Увертюра переворота: компромат и азербайджанская пропаганда – против легитимности премьер-министра Турции

Между детективом и драмой. Эрдогана пытаются сбить с намеченного марша
26 февраля 2014  20:30 Отправить по email
Печать

В Турции события развиваются по классическому детективному или даже драматическому жанру.

Разгоревшийся в конце прошлого года коррупционный скандал, в котором оказались замешанными некоторые члены правительства и их ближайшие родственники, был оценён главой правительства Реджепом Тайипом Эрдоганом как «заговор с участием внешних сил». После этого началась чистка в правоохранительных органах, были отстранены от должностей главный прокурор и пять его заместителей, смещены с постов несколько сотен полицейских. Но, как выясняется, по какому-то странному стечению обстоятельств, отстранённые от работы прокуроры оставили в своих сейфах секретные документы. На основе этого новые прокуроры заявили, что на протяжении трёх лет полиция осуществляла прослушивание телефонов почти 7 тысяч человек. Среди них - премьер-министр, его ближайший круг и родные, президент, глава национальной разведки, представители руководства политических партий, бизнесмены, общественные деятели и журналисты. Причём полиция получала судебные санкции на прослушку в рамках расследования деятельности некой никому ранее не известной террористической организации «Таухид Салам». В этой связи один из членов правящей партии «Справедливость и развитие» Мазхар Баглы заявил, что записи разговоров были переданы третьей стороне, правда, не уточнил, кто же именно является «третьей стороной».

В то же время генпрокурор Турции Хади Салихоглу подтвердил факт прослушивание телефонных разговоров членов правительства, но опроверг факт существования в Турции организации под названием «Салам». Однако для политических противников Эрдогана этого было достаточно для того, чтобы организовать «вбрасывание» в информационное поле очередного коррупционного сюжета. На видеопортале YouTube появилась аудиозапись телефонного разговора между премьер-министром Эрдоганом и его сыном Билялом, которому Эрдоган советует как избавиться от крупных денежных сумм в размере 30 млн. евро и распределить их между родственниками. С одной стороны, это вроде бы подтверждает правоту слов, сказанных после ухода в отставку экс-министра градостроительства и окружающей среды Эрдоганом Байрактаром о том, что «обо всех спорных финансируемых проектах премьер знал лично». С другой - очередной компромат на Эрдогана обрушился через двое суток после того, как правящая партия начала пропагандистскую кампанию перед намеченными на конец марта местными выборами.

Канцелярия премьер-министра Турции назвала фальсифицированными порочащие его аудиозаписи, а сам Эрдоган объявил, что его телефонный разговор с сыном это- «аморальный монтаж», и пообещал, что «те, кто создал этот грязный заговор будут привлечены к ответственности в соответствии с законом». Но для расследования этого случая необходимо время, которого у Эрдогана не хватает, - 30 марта должны состояться региональные выборы.

Звенья интриги выглядят следующим образом. Сначала вновь назначенные прокуроры признают факт прослушки телефонов членов правительства и других высокопоставленных чиновников. Затем публикуется запись разговора Эрдогана с сыном, которая призвана закрепить в сознании обывателя тезис о вовлеченности главы правительства и членов его семьи в многомиллиардные коррупционные схемы, а также подтвердить получение ими взяток от владельцев фирм, выполняющих господряды. Наконец, промежуточный ход. Председатель оппозиционной Народно-республиканской партии Кемаль Кылычдароглу заявляет: «Правительство не может возглавлять вор. За историю Турции мы впервые столкнулись с премьером, который обирает свой народ». По его словам, «легитимность Эрдогана как премьера для него утрачена, и он более не будет называть его премьером». Одновременно в 11 городах прошли демонстрации с требованием отставки Эрдогана.

Но основе этого можно сделать вывод, что битва против Эрдогана и правящей партии в Турции имеет признаки хорошо организованной и координируемой операции. Это - первое. Второе: эта операция только формально «привязана» к региональным выборам, поскольку победа или поражение правящей партии на этом этапе избирательного цикла не должна вести к смене правительства. Третье: целенаправленная атака ведётся не против правящей партии в целом, а лично против Эрдогана. Причём подрыв его авторитета осуществляется не только в самой Турции, но и в ряде тюркских государств. Так, к примеру, в Азербайджане увеличилось число антиэрдогановских публикаций в СМИ. Наконец, в качестве внешнего «врага» и координатора борьбы выставляется находящийся в США известный турецкий богослов Фетуллах Гюлен.

При этом, если учитывать всех «собак», которых на него вешают, то складывается впечатление, что Турция всё это время находилась под внешним управлением, а Эрдоган выставляется в качестве «борца за новую Турцию». Необходимо признать, что часть турецкого общества действительно прислушивается к голосу Гюлена, но причины нынешнего кризиса в Турции гораздо глубже. Он начался значительно раньше, чем Гюлен вступил в полемику с правительством, а точнее, когда его стали втягивать в острую политическую интригу. Но, как не крути, а Эрдогана застали в промежуточной фазе - он ушёл от кемализма, но ещё не дошёл до исламизма, куда дорогу ему перекрыли с помощью противостояния с Гюленом.

Объективности ради необходимо отметить, что партия Эрдогана сформировала самое эффективное за всю современную историю Турции правительство, которое провело экономические реформы и начало процесс современной модернизации страны. В то же время, если вывести за скобки коррупционные сюжеты, которые активно обыгрывают сейчас оппозиционные партии, они до сих пор не представили альтернативную программу социально-экономического развития страны. Но они наносят удар по Эрдогану в ситуации, когда он не завершил процесс перемещение центра политического доминирования от армии к гражданским институтам. Кульминацией этого процесса должно было стать избрание Эрдогана президентом страны, наделённого самыми широкими полномочиями. Но схема перехода политической системы страны из парламентской республики в президентскую оказалась сорванной. Поэтому вопрос: «Кто же на самом деле регулирует политический кризис в Турции?», остаётся открытым. Неужели только один богослов Гюлен?

С Эрдогана пытаются сорвать покров «спасителя нации», лишить шансов стать «вторым Ататюрком», выставить только в роли лидера так называемого «кланового капитализма», с которым «нужно покончить». В целом же ситуация, складывающаяся сейчас в Турции, нуждается в серьёзном осмыслении и в более тщательном анализе. Потому, что все циркулирующие в СМИ версии разваливаются при первом же приближении. Пока очевидно только то, что эта страна подошла к переломному моменту в своей новейшей истории. Региональные выборы 30 марта и последующие избирательные баталии должны определить перспективы её внутреннего развития, и нишу, которую она может занять, или которую ей отвели определённые внешние силы на региональной и мировой арене.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть