Тайваньские сепаратисты усиливают репрессии против исторической памяти

В противовес им на острове зреют предпосылки мирного объединения с материком
4 мая 2024  20:17 Отправить по email
Печать

Часто спрашивают: «А вот как это Китай “воссоединится” с Тайванем “мирным путем”, если там у власти “демократы”?». И сами же отвечают, ибо «демократы» и спрашивают: «Или Си Цзиньпин просто водит народ за нос, или задумал войну». Либеральное самосознание, причём, не только в либертарианской, но и в националистической ипостаси, надо признать, опустилось в плинтус примитива настолько, что ничего, кроме убогих, линейных схем, прикрытых фиговым листком пригодных к скандированию лозунгов, там не воспринимается. Дискуссия вокруг Ивана Ильина это наглядно показала. Поэтому апелляции к стратагемам Сунь Цзы сталкиваются, мягко говоря, с непониманием. Аллегории и аналогии им побоку. Нужно то, что можно пощупать руками и попробовать на зуб.

Ранее на ИА REX: Кому и зачем нужен скандал вокруг философа Ильина?

Ну, вот, пожалуйста, есть и предмет, и конкретика. Учитывая, что на Тайване выборы главы администрации (самозваного «президента») в январе, а вступление его в должность 20 мая (схему с четырехмесячным разрывом «слимонили» у США столетней давности), правительством автономии принято решение идеологизировать канун этой процедуры, объявив 19 мая Днем памяти так называемого «белого террора». Под ним понимаются гонения на коренных жителей Тайваня бежавших на остров войск Гоминьдана, проигравших коммунистам Гражданскую войну 1945-1949 годов. Не все приняли чанкайшистов с распростертыми объятиями; многих пришлось «уговаривать». Назначение этого «Дня» - результат работы созданной в 2018 году сепаратистскими властями Демопрогрессивной партии (ДПП) «переходной комиссии по правосудию». Ее придумали с целью окончательной узурпации власти путем дискредитации Гоминьдана, который да, проиграл КПК войну, да, бежал на остров. Но столкнувшись с проамериканским помешательством сепаратистов, его лидеры многое переосмыслили, став локомотивом движения за сохранение единства Китая. Знаменитый «консенсус 1992 года», принимаемый КПК и Гоминьданом, но отвергаемый ДПП, — это принцип одного Китая и Тайваня как его неотъемлемой части. Просто стороны пролива трактуют его по-разному: в так называемой «конституции» Тайваня до сих пор говорится о распространении «Китайской республики», прекратившей существование в 1949 году, с образованием КНР, на всю территорию страны, включая материк.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

На основании выводов «переходной комиссии» так называемое островное «МВД» приняло решение снести памятники Чан Кайши, которого обвинили не только в репрессиях, под которые якобы попали полтора миллиона жителей Тайваня, но в узурпации государственных средств в пользу Гоминьдана. Обвинение, надо сказать, для однопартийной системы, где финансы партии и государства – сообщающиеся сосуды, весьма конъюнктурное, если не сказать лживое. Надо сказать, что по команде из Тайбэя, с «верхов» ДПП, памятники генералиссимусу и так сносились довольно быстрыми темпами и без всякой комиссии. По статистике, которую приводит известный китаист Юрий Тавровский, из 934 памятников осталось 760. Комментируя правительственный ответ на просьбу ускорить ликвидацию памятников, молодая, «дикорастущая» депутатка от ДПП Хуан Цзе, представляющая город Гаосюн, рассказала, что кабинет уже «подмазывал» процесс изгнания памяти о Чан Кайши, выделив на это около 100 тыс. тайваньских долларов (3 тыс. долларов ФРС США). Но были снесены всего лишь 165 памятников. Почему? Потому, что сносу воспрепятствовали военные, считающие Чана основателем и главнокомандующим. Тавровский свидетельствует:

"Военная академия в Тайбэе считает себя преемницей Военной школы Вампу, созданной в 1924 году в Кантоне с помощью Советской России. Ее командиром был Чан Кайши, главным военным советником Василий Блюхер, а политическим советником известный большевик Михаил Бородин. В КНР памятников Чан Кайши нет, но его родной дом и храм предков в провинции Чжэцзян по личному приказу Мао Цзэдуна не были разрушены".

В 1950 году генералиссимус восстановил академию на Тайване, в пику её существованию на материке; в приближающемся июне отмечается столетие этого военного вуза. Тавровский полагает, что если речь зайдёт о ликвидации ещё и Мавзолея Чан Кайши в Тайбэе, мэрию которого сейчас возглавляет его правнук Чан Ванъань, то «не стоит исключать перезахоронения в городке Аньцзи провинции Чжэцзян, на родине бывшего главы китайского государства». И это стало бы весьма мудрым поступком материковых властей, демонстрацией готовности именно к мирному объединению. Власти ДПП после этого и в материковом Китае, и на острове оказались бы по сути в статусе американской оккупационной администрации. Не исключено, что «отметив» 19 мая и приведя на следующий день к власти нового гауляйтера, хозяева ДПП окончательно возьмут курс на разрыв с китайской идентичностью, использовав для этого позорную борьбу с памятниками. В российском экспертном сообществе проводят здесь прямые параллели с Украиной, напоминая, чем в итоге обернулось то, что начиналось как «декоммунизация» в форме переименования советских топонимов и сноса памятников В.И. Ленину.

Именно под этот «замес» собираются и загнать памятники генералиссимусу Чану. Упомянутое островное «МВД» уже пообещало скоординировать действия с местными «УВД», вновь пополнив для разрушительной миссии местные бюджеты. Правда, при этом возникает проблема. Две трети муниципалитетов, включая все крупные города, на Тайване возглавляются гоминьдановцами, которые нанесли ДПП разгромное и унизительное поражение на местных выборах в ноябре 2022 года. Как они воспримут эти команды из Тайбэя, и на какую растяжку встанут местные правоохранители, зажатые между губернаторами и собственным полицейским начальством, можно только догадываться. И зафиксируем поэтому, что здесь создается очаг напряженности внутри власти. Который всегда, если доходит до разрыва, мы это знаем, в него вовлекаются простые граждане. Вывести их на улицы нетрудно, особенно при организации, которую могут взять на себя НКО и Интернет, а также относительно небольшом финансировании. Нет сомнений, что протестные очаги, следовательно, вспыхнут по всему Тайваню.

Но раскол возникает и в Тайбэе. Так называемый «министр обороны» Цзю Гочэн в рамках возникших вокруг данного вопроса дебатов уже сделал беспрецедентное заявление:

"Необходимо принять во внимание военные традиции, и любые статуи Чан Кайши на военных базах острова считаются находящимися в частной собственности".

Иначе говоря, «министр», в руках которого находится силовой ресурс, предупредил гражданские власти, включая готовящегося к самозваной «инаугурации» нового главу администрации Лай Циндэ, так называемого «верховного главнокомандующего», что армии наплевать на его политические установки и указания. И разрушители не будут допущены к памятникам, расположенным на территории воинских частей. Учитывая то, что они дислоцированы по всему острову, то если возникнет упомянутое противостояние внутри «МВД» и между ним и гражданскими администрациями, возглавляемыми представителями Гоминьдана, не факт, что армия останется в казармах. В конце концов, командиры на местах могут действовать «на свой страх и риск», а старшее командование, включая «министерство обороны», в рядах которого ранее неоднократно возникала фронда с сепаратистским курсом ДПП, охотно закроет глаза на эту «самодеятельность». Мы уж не говорим о том, что большинством в Законодательном юане Тайваня тоже обладает Гоминьдан, который, особенно в альянсе с депутатами от Народной партии экс-мэра Тайбэя Ко Вэньчжэ, вполне может тоже принять какой-то документ в защиту памятников, обратившись к народу за поддержкой. В целом здесь необходимо понимать, что победа сепаратистов на так называемых «президентских» выборах была отнюдь не абсолютной, а относительной. И фактически на острове установлено двоевластие, снимающее как минимум проблему сепаратного провозглашения «независимости», которое немедленно будет заблокировано парламентом, ибо сепаратисты не имеют в нем не только квалифицированного, но и обычного большинства.

На материке не вмешиваются, но внимательно следят за этой ситуацией. Там прекрасно понимают коллизию, на которую все активнее указывают даже тайваньские эксперты, считающие сепаратизм проамериканских «демократов» ползучей (и фактической) «декитаизацией». Сепаратисты и раньше не скрывали, что ведут дело к искусственному конструированию некоей «тайваньской» нации. Чтобы вслед за историческими, разорвать еще и ментальные связи жителей острова с материком. Чтобы островитяне считали себя не китайцами, а неважно кем, без истории, роду и племени, лишь бы над правящей ДПП не висел «Дамколов меч» китайского единства, который вынесет ей приговор Истории. Сепаратистам по заказу американских хозяев нужно сделать из Тайваня такой же «анти-Китай», какую «анти-России» американцы сварганили из Украины. Нам в России эта дилемма поэтому очень хорошо видна и понятна. И именно поэтому наши симпатии на стороне тех сил, которые выступают за воссоединение разделенной страны. Разумеется, Чан Кайши противоречивая фигура, к которой в Китае имеются вопросы. Но главное: он сохранил страну в годы японской агрессии, не капитулировал, не превратился в марионетку японских фашистов, каковыми стали присягнувшие Гитлеру капитулянты-руководители европейских стран, захваченных Германией без особого сопротивления.

Нет сомнений, что разгорающийся из-за идеологических амбиций ДПП на острове конфликт, способный дестабилизировать ситуацию, имеет только одно решение: крах сепаратистского режима. И именно такой исход и ставит в повестку дня как раз мирное, гарантированное военными, объединение страны. И так ли случайно, что и украинский конфликт все отчетливее движется к ситуации, при которой надоевшая киевская власть может быть свергнута руками своих военных, открыв путь такому же мирному объединительному процессу. Очень много общего между двумя, предельно отдаленными друг от друга регионами. Вот это и есть ответ тем, кто не понимает или не хочет понимать перспектив мирного воссоединения Китая, о котором постоянно говорит Си Цзиньпин, сформулировавший свою позицию еще несколько лет назад запоминающимся афоризмом: «Китай не станет нападать на китайцев».

Последнее. И в Пекине, и в Табэе очень хорошо помнят, откуда взялась ДПП. Эта партия появилась с прицелом как раз на материк, во второй половине 1980-х годов, когда внешние дестабилизаторы Китая замышляли трагические события на Тяньаньмэнь, разразившиеся весной 1989 года. Расчет Вашингтоном, давшим зеленый свет и приложившим усилия для создания ДПП, делался на то, что если удастся свергнуть власть КПК, то передать ее не обратно Гоминьдану – Национальной партии, а собственным марионеткам. И только когда план провалился, фактические, не признаваемые вслух и сейчас, аппетиты сепаратистов вынужденно ограничились Тайванем. Замах-то был куда как больший. Понимают и помнят ту историю не только в КПК, но и в Гоминьдане. Помнят и именно поэтому все крепче сближаются в стремлении обеспечить Китаю подлинный суверенитет и национальное единство.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть