АТР – 2014: что ждать в Китае и Японии

ИА REX продолжает публиковать статьи эксперта с прогнозами на 2014 год
17 января 2014  12:20 Отправить по email
Печать

Китай

 Ситуация в КНР будет довольно напряженной.  Пекин вынужден лавировать между необходимостью продолжения назревших экономических реформ и потребностью поддержать внутреннюю стабильность, как в политической, так и в социальной сфере.  Решения 3-го Пленума ЦК КПК 18 созыва уже продемонстрировали эту двунаправленность китайской политики – при обозначении экономических реформ одновременно предпринимаются попытки усилить партийный контроль над обществом.  Китайское руководство стремится избежать судьбы Советского Союза и пытается сохранить политические рычаги.  Эти противоречия будут усиливаться, поэтому вполне возможно, что власти не станут спешить с реформами и даже могут их притормозить. Однако это вызовет недовольство уже появившейся национальной буржуазии – выходцев из партийной элиты, которым политические ограничения мешают развивать бизнес. 

На другом фланге могут одновременно усилиться позиции сторонников следования «идеям Мао» - ультра-националистов, недовольных ростом социального расслоения и отходом лидеров КПК от идей социализма.  В результате, приверженцы «социализма с китайской спецификой» будут все больше переходить на позиции национал-социализма.  Поддержание равновесия в обществе будет одной из главных проблем, стоящих перед китайским руководством, тем более в условиях замедления темпов роста экономики. 

В этих условиях стоит ожидать активизации риторики во внешней политике и усиления противоречий из-за территориальных споров, в первую очередь, с Японией.  Соответственно, по мере роста экономических проблем будет усиливаться внешнеполитическая агрессивность.  Стоит также ожидать пересмотра в данном направлении и военной доктрины от сугубо оборонительной к более активной и направленной вовне. Первоочередное внимание будет уделено созданию возможностей «активной обороны», предполагающей защиту национальных интересов за пределами страны вплоть до возможного обозначения права на превентивные действия.  В этом плане китайская военная доктрина будет все больше приближаться к американской, с той лишь разницей, что Китай не будет обозначать, что в сферу его жизненных интересов входит весь мир.  Следует ожидать, что приоритетное внимание будет уделяться развитию ВМС, ВВС (в том числе дальней авиации), а также военно-космической сфере и кибербезопасности. 

В отношениях с Россией особых проблем не возникнет. Пекин будет внимательно отслеживать российские инициативы в АТР и Центральной Азии, пытаясь обратить их в свою пользу.  Особое внимание китайцы будут обращать на российско-японские переговоры по Южным Курилам, поскольку продвижение по данной проблеме может повлиять на позицию Токио по островам Сенкаку (Дяоюйдао)  - любой успех японской стороны способен привести к повышению активности Токио по другим территориальным проблемам. 

Поэтому для Китая сейчас выгодно сохранение статус-кво, то есть неопределенности.  Поэтому китайские СМИ будут акцентировать внимание на выступлениях японских националистов во время «Дня северных территорий», высказываниях радикальных политиков и проводить параллели с японо-китайским и японо-южнокорейским территориальными спорами. 

Применительно к Центральной Азии Пекин будет избегать столкновения интересов с Россией, продвигая при этом свои экономические проекты.  Большое внимание будет уделено странам, планирующим вступить в Таможенный союз.  В частности, применительно к Киргизии будет продвигаться тезис о том, что страна не готова к полномасштабному членству в ТС (для России и Казахстана это будет лишняя обуза, а для Киргизии возникнет угроза утраты контроля над своей экономикой и, как следствие, потерей политического контроля).  В случае с Таджикистаном будет отмечаться, что для этой страны наиболее важной проблемой является защита от талибов (с учетом вывода войска НАТО из Афганистана в 2014 году).  Китай может предложить Таджикистану масштабные инвестиции в инфраструктурные проекты, обозначив при этом также необходимость присутствия китайских частных военных компаний для защиты инвестиций.  Однако КНР также может озвучить идею ввода в Таджикистан спецподразделений стран ШОС (или ОДКБ+Китай) для охраны границы с Афганистаном и пресечения наркотраффика. 

В целом, следует ожидать усиления внешнеполитической активности Китая, однако при этом Пекин будет избегать прямой политической конфронтации с Вашингтоном, делая упор на развитии сотрудничества со странами, традиционно входящими в сферу американского влияния (политика «мягкой силы» с китайской спецификой).  Особое внимание планируется уделить развитию отношений с новым образованием МИКТА (Мексика, Индонезия, Южная Корея, Турция и Австралия), вплоть до проведения консультаций в формате МИКТА+1 и выдвижения инициатив о проведении встреч МИКТА+БРИКС.

Япония

Развитие ситуации в Стране Восходящего Солнца в 2014 году будет весьма противоречивым.  Экономика по-прежнему будет оставаться наиболее слабым звеном политики правительства Синдзо Абэ.  Несмотря на наметившиеся положительные сдвиги в борьбе с дефляцией, говорить об успехах «абэномики» еще очень рано.  Экономические меры японских властей могут оказаться неэффективными, если ФРС США продолжит постепенное сворачивание политики «количественного смягчения» - в этом плане Япония зависит от Соединенных Штатов. 

Разумеется, в Токио рассчитывают, что Вашингтон не пойдет на жесткие меры, способные негативно отразиться на японской экономике, ведь Япония выступает ключевым военно- политическим партнером Соединенных Штатов в АТР и намерена наращивать сотрудничество.  В частности, предполагается, что для снятия ограничений на военное партнерство с США, Токио все же пойдет на законодательные изменения. 

Вряд ли речь будет идти о полной отмене 9-й статьи Конституции, скорее всего будет изменена трактовка понятия «право на коллективную самооборону», чтобы обеспечить масштабное участие японских Сил самообороны в миротворческих операциях за рубежом, а также утвердить право защищать своих союзников и оказывать им необходимую помощь.  То есть, Токио будет иметь возможность защищать не только базы США на японской территории, но и корабли ВМФ США в Тихом океане. Кроме того, японские суда смогут участвовать в обеспечении перевозки военных грузов для нужд ВС США в разных регионах мира. 

Наряду с этим, планируется утвердить право Сил самообороны обеспечивать защиту судов, доставляющих в Японию нефть и другие стратегические грузы.  Фактически, это будет означать начало установления японо-американским альянсом (к которому в дальнейшем может подключиться Южная Корея) контроля над ключевыми морскими транспортными маршрутами.  Данные инициативы неизбежно вызовут озабоченность Китая, особенно на фоне территориального спора из-за островов Сенкаку (Дяоюйдао). 

В 2014 году следует ожидать серьезных изменений в оборонной стратегии Японии.  Прежде всего, будет уделено особое внимание отслеживанию угроз со стороны КНР и КНДР, что предполагает наращивание средств ведения разведки, включая приобретение беспилотников, а также усиление сил ВМС для контроля обстановки в районе спорных островов, для чего планируется закупить 50 новых десантных катеров и 17 конвертопланов Bell V-22 Osprey.  Для усиления возможностей ПВО и ПРО должны быть закуплены 28 истребителей Lockheed Martin F-35 Lightning II.  Кроме того, предполагается начать строительство двух новых эсминцев с боевой информационно-управляющей системой AEGIS и зенитными ракетами американской разработки. 

Наряду с этим, следует ожидать снятия ограничений на экспорт японских вооружений, что позволит Японии не только привлечь заказы из-за рубежа, но и укрепить военно-техническое сотрудничество с другими странами.  Данный фактор особо важен в связи с планируемым переходом Японии к самостоятельному поиску новых союзников и партнеров как в АТР, так и в других регионах мира.  О необходимости этого начали говорить в 2013 году в связи с нестабильностью политики главного партнера в лице США, приводящей к ослаблению поддержки американской линии со стороны разных государств.  Однако пока неясно, на какие страны Япония планирует ориентироваться, поскольку в АТР до сих пор относятся к Токио с настороженностью, опасаясь «возрождения японского милитаризма». 

В случае, если Япония решить проводить многовекторную политику, возможна активизация сотрудничества с Россией даже без привязки этого процесса к решению вопроса о Южных Курилах. В числе наиболее возможных партнеров Японии можно назвать Великобританию, Канаду, Австралию, Индию, Монголию, Казахстан, Вьетнам, Монголию и Южную Корею (если Токио сможет преодолеть существующие разногласия с Сеулом – как по островам Токто (Такэсима), так и по историческим вопросам, связанным с японской оккупацией). 

Следует ожидать, что в 2014 году Токио будет проводить политику, направленную на расширение своей исключительной экономической зоны.  В частности, планируется подать заявку на изменение географических названий мелких скал, входящих в архипелаг Торисима в Восточно-Китайском море, на острова.  В случае удовлетворения этой заявки Токио автоматически получит возможность расширить свою исключительную экономическую зону, поскольку она, согласно требованиям международного права, может отсчитываться только от островов, а не от скал.  Вместе с тем, даже не дожидаясь этого, Япония может ввести в данном районе опознавательную зону ПВО, аналогично тому, как это сделали Китай и Южная Корея, и начать активное патрулирование этого района военными кораблями, так как здесь ведут промысел рыболовные суда Китая и Южной Кореи.

Материал опубликован в газете «Служу Отечеству» № 1 - 2014

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Должны ли быть казнены военные преступники, приговорённые судом к смертной казни в ЛДНР?
86.1% Да
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть