Как и на что повлиял распад СССР: Владимир Коробов

12 января 2011  21:52 Отправить по email
Печать

Устранение Советского Союза привело к бурному нарастанию хаоса и глубокому системному кризису, который начался с 90-х годов. Пройдя несколько фаз развития, в настоящее время он перешел в фазу социальную — падения уровней доходов и потребления основной массы населения«. Об этом в статье «Начало эпохи социального упадка, конец „социально ориентированного“ капитализма» заявил доктор экономических наук, профессор Виктор Найденов.

Действительно ли мы наблюдаем процесс свертывания социальных государств и переход к моделям досоветской эпохи? Можно ли говорить, что мировой финансовый кризис, рост цен на продовольствие и отсутствие конкуренции со стороны стран социализма неизбежно приведет к снижению социальных стандартов развитых стран? Насколько соответствуют действительности утверждения о том, что сильные страны будут поддерживать стабильность и минимизировать падение внутренних социальных стандартов за счет других стран мира (в том числе и стран постсоветского пространства)? Означает ли конец «социально ориентированного» капитализма правоту учения Маркса о невозможности построения социального общества без ликвидации частной собственности на средства производства? На эти вопросы ИА REX ответил директор Центра исследований южно-украинского пограничья, кандидат социологических наук Владимир Коробов.

Заметное снижение социальных стандартов и уровня жизни в развитых странах связаны в первую очередь с системным экономическим кризисом, а уж потом, в какую-то очередь, с исчезновением «мира социализма». Идея экономического соревнования двух мировых систем нашла свое яркое воплощение в образе жизни советского блока, в то же время, на Западе такой всесторонней вовлеченности общества, населения в это соревнование — не было. Воспитанные в СССР на любви-ненависти к Западу, советские люди с удивлением узнали, что никакого «зеркального» отражения этого противоречивого чувства нет, и население Запада большей частью равнодушно-доброжелательно, а отчасти — равнодушно-неприязненно относилось к СССР и его союзникам.

Соревнования двух систем не были такой важной осью общественной жизни на Западе, как это сложилось на Востоке (в этом правиле есть исключения — т.н. «разделенные народы», например, ФРГ и ГДР, для которых такое соревнование, конечно же, значило намного больше, чем для других стран). Трудно себе представить, что в случае снижения социальных стандартов рабочие из США и Европы начали бы массовое бегство в СССР и страны социализма. Дело ведь не только в социальных стандартах, но в качестве жизни в целом. Не следует забывать о самодостаточности западного мира, ведь очевидно, что СССР и мира социализма нет, а западный мир продолжает свой путь в истории. В то же время дух конкуренции для капитализма неуничтожим, им пропитана вся общественная система. Конкуренция никуда не исчезла, возникли новые противостояния типа США-Китай, сохранились старые — США и Европейский Союз и т.д.

Повлиял ли распад СССР на проявления мирового экономического кризиса? Победа в «холодной войне» сделала США и западный мир только сильнее. Появилась возможность воспользоваться сырьевыми ресурсами бывшего СССР, достижениями советской науки, огромным рынком бывшего «мира социализма», многомиллионным отрядом гастарбайтеров из стран социалистического блока. Распад мира социализма и СССР сделал западный мир только богаче. У глобального экономического кризиса не внешняя, а внутренняя логика возникновения и развития. О его финансовой, долларовой природе немало уже написано. К тому же довольно быстро наука выяснила, что фактор оплаты труда и обеспечения социальными гарантиями действует как стимул для повышения производительности и качества труда только в известных рамках, пределах. Следует учесть, что вывоз капиталов в страны «третьего мира», где труд стоил намного дешевле, привел к повышению социальных стандартов в «третьем мире», что делает бессмысленным дальнейший вывод предприятий на Восток. А глобальная взаимозависимость климата и Киотский протокол только усиливает эту тенденцию. Выход в определенном выравнивании социальных стандартов в странах взаимозависимого мира, увеличении — на Востоке и определенном снижении — на Западе. Это парадоксальная реакция на повышение социальных стандартов на Востоке, указывающая на то, что значение многочисленных советских льгот не так уж прямолинейно связано с западным образом жизни.

Насколько соответствуют действительности утверждения упомянутых ученых о том, что сильные страны будут поддерживать стабильность и минимизировать падение внутренних социальных стандартов за счет других стран мира (в том числе и стран постсоветского пространства)? Не все так просто в этом взаимозависимом мире. Сейчас ситуация в Европе выглядит иначе. Германия стонет от непосильной ноши — поддержки более слабых стран Евросоюза. Возникла идея разделения Европы на две зоны, население Германии все громче требует выхода из зоны «евро» и возврата к старой доброй дойчмарке. Противоречия между «старой» и «новой» Европой нарастают. Бывшие страны социализма, истощавшие много лет СССР, Россию, теперь активно получают перераспределенные внутри Европы средства от более сильных европейских стран. Новые европейские страны паразитируют за счет сильных, Германии и Франции, требуя для себя все больше средств. Америка истощена поддержкой демократии во всем мире и постоянным ведением затратных военных кампаний. Не случайно объявлено о выводе войск из Ирака и Афганистана и крупном сокращении военных расходов.

Эксплуатирует ли Запад бывший СССР? Конечно, так тоже можно сказать. Возьмем, например, сырьевой рынок. Сегодня роль России свели к сырьевому придатку Запада. Цены на сырье во многом контролируются Западом. Выручку от продажи сырья российские олигархи вывозят опять же на Запад. Для ведения добычи используются западные технологии. Больше всех получает от эксплуатации российских недр не российский народ, не российская экономика, и даже не российский олигархат, а западный мир, западная экономика, сообщество западных стран. Подчиненная экономическая роль порождает политическую подчиненность и зависимость. Возьмем второй пример, украинскую пашню и ее ближайшее будущее. Как известно, несколько государств заняли очередь за крупным приобретением украинской земли для своих сельхознужд. Они ждут, что вскоре отчаявшийся Янукович будет вынужден продавать последнее — землю, для того чтобы спасти украинскую экономику от дефолта, а свою партию — от растерзания голодными толпами. Скорее всего, капитализация украинской земли — не за горами. Как говаривали раньше — нынешнее поколение украинцев, скорее всего, будет жить на не принадлежащей ему земле. Таких примеров подчинения бывших советских республик «золотому миллиарду» много. По сути, речь идет о сведении нас к роли стран «третьего мира». Печальная участь бывшей сверхдержавы.

Неудачный опыт СССР показал, что ликвидация частной собственности не дает возможность построить эффективное социально ориентированное общество. Без частной собственности общество неэффективно. Но и самоустранение государства от своих регулятивных и социальных функций привело постсоветские страны к краху. Наверное, нужен определенный баланс между свободой для частной инициативы, частной собственности и обязанностями граждан перед государством, в том числе экономическими обязанностями. Мир мучительно ищет такой баланс, мы знаем шведскую модель, китайскую и т.д. Ни одна из них не является совершенной, но каждая из них наиболее адаптирована к условиям страны и возможностям населения.

Система социальных гарантий на Западе переживает такой же кризис, как и советская система. В США известны поколения афроамериканцев, живущих на социальные выплаты. Толпы иммигрантов проникают на Запад с целью воспользоваться социальными гарантиями, сложившимися в странах Запада. На заводах и фабриках в западных странах теперь работают выходцы из стран, в которых социальные стандарты много ниже западных. Так не может продолжаться вечно. Трудовая этика Запада начинает не выдерживать испытания «внутренним социализмом». Глобализация способствует тому, что социальные стандарты как бы выравниваются, на Востоке они поднимаются, а на Западе — снижаются. Звериный оскал капитализма нам тоже известен, и теперь не только теоретически. Накал классовой борьбы спал. Рабочий класс сократился, утратил революционность. Профсоюзы переродились и стали инструментом в руках капиталистов. Распространились настроения социальной апатии, аномии. Все это создает условия для пересмотра социальных стандартов. К тому же — из постсоветских стран хлынул многомиллионный поток квалифицированной и нетребовательной рабочей силы, а это — развращает работодателей на Западе. Так что распад СССР все же сильно повлиял на ситуацию.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
60.4% Нет
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) для России?
Подписывайтесь на ИА REX
Видео партнёров

Меняя качество жизни

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть