Корейский полуостров в 2014 году: между войной и миром

ИА REX продолжает публиковать статьи эксперта с прогнозами на 2014 год
18 января 2014  14:38 Отправить по email
Печать

Ситуация на Корейском полуострове традиционно обещает быть самой непредсказуемой. Это означает, что периоды относительного затишья в отношениях между Севером и Югом будут чередоваться с обострениями обстановки. Скорее всего, начало года будет довольно спокойным, так как в настоящее время Ким Чен Ын в большей степени сосредоточен на решении внутренних проблем. Отставка и казнь Чан Сон Тхэка, считавшегося «регентом» при молодом северокорейском лидере, показали, что Ким делает решительные шаги по укреплению личной власти. В отличие от Ким Чен Ира, входившего во власть постепенно и по мере укрепления своих позиций продвигавшего наверх своих ставленников, Ким Чен Ын не имел для этого времени, ему пришлось начинать почти с нуля в окружении «старой гвардии». Постепенно он начал собственную кадровую игру, заменяя сначала кадры на среднем уровне (в первую очередь, в армии), чтобы создать собственную базу и перейти к более серьёзным перестановкам. Без сомнения, такая политика вызвала обеспокоенность ряда высокопоставленных деятелей (в том числе Чан Сон Тхэка), что могло создать угрозу внутреннего переворота. Собственно, это подтверждается официальными формулировками причин отставки Чана. И из них также следует, что в высшем руководстве КНДР есть «антиправительственная фракция». Это значит, что в 2014 году кадровые перестановки продолжатся – часть старых кадров будет смещена со своих постов решением Кима, часть уйдёт «по собственному желанию», часть будет переведена на незначительные должности. Наиболее вероятно, что будут смещены почти все, кто работал под началом Чан Сон Тхэка и его ближайших сторонников. В армии, в первую очередь, чистка может затронуть военных, получивших образование в Китае. Но внутриполитическая борьба не закончится, поскольку такая кадровая политика неизбежно вызовет недовольство как в военных кругах, так и в партаппарате. В этой связи нельзя исключать попыток силового смещения Ким Чен Ына, при котором его отстранение от власти будет представлено как результат болезни (диабет) или «отравления шпионами империализма». Однако вероятность такого развития событий невелика, поскольку Ким прекрасно знает о такой угрозе, что как раз подтверждается показательной казнью Чан Сон Тхэка в назидание другим.

Одним из главных направлений внутренней политики Ким Чен Ына станет продвижение своей политики пёнчжин, что в переводе означает «параллельное развитие». Существует несколько трактовок этой политики, но, на наш взгляд, наиболее верно было бы рассматривать пёнчжин для политики как равное параллельное развитее партии и армии, а для экономики – как параллельное развитие государственной экономики на макроуровне и элементов рыночной экономики (в её северокорейском понимании) на микроуровне. Внедрение политики пёнджин уже началось (военные партработники постепенно выводятся из состава гражданских партийных структур, в Политбюро ЦК ТПК стали преобладать гражданские и т.п.). Однако продвижение новой политики будет непростым, поскольку многие склонны трактовать её как отказ от политики сонгун, отдававшей приоритет развитию армии.

В этих условиях Ким Чен Ын будет вынужден демонстрировать важность развития армии как единственного средства обеспечения безопасности страны. Поэтому следует ожидать периодических воинственных заявлений по поводу любых военных учений Южной Кореи. Кроме того, вполне вероятны заявления о «прорывах» в создании ядерного оружия и ракетных технологий, для подтверждения чего возможен новый запуск спутника или подземный ядерный взрыв – наиболее вероятно, на рубеже 1 и 2 кварталов. Кроме того, вполне возможно, что Пхеньян заявит о собственной опознавательной зоне ПВО, которая будет пересекаться с южнокорейской. Ответные действия Сеула, скорее всего, будут включать в себя демонстративное направление самолётов в данный район, что может привести к вооружённому инциденту, который, однако, вряд ли будет способен стать началом войны.

Одновременно с усилением воинственной риторики во внешней политике, Пхеньян будет постепенно проводить экономические преобразования на низовом уровне, дав «зелёный свет» рыночной торговле товарами народного потребления в провинциях и пытаясь при этом держать «стихийный рынок» под контролем. Фактически, данные процессы уже идут, в некоторых местах экономика уже развивается параллельно, но эти процессы идут стихийно и становятся источником коррупции. Впрочем, не стоит ожидать, что официальное признание «параллельного развития» экономики позволит взять стихийную рыночную экономику под контроль, скорее всего, будет обратный эффект – чиновники и военные будут более активно включаться в эти экономические процессы, уровень коррупции повысится, а уровень лояльности будет постепенно снижаться. Для обуздания этих процессов власть будет использовать репрессивные меры, но они будут носить избирательный характер и позволят лишь сохранить видимость государственного контроля. Развитие данной тенденции может, в конечном итоге, оказаться пагубным для режима, но этот процесс будет длительным и неоднократно может прерываться.

Вполне можно ожидать подвижек в развитии железнодорожной линии Раджин-Хасан, которая является своего рода «выставочным проектом» российско-северокорейского сотрудничества. Вряд ли стоит рассчитывать на полную загрузку этой линии – скорее всего, она к концу 2014 года сможет выйти на половину мощности и то лишь при условии совпадения множества благоприятных факторов (стабильность на Корейском полуострове, реальное участие в проекте южнокорейских компаний, модернизация железнодорожной ветки Хунчунь-Краскино для отправки через Хасан и Раджин китайских грузов и т.п.). Также, при условии стабильной ситуации в отношениях между КНДР и РК, возможно начало подготовительных работ по прокладке газопровода из Приморья в Южную Корею через территорию КНДР. Однако реализация данного проекта слишком сильно зависит от политических факторов, в связи с чем говорить о прорыве пока преждевременно.

Ситуация на Юге также будет довольно сложной. Пак Гын Хе придётся работать «на два фронта», лавируя между внешними силами и пытаясь одновременно контролировать внутреннюю ситуацию. Наибольшие проблемы во внешней политике будут возникать не из-за Пхеньяна, а из-за Японии и Вашингтона. США настойчиво стремятся создать трехсторонний военно-политический альянс, подталкивая Японию и Южную Корею к сближению. Вместе с тем, явное усиление милитаризации Японии и рост национализма в Стране Восходящего солнца не могут остаться без ответной негативной реакции южнокорейских властей, поскольку страна довольно хорошо помнит годы японской колонизации. В этих условиях Сеул не может оставить без внимания действия Токио (такие, как посещение японским премьером Синдзо Абэ храма Ясукуни), поскольку пассивность Пак Кын Хе в данном вопросе может спровоцировать рост антиправительственных выступлений и способно привести даже к политическому кризису. Это особенно актуально на фоне прошлогоднего скандала с Объединённой прогрессивной партией, членов которой обвинили в подготовке к перевороту.

Собственно, этот скандал вполне может получить продолжение и привести к кадровым перестановкам как в силовых структурах, так и в судебных органах. Пак Кын Хе сейчас как никогда будет нуждаться в сохранении внутриполитической стабильности, поскольку это необходимо для выстраивания чёткой внешнеполитической линии – Сеул хочет претендовать на роль самостоятельной силы, поддерживающей равные партнёрские отношения с ведущими державами. Именно такую цель Южная Корея будет преследовать в 2014 году, и особые надежды при этом будут возлагаться на новое объединение – МИКТА (Мексика, Индонезия, Южная Корея, Турция и Австралия).

Следует ожидать, что Сеул будет также уделять большое внимание развитию отношений с Китаем и Россией, а также инициирует взаимодействие МИКТА и БРИКС. Южная Корея будет взаимодействовать с Китаем в плане реализации идеи Экономического пояса Шелкового пути, но при этом в Сеуле будут стремиться к тому, чтобы его участие в этом проекте не входило в противоречие с интересами России. В этой связи стоит ожидать южнокорейских инициатив по сотрудничеству с РФ в области развития Северного морского пути. При этом Сеул будет пытаться продемонстрировать свою реальную готовность инвестировать в российские проекты (прежде всего, в создание судостроительного кластера в Приморье), но инвестиции будут негласно увязываться с получением южнокорейскими судостроительными фирмами заказов из России. Наряду с этим вероятна новая постановка вопроса об инвестициях РК в сельскохозяйственную отрасль Приморского края, причём традиционно особый интерес будут вызывать районы Южного Приморья – от Хасана до Турьего Рога (то есть, полоса вдоль границы).

Что касается возобновления шестисторонних переговоров по северокорейской проблеме, первое полугодие 2014 года вряд приведёт к конкретным результатам, поскольку основным вопросом, как и в 2013 году, будет определение условий возобновления переговоров. В принципе, Пхеньян и Сеул готовы на переговоры без всяких предварительных условий, но Вашингтон и Токио на это не пойдут. Позицию США будет определять стремление сохранить неопределенность на Корейском полуострове, чтобы этот фактор можно было использовать в предвыборной борьбе – в 2014 году предстоят выборы в Конгресс, в результате которых полностью обновится нижняя палата и на треть – Сенат, а также начнётся подготовка к президентским выборам 2016 года. Токио же в северокорейском вопросе будет следовать в фарватере политики Вашингтона и иногда японская риторика может оказаться даже более жёсткой. Пекин по-прежнему будет пытаться выступать в роли посредника между КНР и её противниками, но играть эту роль будет уже сложнее, поскольку Пхеньян будет стремиться избавиться от «китайской опеки» и искать новые каналы для организации переговоров. В частности, на эту роль вполне может претендовать Россия, но для этого Москве надо усилить свою активность и обозначить собственные инициативы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Должны ли быть казнены военные преступники, приговорённые судом к смертной казни в ЛДНР?
86.1% Да
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть