Неудача дипломатической встречи в Пусане связана с попыткой Вашингтона пересмотреть в свою пользу итоги Сан-Франциско

26 ноября 2023  22:17 Отправить по email
Печать

В южнокорейском Пусане прошла трехсторонняя встреча глав МИД Китая, Японии и Южной Кореи – Ван И, Йоко Камикавы и Пак Чина. Помимо переговоров в этом формате, на полях саммита состоялись перекрестные встречи министров между собой. Международные СМИ воздерживаются от конкретики и предпочитают оценивать итоги переговоров весьма осторожно, при этом они постоянно подчеркивают, что «негласным участником» является и Вашингтон, с которым Токио и Сеул значительно расширили военное сотрудничество. О перипетиях в азиатском треугольнике рассуждает обозреватель REX Владимир Павленко.

Главного итога у саммита нет. Встреча, первая после 2019 года и дипломатического тайм-аута, взятого Пекином из-за ковида, не смогла согласовать дату саммита трех лидеров – председателя КНР Си Цзиньпина, премьер-министра Японии Фумио Кисиды и президента Южной Кореи Юн Сок Ёля. Обычно за такими вещами стоят разногласия не по срокам, а по повестке, подчеркивает эксперт. Даже по отчетам видно, что как и в Сан-Франциско, китайская сторона продвигает приоритеты регионального экономического восстановления, в то время как оппоненты, получившие инструкции из Вашингтона, ставят на «большую политику». В южнокорейском МИД, например, на условиях анонимности поделились мнением, что считают готовность Пекина к встрече фактическим шагом назад, ибо ухудшение китайско-южнокорейских отношений началось в 2017 году после решения о размещении на Юге Корейского полуострова американской системы ПРО – ТНААD. Пекин-де увидел, что его шаги против размещения не принесли результатов, но ухудшили двусторонние отношения, уточняет Павленко конъюнктурную сеульскую логику.

Между тем, предварительное решение о проведении саммита лидеров уже в 2023 году принималось еще два месяца назад, на предварительных переговорах функционеров МИД трех стран. Тогда Сеул настаивал, что уже через «пару месяцев» можно будет собраться министрам иностранных дел, что и произошло. А вот со второй частью пока неувязка: в конце декабря, как предлагала южнокорейская сторона, чья очередь организовывать трехсторонний саммит, лидеры так и не встретятся. Почему? Не удалось преодолеть разногласия Китая с собеседниками, которые, встречаясь между собой, кстати, «дружно» осудили запуск северокорейского спутника, в чем явственно просматривается давление на Пекин, для которого понятное дело, такая постановка вопроса неприемлема. Показательно, о чем говорил Ван на встрече с Пак Чином. Главный тезис: в международной обстановке многое поменялось, и у Пекина с Сеулом возникли проблемы. Вследствие этих перемен они возникли, разве не понятно? Какие проблемы – тоже известно: вовлечение Южной Кореи со сменой власти в полноценный военный альянс с США, включая ядерную сферу. Складывается впечатление, что китайский министр вынужден был все это разъяснять южнокорейскому буквально на пальцах. Китай и Южная Корея являются соседями, и этот факт изменить нельзя, как и то, что из хороших отношений обе стороны извлекают выгоду, а при плохих – страдают. Плохие же, отмечает Ван И, — от внешнего, читай, американского вмешательства; из-за этого Юг, надо понимать, отошел от «первоначальных устремлений». По сути – это повторение того, что Пекин хотел донести до европейцев – необходимость «стратегической автономии» от внешних игроков, подчеркивает политолог.

Пак Чин китайского коллегу в упор не слышит; главный пункт – поздравление Китая с успешным проведением Азиатских игр в Ханчжоу. Как будто это имеет отношение к теме встречи. И только потом намек на совместную работу «во имя мира и стабильности в Восточной Азии». И то без конкретики. Стороны обмениваются мнениями по ситуации на полуострове. Ван И подчеркивает, что Китай – стабилизирующая региональная сила и продолжит играть конструктивную роль в смягчении противостояния на 38-й параллели. В ответ, судя по отчетам, — тишина. Ну а что может добавить Пак Чин, если Сеул, уязвленный победой Пхеньяна в спутниковом соревновании, разорвал на днях ключевые пункты межкорейского соглашения по безопасности, обращает внимание эксперт.

На переговорах с Токио китайской стороне пришлось быть еще откровеннее, расписывая перспективы нормализации натурально по пунктам. Разруха – в головах, как бы говорит Ван И, привлекая внимание собеседницы к необходимости уяснить, что Китай и Япония – друг другу партнеры, а не угроза, и что такой подход соответствует интересам народов. Тут же встает тайваньский вопрос, в котором участие Токио обозначается все активнее, и отнюдь не в русле обязательства не вмешиваться во внутренние дела Китая. Китайский министр призывает Й. Камикаву «строго соблюдать принцип одного Китая». И не идти на поводу у третьих стран, подменяющих принцип общего выигрыша протекционизмом. По сути тот же самый призыв к «стратегической автономии», как и в разговоре с Пак Чином, отмечает Павленко. А какая автономия, если в августе Кисида и Юн Сок Ёль, встречаясь с президентом США Джо Байденом, пообещали активизировать сотрудничество в сфере безопасности и обороны?

Трудно отделаться от мысли, что Байден, чтобы уговорить Си Цзиньпина на переговоры в Сан-Франциско, что-то такое пообещал в отношении американских региональных сателлитов, что для Пекина важно, ибо происходит у него под боком. Встреча на полях АТЭС состоялась, наступила пора реализации ее итогов, попыткой которой и был саммит в Пусане. Только вот выяснилось, что итогов никаких нет, как и подвижек со стороны потенциальных заинтересованных сторон. Вашингтон так и не заинтересовал? Более того, в качестве повода Токио и Сеул как под копирку сейчас твердят о северокорейском спутнике, запустить который Пхеньяну-де помогла Москва, и поэтому Пекин должен на нее нажать. Но спутник КНДР, по оценкам экспертов, если как и влияет, то наоборот, в пользу безопасности, ибо уменьшает опасения северокорейской стороны, что Юг готовит внезапное нападение, подчеркивает политолог.

Словом, усвоим. Каждый шаг Вашингтона и тех, кто с ним связан, направлен на дестабилизацию всей системы международных отношений. И предлагая Си Цзиньпину диалог, Байден так же лгал Си Цзиньпину, как Дональд Трамп в свое время – Ким Чен Ыну. Запад не собирается договариваться на равных, и если тема равноправия возникла, будет использован любой повод, чтобы ее свернуть. Но если так, то Сан-Франциско очень похоже, что можно заносить в список безрезультатных международных событий вслед за прошлогодними переговорами лидеров Китая и США на Бали. Переговоры ради переговоров, что в общем-то соответствует тому настрою, с которым к этой встрече и подходил Байден, резюмирует обозреватель REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Планируете ли Вы принять участие в голосовании на выборах Президента России?
Поддерживаете ли Вы возвращение памятника Дзержинскому Ф.Э. на Лубянскую площадь в Москве?
71.8% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть