Как арктический сосед сильная Россия очень неудобна ЕС и США

Удастся ли Евросоюзу сделать ход климатическим конём против позиций России в Арктике, полностью зависит от экономической стратегии нашей страны
14 октября 2021  09:40 Отправить по email
Печать

Зеленый курс стал не только инструментом политики протекционизма в ЕС, но и инструментом его внешней политики, особенно в отношении к Арктике.

Свой зелёный курс ЕС декларирует как набор мер, в том числе и финансовых, направленных на ограничение выбросов парниковых газов к 2050 году в попытке остановить глобальное потепление. У зелёного курса есть свой словарь терминов, усиленно вводимых в моду — биоразнообразие, устойчивые продовольственные системы, устойчивое сельское хозяйство, чистая энергия, устойчивая промышленность, устойчивая мобильность, действия по борьбе с изменением климата, инклюзивный справедливый переход, политика голубой экономики.

На последнем термине остановимся подробнее.

«Голубая экономика: 10 лет, 100 инноваций, 100 миллионов рабочих мест» — название доклада Римскому клубу, подготовленного в 2009 году его членом, бельгийским предпринимателем, экономистом и писателем Гюнтером Паули. В докладе показаны «инновационные» способы управления и использования доступных ресурсов и способы борьбы с проблемами экологии и изменения климата.

При ближайшем рассмотрении «инновационность» голубой экономики оказывается очередной пропагандистской кампанией, пытающейся имитировать системное решение проблемы перехода к экономике полного цикла, которое было зафиксировано в первой редакции международного стандарта качества ISO 9001 1987 года. Революционное по своему значению понятие «петли качества», описанной в стандарте на 17 этапах жизненного цикла промышленных изделий, требовало обеспечить разработку технологий полной переработки этих изделий уже на этапе их проектирования. Также качество, в понимании первой редакции ISO 9001 1987 года, предполагало увеличение жизненного цикла изделий, снижение их ресурсо- и энергоемкости. Все это было благополучно выброшено уже во второй редакции стандарта в 1994 году и заменено качеством потребительским, а в последней редакции 2015 года трактовка качества вообще была отдана на откуп производителю.

Вот и в «голубой экономике» в очередной раз система полного промышленного цикла подменяется «простыми и экологичными технологиями», которые отличаются высокой рентабельностью, низкой углеродоёмкостью и своей простотой и прибыльностью привлекают инвесторов и предпринимателей. К чему такой подход приводит, детально проанализировано в цикле статей Вячеслава Лебедева «100% рециклинг, или Безотходная Россия». Предложения новосибирских химиков по созданию в России всего за несколько лет полноценной отрасли 100%-ного рециклинга промышленных и коммунальных отходов на основе существующих на рынке надежно отработанных технологий с полной ликвидацией всех легальных и нелегальных свалок не вызвали любопытства ни у одного руководителя, отвечающего за мусорную реформу в стране на федеральном или региональном уровне. Суть решения новосибирцев состоит в том, чтобы в рамках единого государственного регионального или федерального оператора по переработке отходов в общую цепочку добавленной стоимости объединить как рентабельные, так и нерентабельные, но, главное, чистые, безэмиссонные технологии и процессы переработки. Итоговая рентабельность обеспечивается на уровне оператора в целом и, как показывают расчеты, без повышения дореформенных тарифов по переработке отходов. Сегодня же отрасль переработки растащена на частные кормушки, которые относятся к трем категориям: в первую входят предприятия, перерабатывающие то, что приносит прибыль, во вторую, то, что приносит прибыль при использовании дешевых и грязных технологий, остальное не перерабатывается. Следствием такой ситуации является постоянное увеличение количества легальных и нелегальных свалок как в России, так и в мире, включая таких монстров, как крупнейшая в мире радиотехническая свалка Агбогблоши в Гане или мусорные острова в Тихом, Антлантическом и Индийском океанах.

Поэтому простые и рентабельные «голубые» технологии не в состоянии решить проблемы загрязнения окружающей среды. Основная задача голубой экономки по Паули — получать выгоду и развивать промышленность, насколько это возможно, с помощью безвредных для природы технологий, тех, которые называются наилучшими доступными технологиями. К секторам «голубой экономики», как правило, относят отрасли, связанные с океанами, морями и побережьями, независимо от того, базируются они непосредственно в морской среде (судоходство, аквакультура, производство энергии) или на суше (порты, верфи, производство водорослей). К базовым отраслям «голубой экономики» принадлежат такие традиционные сферы, как рыболовство, судоходство и туризм, к инновационным — аквакультура, глубоководная добыча, биотехнологии и возобновляемая энергетика, получение продуктов питания из морских водорослей.

Международной инициативой в сфере «синей экономики» признан Арктический совет. Одним из направлений деятельности Арктического совета является мониторинг и изучение трендов морских перевозок в Арктике, а главным трендом объявлено использование водорода и аммиака на морском транспорте. На эти усилия направлены норвежский проект PAME, европейская рамочная программа MARANDA, деятельность Международной морской организации по усилению доли водорода в топливе для морских судов. С помощью этой инициативы ЕС пытается оказать влияние на Арктику и играть главную роль в экономическом регулировании региона.

Читайте также: Председательство России в Арктическом совете на руку США – National Interest

Какова же связь деятельности Арктического совета и Европейского зеленого курса?

В мае 2021 года Еврокомиссия выпустила Коммюнике под названием «Европейская зеленая сделка: развитие устойчивой голубой экономики в Европейском союзе». В сообщении о намерениях Еврокомиссии в отношении морей и океанов говорится о том, что устойчивая «голубая экономика» имеет важное значение для достижения целей Европейского зеленого курса и обеспечения зеленого и инклюзивного восстановления после пандемии. Это означает, что все секторы «голубой экономики», включая рыболовство, аквакультуру, прибрежный туризм, морской транспорт, портовую деятельность и судостроение, должны будут уменьшить свое воздействие на окружающую среду и климат.

Перечисленные секторы имеют непосредственное отношение к Арктике, что отразилось в опубликованной в феврале 2020 года Новой арктической стратегии ЕС. Кстати, в этой стратегии основным нарушителем арктического спокойствия названы Россия и её военная деятельность, создающая «дилемму безопасности». Опасным для себя как основного арктического игрока ЕС также посчитал и китайско-российское сотрудничество в военной сфере. Таким образом, Россия воспринимается как агрессивная военная держава, не учитывающая интересы безопасности других государств. Соседние арктические страны в ответ вооружаются и готовятся к конфликтам.

Именно страх военной безопасности гонит ЕС использовать свой Зеленый курс для усиления влияния на регион. Поэтому в новой стратегии акцент был сделан на безопасности на море — меры, закрепленные в Стратегии обеспечения безопасности на море (EUMSS), служат для усиления позиций ЕС в судоходстве и авиации, а также космических возможностей в Арктике.

Разработка четкой политики ЕС в отношении Арктики имеет теперь второстепенное значение по сравнению с созданием нормативно-правовой базы: схемы выбросов парниковых газов, рыночные механизмы, внутренние законодательные изменения Евросоюза — вот что имеет решающее значение.

ЕС уже предпринимал шаги по регулированию рыболовства и добычи нефти и газа в Арктике. Теперь с помощью Европейского зеленого курса и связанного с ним соглашения под названием Fit55 ЕС собирается действовать в качестве регулирующей силы и влиять на другие страны Арктики, включая Россию, у которой иные планы в регионе, нацеленные на экономический рост и обеспечение национальной безопасности.

В нашей стране действует Арктическая политика России, основными целями которой являются: использование природных ресурсов Арктики, защита её экосистем, использование морей как транспортной системы в интересах России и обеспечение её сохранения в зоне мира и сотрудничества. Для реализации этих целей Россия поддерживает военное присутствие в Арктике и планирует его усилить наряду с усилением пограничной и береговой охраны. Северный морской путь имеет для нашего государства особое значение, поэтому проектами его развития занимается Совет безопасности РФ.

Как арктический сосед сильная Россия очень неудобна ЕС и США, тем более с учетом того, что правовой статус арктических территорий не имеет ясного определения в международном праве. Территории и ресурсная база России — наиболее масштабные в Арктике, наш ледокольный флот намного мощнее флота других арктических стран, увеличивается количество и интенсивность использования транспортных магистралей и грузоперевозок по Северному морскому пути, на территории российской Арктики проживает наибольшее количество коренных малочисленных народов севера.

Задушить российскую Арктику, объявив нашу страну одним из главных загрязнителей планеты, а её политику в регионе — нарушающей стандарты нормы противодействия глобальному потеплению, — вот откровенный план ЕС. И, безусловно, он сработает, если Россия не займется наконец собственной экологической политикой в противовес голубым и зеленым курсам вместо капитулянтской подготовки к введению Евросоюзом в 2026 году трансграничного углеродного регулирования.

Ранее на ИА REX: Кто и как строит империю в Русской Арктике?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть