических странах (Польша, Италия, Эстония, Латвия, Литва, Украина, Греция, Бельгия, Нидерланды, Косово в Сербии и др.), так и в развитых «демократических» странах (Великобритания, Франция, Германия и др.). Как отмечалось на онлайн круглом столе, прошедшем 18 августа 2020 года под эгидой Фонда исследований Observer (ORF), Индия, и Центра исследований национализма (CNS), Босния и Герцеговина, в Европе и Азии популистские лидеры, которым не удалось сдержать распространение COVID-19, подчеркивали, что именно национализм можно использовать в качестве отвлекающего инструмента.

Недаром культурный и этнический нативизм и национализм наиболее заметно проявлялись в действиях популистских европейских лидеров, и они использовали пандемию COVID-19, чтобы усилить контроль над своими странами. И надо сказать это им удавалось. По данным исследовательского PEW Центра (США), в декабре 2020 года имидж России и ее лидера В. Путина в странах Европы неуклонно падал. В среднем 66% взрослых в 14 странах с развитой экономикой (большинство европейских) отрицательно относились к России. Наибольший успех был достигнут в Швеции, Дании, Нидерландах, Испании, Великобритании, Японии и США. Только в среднем 29% положительно относились к России. И это при том, что именно Россия первой создала вакцину от COVID-19 («Спутник V») и предложила ее всему миру, но политические националистические власти европейских стран отказались от ее поставок, несмотря на то, что в этот период число умерших от COVID-19 исчислялось тысячами, да еще и обвинили Россию в краже их разработок.

Но еще аморальнее – позиция политических националистов Италии, которой Россия оказала в марте-апреле 2020 года бескорыстную помощь в борьбе с COVID-19. В начале этой благотворительной акции в итальянской газете La Stampa появился материал, в котором со ссылкой на неназванные высокопоставленные источники утверждалось, что 80% российских поставок в Италию для борьбы с коронавирусной инфекцией «совершенно бесполезны или малополезны» для страны. А после начала Россией военной специальной операции на Украине в СМИ Италии стали появляться репортажи о том, что помощи как таковой не было, а была только разведывательная деятельность со стороны российских вооруженных сил. Вот и верь после этого европейским националистическим политикам, которые сначала благодарят, а потом вводят санкции и наговаривают.

Политический национализм – это многовекторное социально-политическое явление, появившееся на свет с созданием государства и власти, в основе которого лежат политические убеждения. Именно значимость политических убеждений играет наиболее важную роль в бихевиоризме, и именно это мы сегодня наблюдаем в поведении европейских политиков, готовых принести жертвы в служении своей идеологии, даже если в их число входят не только представители врага, но и члены собственного социума. Многочисленные пакеты санкций против россиян бумерангом бьют по социальным показателям европейского общества. На этом фоне стоит напомнить «бравым» европейским политическим лидерам, что именно обнищание среднего класса в Германии в 1920-е годы в конечном итоге привело к краху либеральной демократии в Европе и установлению фашистского режима.

Сегодня именно для того, чтобы вознести чувство гордости за собственную т.н. идентичность, на политических площадках европейских стран создается героический миф, где героем выступает украинский националист, ведущий неравный бой (поскольку конфликт является асимметричным) с внешним врагом в лице России. Чувство гордости, выраженное в ощущении причастности к спасению европейского общества от «автократического» режима Путина, играет все большую роль в сознании националистов из запрещенных в России националистических батальонов «Азов» (организация, запрещенная в России), «Айдар» (организация, запрещенная в России) и др. Но как тут не вспомнить слова бывшего сотрудника ЦРУ, а потом известного специалиста по борьбе с экстремизмом М. Сейджман: «Ты есть то, что другие заставляют тебя о себе думать».

На этом фоне заслуживает внимания исследование М. Кондерс и его коллег по Нидерландскому институту социальных исследований, которое показало, что общий уровень национализма в Европе оставался довольно стабильным в период с 1995 по 2013 год, несмотря на то, что за это время в европейских странах произошли значительные демографические, экономические и политические изменения. Казалось бы, неправы те, кто утверждает, что национализм всегда был присущ Европе. Однако в 2014 году Евромайдан в очередной раз доказал всему миру, что классификация по этническому (национальному) признаку и сегодня поддается верификации. На повестку дня вышел украинский политический национализм, который стал базовой идеологией современного украинского социума, позволивший местным политическим акторам всего за несколько лет «перековать мечи на орала» и изменить соотношение «украинский – русский» в пользу «украинский», особенно на западных территориях. Причем украинский политический национализм вобрал в себя все, что есть отрицательного в этом дуплексном явлении (напомним, что у национализма есть много и положительного). Его основные характеристики – параноидальность, безудержная агрессивность и радикализм – стали государственной идеологией украинской власти, а во главу угла была поставлена отличительная черта украинских радикальных националистов: «У них одна, одна, но пламенная страсть – ненависть к России».

Хотелось бы обратить внимание и на тот факт, что на фоне украинского политического национализма как-то ушли в тень его проявления в других европейских странах. Сегодня СМИ не особенно уделяют этому внимание, однако, современное состояние политического истеблишмента Европы показывает широкое представление этого явления в национальных парламентах: Германия – партия «Альтернатива для Германии» (AfD), Испания – партия Vox, Швеция – «Партия демократов» (SD), Финляндия – «Истинные финны», Эстония – партия EKRE, Польша – партия «Право и справедливость» (PiS). Данный список еще долго можно продолжать, но мы не будем этого делать, а только напомним, что с 1945 года в Западной Европе существовал своего рода запрет на вступление в правительственные коалиции с партиями, имеющими имидж правоэкстремистских. Впервые его нарушили в 2000 году в Австрии и, как видим, продолжают нарушать на всем протяжении XXI века.

А вот во Франции, президент которой Э. Макрон представил себя миротворцем и постоянно названивает президенту России по поводу прекращения уничтожения националистов и нацистов на территории Украины, национализм находится на подъеме с 1980-х годов, когда основатель националистической партии, отец нынешнего руководителя Национального фронта Ле Пен, Жан-Мари, получил место в Европейском парламенте в 1984 году. Но это был не первый представитель политического национализма в Европарламенте. Его проникновение началось еще в 1979 году, когда были проведены первые всенародные выборы в Европарламент. Открытость процесса дала им возможность принять непосредственное участие в формировании европейской политики, хотя и в ограниченных рамках, предоставленных парламенту в то время. Законодательные полномочия Европарламента с тех пор расширились. Маастрихтский договор создал консультативный комитет регионов, где могли быть представлены националисты. Расширение числа региональных лоббистских офисов в Брюсселе с середины 1980-х годов предоставило националистам новые возможности для доведения своих целей до европейских чиновников по неофициальным каналам.

С 2019 года национализм в Европарламенте уже представлен крайне националистической группой «Идентичность и демократия» (ID), включающей 73 парламентария от партий: Партия Lega («Лига») Италии – 28 законодателей, «Национальное объединение Франции» – 22, «Альтернатива для Германии» (AfD) – 11, FPÖ («Партия свободы Австрии») и Vlaams Belang Бельгии («Фламандский интерес») – по 3, PS Финляндии («Истинные финны») и партия «Свобода Чешской Республики и прямая демократия» – по 2, «Народная партия Дании» и «Консервативная народная партия Эстонии» – по 1.

Данные партии, поворачиваясь к европеизму и разделяя представление о Европе, основанной на ценностях, вместо того, чтобы подчеркивать универсальные права, видят в нем поддержку представлений о цивилизации, определяемых расой, этнической идентичностью и религией. Такой подход очень хорошо объясняет, почему его наиболее активные представители (Ж. Борель, У. фон дер Ляйен и др.) не видели геноцида русских на Донбассе, который активно проявился с 2014 года. Экс-президент США Р. Кеннеди в The Pursuit Of Justice (1964) в свое время отметил: «Что нежелательно, что опасно относительно экстремистов, так это не то, что они экстремальные, а то, что они нетерпимы. Зло – это не то, что они говорят о своем деле, а то, что они говорят об их противниках».

Таким образом, неумение, а порою и нежелание, отдельных субъектов политического процесса удовлетворять свои растущие интересы, стремления и амбиции в границах правовых форм и в легальных органах власти, подталкивает их сегодня на скользкий и быстрый путь радикализации с последующим применением насилия.

Михаил Зеленков, доктор политических наук, кандидат военных наук, профессор

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть