Соединённые Штаты Америки – 2014

ИА REX продолжает публикацию статей эксперта с прогнозами на предстоящий год
19 января 2014  15:28 Отправить по email
Печать

Главным фактором, который будет определять развитие ситуации в Соединённых Штатах и оказывать влияние на внешнюю политику Белого дома, будут выборы. В 2014 году должны быть обновлены почти треть состава Сената и полностью – Палата представителей. Кроме того, начнётся подготовка к следующим президентским выборам, в рядах республиканцев и демократов начнётся предварительная борьба за право участвовать во внутрипартийных праймериз, чтобы претендовать на роль кандидата в президенты. Пока рейтинги обеих ведущих партий страдают от снижения популярности: республиканцам картину подпортил бюджетный кризис, а демократам – проблемы с реализацией реформы здравоохранения.

Однако всё это происходит на фоне падения рейтинга президента Барака Обамы почти до уровня 30%, поэтому позиции республиканцев выглядят немного лучше, чем у демократов (по декабрьским опросам CNN, 49% избирателей поддержали бы на выборах кандидата-республиканца, а 44% – демократа). При этом сейчас в числе наиболее реальных кандидатов называются республиканец - губернатор штата Нью-Джерси Крис Кристи и представительница демократов бывшая госсекретарь США Хилари Клинтон. Стоит ожидать, что в 2014 году политика Обамы будет сталкиваться с перекрёстной критикой со всех сторон: республиканцы традиционно будут нападать на реформу здравоохранения и сокращение необходимых для обороноспособности статей бюджетных расходов, а демократы будут указывать на ошибки, которые необходимо исправлять в оставшийся срок и которых постарается не допустить будущий кандидат в президенты в случае избрания.

На стороне демократов может сыграть ожидаемое улучшение в экономике. Вопрос с финансированием федерального правительства и увеличением долгового лимита будет решён без чрезвычайных скандалов. Обама вполне может добиться замены отдельных запланированных бюджетных ограничений на сокращения в других, менее значимых областях, но вряд ли сможет добиться повышения налогов – в предвыборный период он не получит достаточного для этого числа голосов. Наиболее вероятно, что республиканцы на выборах в ноябре вновь получат большинство в Палате представителей, но утратят часть мест в Сенате. В результате, ни у одной партии не будет подавляющего преимущества.

Опасения, связанные с сокращением Федеральной резервной системой программы количественного смягчения, будут нивелироваться двумя факторами – ФРС будет действовать постепенно, при этом крупные корпорации, скорее всего, продолжат выкуп своих акций, перенеся таким образом часть активов из-за рубежа в США (эта практика была немного сокращена в 4-м квартале 2013 в связи с тем, что действия ФРС оказались мягче ожидавшихся, но вероятно будет продолжена на прежнем уровне). Если оба эти фактора будут задействованы эффективно, следует ожидать восстановления американской экономики с темпами роста на уровне 2,5-2,8% и укрепления доллара. Соответственно, это поднимет доверие инвесторов к экономике США и может стимулировать перенос финансовых активов с развивающихся рынков в Соединённые Штаты.

Предвыборная кампания в США окажет определенное влияние на внешнюю политику Вашингтона. Собственно, в условиях вынужденного компромисса по госдолгу и бюджету, а также на фоне стабилизации ситуации в экономике, наиболее удобными темами для дискуссий и политических обвинений в ходе предвыборных дебатов являются реформа здравоохранения и обеспечения национальной безопасности. По первой проблеме кардинальных изменений ожидать не следует – республиканцы будут обещать отмену этого закона, а демократы будут настаивать на необходимости его сохранения при определённой корректировке. Поэтому наиболее удобной для громких заявлений и воинственной риторики будет проблема обеспечения безопасности, тесно связанная с внешней политикой, поскольку основные угрозы США традиционно видят вовне.

Следует ожидать, что республиканцы будут критиковать внешнюю политику администрации Обамы практически по всем направлениям, делая упор на Ближнем Востоке и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Применительно в ближневосточной проблеме, стоит ожидать традиционных обвинений в «духе МакКейна», что Обама позволил Путину переиграть его в Сирии, на Украине и применительно к Ирану. Но в действительности, Ближний Восток не будет играть первостепенную роль для США в краткосрочной перспективе, для Вашингтона в этом регионе главное – сдвинуть Иран к сближению с Западом. Этот процесс будет сложным и длительным, но первые шаги уже сделаны. При этом всё большую роль в ближневосточном урегулировании будет играть ЕС, тогда как США попытаются занять роль «направляющей силы», влияющей на происходящие процессы, но напрямую в них не участвующей. На данном этапе Соединённым Штатам выгодно поддержание в регионе «стабильной нестабильности», не перерастающей в глобальную войну, но характеризующей конфронтацией соседей, чтобы поддерживать противоречия между суннитами и шиитами и не допустить объединения исламского мира.

Такие же задачи стоят и применительно к Центральной Азии – США стремятся сохранить позиции, позволяющие контролировать ситуацию и, при необходимости, вмешиваться в нее, но таким образом, чтобы присутствие США не вызывало отторжения у центрально-азиатских республик, а воспринималось как естественный стабилизирующий фактор. В этой связи Соединённые Штаты заинтересованы в столкновении интересов России и Китая в Центральной Азии, а также в нарастании угроз – как со стороны афганских талибов, так и вследствие обострения отношений между странами региона из-за территориальных споров и борьбы за водные ресурсы.

Оценивая российско-китайскую конкуренцию в Центральной Азии, США выделяют наиболее уязвимые места – Казахстан, который хочет сотрудничать с Москвой и Пекином на равных, а также раздираемую межклановыми и межэтническими противоречиями Киргизию, стремящуюся избежать попадания в полную зависимость от РФ или КНР и пытающуюся лавировать между ними в поисках третей силы. Исходя из этого, применительно к Казахстану США будут осуществлять последовательную и осторожную политику, направленную на укрепление среди руководства республики идей о том, что Казахстан является признанным региональным лидером, самодостаточным в политическом и экономическом плане, обладающим авторитетом в тюркском мире. Параллельно будет продвигаться тезис о том, что идея Таможенного союза и Евроазиатского союза реализуется без учёта интересов Астаны, а исходя из геополитических устремлений Москвы.

На киргизском направлении особое внимание будет уделено завершению формирования единой радиолокационной сети, включающей в себя 26 радаров, расположенных в разных районных Киргизии, которая будет управляться либо с территории нового посольства США, либо из строящегося в Манасе аэронавигационного комплекса, который официально будет сугубо гражданским. Вероятно, что официальное управление этим комплексом будут осуществлять представители Турции, но реально руководить будут американцы, стремящиеся включить этот комплекс в будущую южную сеть ПРО.

Вместе с тем, центрально-азиатское направление не считается сейчас первостепенным, а проведение американской политики в этом регионе не будет особо затратным, поскольку значительная часть расходов по выводу войск из Афганистана и создание «временных пунктов» в Центральной Азии ляжет на союзников. Кроме того, снижению расходов будет способствовать и поставка заинтересованным странам региона вывозимой из Афганистана техники и оборудования.

Наибольшее внимание США в 2014 году будет уделено Азиатско-Тихоокеанскому региону и Арктике. Собственно, оба направления ранее уже были обозначены в качестве приоритетных, но особых успехов администрации Обамы достичь пока не удалось. Применительно к арктическому региону главной проблемой является нехватка средств для наращивания одновременно научных исследований и военного присутствия, причём не хватает именно на последнее. Предусмотренное финансирование судов ледокольного класса для Береговой охраны США продвигается с отставанием, поэтому в 2014 году ожидать существенного усиления военного присутствия Соединённых Штатов в арктической зоне не приходится. В этой связи арктическая политика Вашингтона будет направлена на активизацию сотрудничества с партнёрами в качестве реакции на нарастающее российское присутствие в Арктике, чтобы добиться установления баланса сил. Одновременно США будут продвигать и различные варианты взаимодействия в этом регионе с Россией – от совместных учений по обеспечению безопасности на море до борьбы с браконьерством и контрабандой морских биоресурсов в рамках двустороннего соглашения, планируемого к окончательному заключению весной.

Наиболее важным для США будет продвижение «разворота в Азию» - обозначенного, но так и не подтверждённого конкретными действиями. В 2013 году на фоне бюджетных проблем и повышенного внимания США к Ближнему Востоку позиции Белого дома в АТР ослабли, что позволило Китаю укрепить своё влияние и продвинуть новые инициативы. В этих условиях перед администрацией Барака Обамы будет стоять сложная задача – укрепить отношения со старыми союзниками и привлечь новых, чтобы сдерживать растущее влияние Пекина. Одним из факторов, который может этому косвенно поспособствовать, является нейтральная позиция России, которую Китай пытается привлечь на свою сторону по наиболее острым региональным вопросам, в первую очередь, территориальным спорам. В этой связи Вашингтон заинтересован в том, чтобы Москва и Токио достигли компромисса по Южным Курилам и усилили экономическое сотрудничество в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, поскольку это будет гарантировать, что Россия продолжит дистанцироваться от поддержки любой из сторон в китайско-японском территориальном споре и других аналогичных ситуациях в регионе, призывая при этом стороны к переводу проблем в исключительно дипломатическую плоскость.

Особое внимание США будут уделять нормализации отношений между Японией и Южной Кореей, поскольку обе эти страны рассматриваются Вашингтоном как основа для будущего трёхстороннего военно-политического союза. Исходя из этого стоит ожидать, что представители Госдепартамента США будут пытаться добиться от Синдзо Абэ смягчения риторики и отказа от дальнейших посещений храма Ясукуни. Одновременно будет проводиться и политика, призванная побудить южнокорейское руководство к необходимости перед лицом общих для Токио и Сеула угроз отказаться от учёта исторических событий прошлого при выстраивании отношений, стратегически важных для будущего. Применительно к островам Токто (Такэсима) Вашингтон будет инициировать проведение консультаций японских и южнокорейских специалистов, чтобы найти взаимоприемлемый подход к данной проблеме. В частности, речь может идти о моратории на решение вопроса о территориальной принадлежности островов при одновременном достижении соглашения о совместной хозяйственной деятельности в этом районе на равноправной основе.

Можно ожидать, что США спровоцируют новое обострение ситуации на Корейском полуострове, чтобы Сеул и Токио забыли о разногласиях и объединили усилия для противодействия северокорейской угрозе. Предполагается, что поводом может послужить инициирование Соединёнными Штатами новых обвинений в адрес КНДР в нарушении прав человека со стороны ООН и международных правозащитных организаций, а также начало расследования по поводу производства Северной Кореей химического и бактериологического оружия. Вкупе с проведением США и Южной Кореей новых военных учений это может привести к резкой реакции со стороны Пхеньяна и вызвать заявления о подготовке новых ракетных запусков и испытания ядерного оружия (при этом их осуществление вполне реально).

В результате, ситуация на Корейском полуострове вновь может резко обостриться, что создаст условия для продвижения американской идеи созыва трёхсторонней встречи США-РК-Япония с участием министров обороны и иностранных дел, а также позволит добиться расширения и практической реализации договора об обмене разведывательной информацией. Кроме того, это будет стимулировать Токио и Сеул к увеличению оборонных бюджетов и взятию на себя новых расходов по содержанию контингентов ВС США.

Основным направлением политики Вашингтона в АТР будет сдерживание Китая, в связи с чем стоит ожидать возрастания активности Госдепа в АСЕАН и Индокитае, где будет продвигаться тезис о том, что главной угрозой стабильности в регионе является растущая мощь Китая, стремящегося включить в сферу своего влияния всю западную часть Тихого океана, Юго-Восточную Азию и районы, прилегающие к Индийскому океану. При этом особый упор будет делаться на расширении сотрудничества стран АТР с НАТО, а не только с США.

В настоящее время Австралия и Япония сотрудничают с НАТО на основе совместных двусторонних политических деклараций, опыт взаимодействия с НАТО также имеют Сингапур и Малайзия, а такие страны как Монголия, Новая Зеландия и Южная Корея работают с этой организацией по «индивидуальным программам партнёрского сотрудничества». В дополнение к этому в ближайшей перспективе руководство Североатлантического альянса планирует активизировать переговоры о сотрудничестве с Брунеем, Камбоджей, Индонезией, Лаосом, Мьянмой, Филиппинами, Вьетнамом и Таиландом. При этом стратегия США по сдерживанию Китая в АТР будет фактически осуществляться в рамках идеи создания Тихоокеанского военно-политического блока по образцу Североатлантического альянса, чтобы в перспективе включить в зону ответственности «Глобального альянса» Атлантику, АТР и дугу от Средиземного моря через Кавказ, Центральную Азию, Афганистан, Пакистан и Индию до Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии.

Следует отметить, что в политике США по отношению к России в 2014 году вряд ли стоит ожидать кардинальных перемен в лучшую или худшую сторону. Соединённые Штаты сейчас не заинтересованы в противоборстве с Москвой в Центральной Азии, Арктике и АТР, но при этом не готовы смягчать свою позицию по вопросу о развёртывании ПРО как в Европе, так и в Азии. Взаимодействие Москвы и Вашингтона будет осуществляться по проблемам, которые являются общими для всех – борьба с международным терроризмом, пиратством и контрабандой, вопросы нераспространения оружия массового уничтожения и т.п. Для создания положительного образа «развития российско-американских отношений» США будут продвигать идею о новом сокращении наступательных ядерных вооружений, но, скорее всего, безрезультатно, поскольку Россия будет увязывать данный вопрос с развертыванием системы ПРО. Даже если Москва и согласится рассматривать американское предложение, то только применительно к стратегическим ядерным вооружениям, но не к тактическим – для этого необходимо одновременное сокращение таких вооружений и в Европе.

Главной особенностью российской политики США в этом году будет усиление риторики, что обусловлено не повышением «градуса» американской внешней политики, а конъюнктурными соображениями предвыборного периода в Соединённых Штатах. Разумеется, американские политики будут выступать с обвинениями в адрес Кремля в нарушении прав человека в России и попытках реанимировать Советский Союз под видом идеи Евроазиатского союза. Однако официальные лица будет довольно сдержаны, а оказание поддержки российским оппозиционным организациям будет осуществляться исключительно по неправительственной линии, причём основная часть работы на данном направлении будет перенесена на европейские правозащитные структуры. Особое внимание будет уделено подготовке встречи Обамы с Путиным на саммите Большой восьмёрки в Сочи и, возможно, повторной встречи на саммите АТЭС в Австралии – если не возникнет чрезвычайной ситуации в США, американский президент посетит оба саммита.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Должны ли быть казнены военные преступники, приговорённые судом к смертной казни в ЛДНР?
86.1% Да
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть