Встреча в Пекине: Россия и Китай заявили об общих позициях по Украине

На фоне российско-китайского сближения Запад теряет самообладание
9 апреля 2024  14:50 Отправить по email
Печать

Визит в Пекин главы российского МИД Сергея Лаврова и его переговоры с китайским коллегой Ван И вновь ставят в центр мировой повестки по украинскому кризису китайскую формулу мира – двенадцать пунктов, выдвинутые в первую годовщину СВО, 24 февраля 2023 года китайским МИД, известные, как «план Си Цзиньпина». В канун визита в Китай, который, помимо всего прочего, готовит встречу лидеров двух стран – президента Владимира Путина и председателя Си Цзиньпина в мае в Пекине, Лавров провел в Москве встречу с послами нескольких десятков стран. И назвал на ней китайские пункты «наиболее чётким и разумным планом урегулирования вокруг Украины». Несколько встреч с главой МИД России, которые, по словам Ван И, прошли в эти два дня, и по итогам которых два министра провели совместную пресс-конференцию, центром внимания имели «предметно обсужденный украинский вопрос». Одновременно в Москве с этими же мыслями выступил руководитель второго мидовского департамента стран СНГ Алексей Полищук, а в Вашингтоне – посол России в США Анатолий Антонов. Назвав киевский режим «заточенным на нанесение нам стратегического поражения», дипломат предупредил мировую общественность об угрозах, которые исходят от его агонии в ядерной сфере.

На фоне совместного продвижения китайской формулы урегулирования обращает внимание подчеркнутая Лавровым и Ван И российско-китайская координация; никакой «равноудаленности от полюсов», скорее в ходу формулировка ещё Мао Цзэдуна, подхваченная Си Цзиньпином – «спиной к спине». «Двойное противодействие против двойного сдерживания», - Москва и Пекин тем самым не скрывают, что находятся по одну сторону мировых баррикад не только в украинском вопросе, но и в глобальных раскладах в целом. Речь зашла даже о «ненадежности», то есть ущербности навязанной Западом «системы функционирования мировых финансово-экономических связей». Просматривается следующая логика: совместное разрешение украинского кризиса – не финал, а исходная точка российско-китайского дипломатического наступления, нацеленного на переформатирование международного порядка. Первый успех сформирует инерционную тенденцию, которая с каждым новым успехом, проникая в ткань международных отношений, будет усиливать саморазгоняющийся эффект.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Иначе говоря, главный итог прошедших переговоров в Пекине: совместное разрешение Россией и Китаем украинского кризиса, во-первых, вплетено в общую канву противодействия США, НАТО и их дальневосточным сателлитам; иначе говоря, это инструмент предотвращения мирового конфликта, сполохи которого на Украине видны особенно отчетливо. Во-вторых, Украина, где происходит столкновение России с НАТО, — Рубикон, и от исхода этого противостояния очень многое зависит; после завершения этого противостояния, в зависимости от того, как все закончится, мир окажется в тени его итогов, которые определят международную динамику на много лет вперед. А возможно и десятилетий.

Почему же Рубиконом избрана именно эта веха? Ведь не секрет, что многие у нас напрягаются даже от разговоров о мирном урегулировании, за которыми, как им кажется, маячит «похабный мир» со сдачей позиций. В памяти сразу встают призраки последствий Стамбула. Полный карт-бланш, полученный Путиным на президентских выборах, располагает к самому радикальному решению вопроса. Как обстоит дело на самом деле, и почему китайский план, которому уже более года, вновь востребован именно сегодня? Давайте рассуждать.

Первое. Запад, мечтающий о «стратегическом поражении» России, выдвигает свои формулы. На словах – мира, на деле – российской капитуляции. В этом направлении осуществляется последовательная политика, начало которой в июне прошлого года положила встреча «копенгагенского» формата. С продвижением известной «формулы Зеленского», которая неприемлема ни для России, ни для Китая, солидаризовавшегося с выводом наших двух министров о «бесперспективности международных встреч по вопросам, которые не учитывают интересы Москвы». После Копенгагена было еще четыре встречи, на первой же из них – в Джидде – Китай присутствовал, после чего от «формулы Зеленского» дистанцировался глобальный Юг. На остальных – на Мальте, в Эр-Рияде и Давосе - Китая не было, но развернуть «южные» страны обратно у Запада уже не вышло. К Давосу, в котором его усилия возглавили заправилы ВЭФ во главе с Клаусом Швабом, ставленником Ротшильдов, Запад созрел для мимикрии, ибо «формула Зеленского» явно не прокатывала. Отсюда появился «швейцарский» план, еще более вредоносный, чем киевский, ввиду того, что в нем была предложена всеобъемлющая капитуляция России перед коллективным Западом. Глобальный Юг решили обмануть, втянув в этот процесс Китай под видом «соединения» его плана со «швейцарским», хотя сделать это невозможно, они противоположные. Предсказуемо не получилось. Китай согласился только с одним: что без самой России, которую собирались поставить перед фактом с помощью ультиматума от «всего мира», ни один план не работоспособен. В Пекине также предупредили, что если Россия не будет представлена, а Россия – не будет, ибо то, что готовится в Женеве в рамках «швейцарского» плана, для нас неприемлемо, и об этом уже широко объявлено, Китай также не примет участия. А без Китая Запад не может рассчитывать на поддержку глобального Юга.

Так вот, то, что в эти два дня произошло в Пекине, зафиксировало не только подтверждение, но и ужесточение китайской позиции по отношению к Западу. Открыто солидаризовавшись с Россией, руководство КНР подтвердило отказ от Женевы, заняв по сути нашу сторону; далее только одно: совместная подготовка Москвой и Пекином своей, альтернативной конференции, просто об этом пока не говорят. Но если Запад станет упорствовать, и Женева, куда многие, по признанию Зеленского, не хотят ехать из-за России, все-таки состоится, вопрос альтернативной конференции может стать в повестку дня. База для этого создана самим фактом китайского плана, другого плана нет, и Россия не выдвигает его, ибо является стороной конфликта и имеет в нем свои интересы. Вчера эта база в виде китайского плана уточнена. Конкретику в мае, надо полагать, будут обсуждать уже лидеры. Ранее китайский постпред в ООН Чжан Цзюнь уже предлагал Пекин в качестве переговорной площадки, но – без Запада, между Москвой и Киевом, на условиях, чтобы Запад с Украины ушел и перестал подливать масло в огонь конфликта. Как только Женева провалится, а она провалится именно без Китая, весь мир тогда осознает, что украинский вопрос – действительно Рубикон, вокруг которого сфокусировалось восточно-западное противостояние. И на кону его стоит судьба не Украины, а всего мира, по какой из моделей идти – глобалистского диктата или межцивилизационного равноправия и диалога. Именно тогда это противостояние будет переосмыслено как экзистенциальное, «не ради славы, ради жизни на земле». И настанут другие времена, до которых, однако, чтобы дожить, сейчас нужна консолидация. И именно этим занимались вчера и сегодня в китайской столице главы МИД.

Второе, по существу китайского плана. В российском информационном поле к этому плану высказывались две претензии. Одна - общая: никаких мирных переговоров быть не должно, врага нужно добивать в его логове. Нужно видеть и понимать, что именно в этом направлении все и движется. Киев и его кураторы загоняются в угол. От разговора с Россией они отказались под лозунгом «стратегического поражения». Стратегическая инициатива прочно перехвачена нами. Время работает на нас: с каждым днем, по мере разрушения инфраструктуры сопротивления, киевский режим приближается к краху. Запад понимает несбыточность своих планов, но отступить от задранной в самом начале планки не может – это потеря лица. Терять все равно придется, когда не будет других вариантов, но пока они, как считают в США и Европе, имеются, все идет в инерционном режиме помощи ВСУ. Мы этим пользуемся и на фронте, и в дипломатии. Пока противник в цугцванге – все в порядке. Если же он из него выйдет и согласится на реальный диалог, мы, благодаря тому, что заявляем сейчас – сами и совместно с Китаем – окажемся в сильной позиции, разделяемой мировым сообществом. Отказаться от самой идеи мира публично – ослабить позицию и лишиться этой поддержки в информационную эпоху, когда войны наполовину выигрываются на поле боя, а наполовину – в СМИ.

Другой вопрос к китайскому плану, который у нас задавался, уже не общий, а частный, по первому из двенадцати пунктов, насчет «территориальной целостности». Вот здесь надо понимать, что те, кто на этом пункте спекулируют, либо не складывают два и два, либо сознательно работают на противника. Почему? Потому, что отказом от этого пункта они явочным порядком признают якобы «территориальную целостность» Украины, отказывая в этом своей стране – России, в составе которой нахождение этих территорий определяется Конституцией РФ. Логика, которой руководствуется здесь китайская сторона, следующая. Существует российско-украинский спор, который имеет исторические корни, и в рамках которого постсоветские суверенитеты не играют, ибо они должным образом, за исключением российского, не оформлены в международно-правовом плане. Об этом говорил посол Китая в Исландии Хэ Жулун, об этом еще определеннее сказал посол Китая во Франции Лу Шайе. И существует выходящий за рамки этого спора вечный интерес Запада, который со времен создания централизованного русского государства в XV веке заключен в уничтожении и раздроблении нашей страны; проект «Украина» - часть этого интереса. Что получается? Если нет такого понятия, как суверенитет Украины и вытекающей из него «территориальной целостности», значит, в игре находится суверенитет России, и первый пункт китайского плана не только его не подрывает, но – укрепляет, заведомо укладываясь в прокрустово ложе, давайте прямо, дальнейших приобретений. Разумеется, надлежащим образом оформленных, но это уже наша проблема. Ведь любой мир в конце концов фиксирует итоги той войны, которая им завершилась. Поэтому никакого подвоха с китайской стороны здесь нет, а есть готовность признать, даже вопреки Западу, те реалии, которые складываются и в итоге сложатся на поле боя.

Ну и еще один фактор здесь важен – фактор усилий Запада по обхаживанию Китая и перетягиванию его на свою сторону с помощью как кнута, так и пряника. Настойчивый звонок Джо Байдена, на который в Пекине откликнулись только на «надцатый» раз, визит Джанет Йеллен, предстоящий визит Энтони Блинкена – это все лишь с одной стороны предвыборный пиар Белого дома. С другой же стороны, это американские попытки сыграть на опережение, вперед очередному раунду российско-китайского сближения, запущенному европейской миссией спецпредставителя Ли Хуэя и нынешней поездкой Лаврова в Пекин. Понятно, что Вашингтон, а с ним и весь Запад нервничают, это видно даже по европейскому склочничеству в определении преемника нынешнему генсеку НАТО Йенсу Столтенбергу (полемика идет на уровне, кто кого «на колени» ставил). Не вполне твердая почва у них под ногами, отсюда и попытки «утрамбовать» эту почву на пекинском направлении за счет России. Но мы же с вами взрослые люди. Мы видим, что это у них не проходит. Мы знаем, что Путин после триумфальной победы через месяц прилетит в Пекин на встречу с китайским лидером. И оттуда отправится в Пхеньян, а Си Цзиньпин – в Париж, где Эммануэль Макрон, «отвечающий» перед Белым домом за украинское направление антироссийской политики, ничего хорошего от него не услышит. Мы отдаем себе отчет, что после этого с вероятностью в 90% провалом завершится Женева, и это откроет дорогу иным вариантам; станет понятно, что Запад своими силами не в состоянии сформулировать переговорную платформу, а значит ему придется принять помощь извне. И всем тем временем стратегическая инициатива на фронте будет оставаться в наших руках. И чем дольше будет Запад сопротивляться, тем в худших условиях он окажется, когда договариваться придется. Есть ли альтернатива такой западной капитуляции? Есть. Либо перелом в пользу ВСУ на линии фронта, что сложно себе представить. Либо большая война в Европе, в которую если Запад ввяжется, мигом дадут о себе знать и другие «горячие точки» - от Кореи и Тайваня до Ближнего Востока. Потянет ли НАТО второй фронт? Вопрос, теоретического ответа на который никто не даст, а проверить это на практике, будем надеяться, что самоубийц нет.

Вывод простой: ждём и не суетимся. Глобальная игра идёт – наша; то, что в эти дни произошло в Пекине, — в этом лишний раз убеждает. Главное в этой ситуации – не поторопиться и не сорваться в фальстарт.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть