«Хвасон-18» как палка Кима, засунутая в южнокорейский «муравейник»

Оправдываться за северокорейские успехи на Юге выпустили марионетку, которую не жалко…
26 декабря 2023  17:12 Отправить по email
Печать

Смесью шаманского бубна и признания некомпетентности своей разведки стали заявления главы Минобороны Южной Кореи Син Во Сика по поводу успешного запуска 18 декабря северокорейской твердотопливной МБР – межконтинентальной баллистической ракеты – «Хвасон-18». Напомним: суть переполоха, охватившего дальневосточных союзников США после этого успешного испытания – даже пригнали на срочно организованные учения американский стратегический бомбардировщик B-1B, — в том, что освоение твердотопливных технологий означает серьезный прорыв КНДР в качестве своих стратегических ядерных сил (СЯС). Специалисты подчеркивают, что ракеты на твердом топливе могут находиться в режиме постоянной боевой готовности и запускаться через считанные минуты после получения команды, что, во-первых, увеличивает фактор внезапности применения, а во-вторых, резко снижает возможности их перехвата противником. В отличие от жидкостных ракет, которые на позициях находятся с пустыми баками, и заправляются только перед запуском в течение нескольких часов, что, как мы понимаем, делает их крайне уязвимыми к превентивному воздействию противника.

В интервью телеканалу MBN южнокорейский министр обороны признал, что третий запуск «Хвасон-18» оказался успешным. Признан Сеулом и успех КНДР по части связи с запущенным в конце ноября разведывательным спутником. Признавая высокую эффективность ракетно-ядерной и космической программ КНДР, Юг полуострова, разумеется, делает это сквозь зубы, обставляя свои признания кучей надуманных сомнений в эффективности северокорейских средств вооруженной борьбы, которые обнуляют угрозы со стороны Сеула и дислоцированного на территории Южной Кореи военного контингента США. Чего же наговорил министр?

Во-первых, Син Во Сик взял под сомнение утверждения, что «учебный» статус запуска 18 декабря означает постановку «Хвасон-18» на вооружение и поставку в войска. Эту мысль он, кстати, повторил и на парламентских слушаниях. Справедливости ради заметим, что обсуждение темы «потока» исходит отнюдь не из Пхеньяна, а от собственных паникующих южнокорейских экспертов. Что касается Ким Чен Ына, то упоминание о том, что такую ракету необходимо разработать, он дал еще на рубеже 2022-2023 годов, когда под Новый год участвовал в церемонии представления новых уникальных РСЗО калибром в 600 мм, которые не имеют ни одного аналога в мире. С тех пор прошло меньше года, а проведено уже третье испытание. Темпы работы потрясающие, даже если предположить, что указание о разработке давалось не на пустом месте, и прототип был уже создан. Достаточно отметить, что «Хвасон-18» наголову превосходит базовый носитель шахтного наземного базирования – «Minuteman-3», состоящий на вооружении ВВС США (в Америке МБР находятся в ведении военно-воздушного командования). Вместе с тем отметим, что встречаясь после успешного запуска стратегического «Хвасона» с личным составом подразделения, которое его осуществляло, северокорейский лидер дал понять, что «конвейер» и «поток» производства ракет будет, и противникам Пхеньяна с этим придется считаться. То есть пока «Хвасон-18» существует в опытных образцах, но успешное завершение испытаний и перевод нынешнего пуска в разряд «учебных» позволяет предположить, что не пройдет и года-двух, как в Корейской народной армии (КНА) появится сразу несколько таких комплексов СЯС. Так что пусть министр Син успокаивает общественность, так как поводов для спокойствия у него самого нет никаких. Спасает только одно: прекратить провокационную деятельность и учения, подрывающие стабильность на Корейском полуострове. Но это в ведении не Сеула, а Вашингтона, поэтому положению «подопытного кролика», в котором оказалась Южная Корея, можно, конечно посочувствовать, если забыть, что в это положение они поставили себя сами, превратившись в американскую марионетку со сменой у себя власти. И уроков никаких не выносят, если тот же Син как аргумент апеллирует к совместной с США консультативной группе по ядерному планированию.

Во-вторых, южнокорейский министр, по его словам, испытывает сомнения в надежности механизмов РГЧ – разделяющейся головной части «Хвасона», что позволяет оснащать ракету-носитель сразу несколькими боеголовками с автономной системой наведения на цели. Кроме таких боеголовок, идет еще множество ложных целей, которые имитируют боеголовки, создавая при этом радиопомехи и запутывая систему ПРО. Министр вроде бы должен быть специалистом своего дела, но комментировать вот такой его пассаж, внушающий в этом определенные сомнения, трудно:

…все еще не подтверждено, могут ли они [ракеты «Хвасон-18»] повторно входить в атмосферу и бить точно в цель.

Он сам-то понял, что сказал? По официально обнародованным и распространенным северокорейской стороной данным, ракета «за 4415 секунд пролетела 1002,3 км, достигнув максимальной высоты полета 6518,2 км и попала в целевую зону». Японцы со ссылкой на свои средства объективного контроля добавляют, что она «упала в Японском море, за пределами исключительной экономической зоны Японии, в 250 км к западу от острова Окусири, недалеко от Хоккайдо». Как можно было поразить заданную точку вблизи Хоккайдо, не входя в атмосферу? Методом телепортации? Мы же понимаем, что попали именно и строго туда, куда целились. КНДР продемонстрировала возможности, в том числе по части точности попадания, не дав при этом повода противоположной стороне предъявить претензии с точки зрения международного права. Хлопать себя «крыльями по корпусу», как говорил один деятель, они могут, а по существу сказать нечего. Это и есть ответ южнокорейскому министру, который видимо несет подобное из растерянности.

Можно предположить, что Син имел в виду механизм РГЧ:

Хотя технологии разделяющейся боевой головной части не были тщательно проверены, Северная Корея, как считается, движется в этом направлении.

Но в этом конкретном запуске данная система Пхеньяном не тестировалась, поэтому получается, что министр попросту пускает пыль, гадая на кофейной гуще. А если завтра выяснится, что и РГЧ у Кима работает «как часики», чем будет оправдываться Сеул? Кстати, на тему возможностей «Хвасона» не случайно помалкивают американцы, которые благодаря своей развернутой орбитальной группировке и другим средствам объективного контроля, знают все. Либо имеют не всю информацию, либо она такая, что ее неохота обнародовать. Вот и выпускают деятелей, вроде Сина, репутации которых, видимо, не жалко.

В-третьих, поистине восхищают «заходы» южнокорейского министра в большую околоядерную политику. Прозвучало два пассажа. Первый:

…в случае остановки ядерной программы или ее ограничения КНДР будет требовать расторгнуть военный союз Республики Корея и США в ответ.

И потому: «Сеул приветствовал бы сворачивание ядерной программы КНДР без предварительных условий». Воистину язык политикам дан скрывать мысли. На самом деле министр Син сказал примерно следующее. «Мы-де очень бы хотели, чтобы Пхеньян разоружился инициативно и в одностороннем порядке, мы бы сказали ему “спасибо” и с удвоенной энергией приступили бы к совместным с США учениям по запугиванию Севера и его русских и китайских союзников. Никаких гарантий, разумеется, поэтому бы не дали. Но Пхеньян – вот беда! – потребует разорвать альянс с США и Японией, в том числе вышвырнуть находящийся у нас американский контингент. К этому не готовы, ибо мы вместе с Вашингтоном в принципе не ведем равноправных переговоров. Они должны быть довольны уже тем, что мы с ними вообще здороваемся за ручку и разговариваем». Он же именно это сказал! С позиций высокомерия, понимая при этом, что это высокомерие исходит от Шер-Хана, а Табаки, когда его демонстрирует, вызывает не страх, а смех и брезгливость.

Второй сюжет, очень похожий на оговорку по Фрейду:

…[договоренности Республики Корея и США…] не зависят от того, кто станет следующим президентом в США.

Как же они все – и в Вашингтоне, и в Сеуле, и, надо полагать, в Токио и Канберре – боятся Дональда Трампа. Это потому, что «знает кошка, чье мясо съела», и нынешняя южнокорейская власть, как никто другой в американском блоке, осознает, что сохраняется у кормила только постольку, поскольку на это существует интерес и воля США. Не станет таковой, а Трампа они боятся именно поэтому, и за судьбу южнокорейского министра обороны, как и за его босса в «голубом доме» (президентской резиденции) никто ломаного гроша в базарный день не даст. Вот и уговаривают самих себя, изображая из себя «лиц, принимающих решения». Зависит или не зависит судьба группы ядерного планирования от нового хозяина Белого дома – это, извините, в Вашингтоне будут решать. А в Сеуле только и могут, что со смешанной борьбой чувств обреченности и надежды ждать этого судьбоносного решения. Тогда и посмотрим.

Ну, а товарищам из КНДР – искренние поздравления с выдающимся успехом, главным результатом которого является то, что мир на Дальнем Востоке стал крепче, надежней и безопасней.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть