Майдан и Евромайдан: мнения

Что общего и различного у Майданов 2004 и 2013 годов
27 ноября 2013  17:03 Отправить по email
Печать

В последние дни в блогосфере и социальных сетях много дискуссий о сравнении событий конца 2004 года с сегодняшними протестами, по поводу отказа правительства Украины от подписания договора об Ассоциации с ЕС.

ИА REX: В чем сходства и отличия событий 2004 и 2013 годов? Насколько отличны Украина-2004 и Украина-2013?

Григорий Трофимчук, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития, политолог:

Украина сегодня-это бочка без бензина. Основное отличие беспорядков на Украине-2004 и Украине-2013 в том, что сегодня нет акцента на оранжевый цвет. Это опасно для украинских евроинтеграторов, которые отказываются считать период 2005-2010 временем фактического пребывания Украины в Европе. Плюс — уже не тот Майдан, так как два раза ничего не повторяется, нет нужного запала у миллионов рядовых украинских граждан. Поэтому основная ставка теперь — на радикалов, которые в 2013-м пытаются продавить вопрос голой силой.

Образно говоря, это как раз в 2004-м Украина была бочкой с бензином. Там был психологический народный запал, там бродило ещё слишком много российского сырья. Сейчас это — бочка без бензина. Громадная высохшая, грохочущая, от ударов по ней ломами и палками, ёмкость, которую легко столкнуть под откос.

Россиянин, первым прошедший через «оранжевый» 1991 год, был не в состоянии доказать в конце 2004 года украинцу, что после Ющенко его ждёт то же самое разочарование и безысходность по отношению к «западному образу жизни». Поэтому украинцам пришлось понять это естественным, опытным путём в 2010-м. Сегодня им предлагают, по сути, того же самого «Ющенко», только в другой упаковке. Вторичное прозрение толпы, которая озвереет ещё сильнее, как раз и спровоцирует падение пустой бочки в пропасть.

Надо отдать должное Евросоюзу: несмотря на то, что и Россия, и Украина с далёкого 1991 года живут, как в Европе (дикие цены, оплата каждого шага, вечные кризисы и т.п.), украинской массе всё-таки смогли внушить, что это — ещё не она, не Европа, а остатки комиссарского прошлого, российского гнёта.

Поэтому сейчас, в 2013-м, как и тогда, в 2004-м, отговорить Украину от стремления к сказочным, кукольным пейзажам ЕС и «дешёвым товарам» — нет никакой возможности. Только личный опыт, и как можно быстрее. В противном случае Россия, стремящаяся затормозить, заморозить естественные процессы, получит на месте Украины не «маленькую Швейцарию», а большой «Афганистан». Причём за свои же собственные деньги. Россия пытается тушить украинский пожар нефтью и газом, — и в этом её трагическая ошибка.

Александр Булавин, директор Европейского Института политической культуры, кандидат исторических наук, политолог:

В Одессе бы сказали о двух больших разницах. Сегодня после ряда заявлений лидеров оппозиции, с призывов евромайдана в обществе возникает вопрос о том, насколько подобны по влиянию и силе Майдан-2004 и евромайдан 2013.

Отмечу, что, невзирая на некоторые параллели, все-таки различий намного больше и они значимы. Прежде всего, необходимо отметить готовность низов к радикальным действиям и решениям. Вспомним, что Майдан — 2004 проходил в обстановке высокой политизации населения, которая всегда возникает в ходе выборов, особенно президентских. Тем более, что оппозиция-2004, получившая профессиональные рекомендации западных экспертов, мастерски накаляла обстановку в стране, доводя аудиторию встреч до истерики. Тогда применялись различные антитехнологии, прежде всего, с «отравлением кандидата», с использованием грузовика против кортежа кандидата в Президенты Ющенко, слоганами «Бандитская власть» и т.п.

В отличие событий «оранжевой революции», текущая общественная дискуссия по поводу геополитического пути Украины проходит в значительно более спокойных тонах, социальная готовность масс к революционным действиям несравненно ниже. Прежде всего, из-за того, что вопрос этот разделил общество. Правда, в 2013-м оппозиционный проект по евроинтеграции накладывается на постепенно ухудшающуюся экономическую обстановку, социальное обеспечение, падение жизненных кондиций людей, остановку предприятий, сворачивание социальных программ и т.п. Однако, пик общественного недовольства своей жизнью «не успел» наложиться на протест на евромайданах. Напомню, что экономическое состояние страны (рост ВВП в почти 17%), постоянно растущая зарплата и пенсии в 2004 вроде бы не предвещали масштабного социального протеста.

Но также как и в 2004-м, люди поймали власть на лжи. Тогда многие были свидетелями и участниками массовых нарушений во время выборов. А сегодня власть, после полутора лет прессинга за ассоциацию с ЕС, массированной обработки общественного мнения и клятвенных обещаний, ни с того ни с сего за две недели до вероятного подписания, заявила об отказе. И фактически основания для отказа остались непрозрачными. Не было ясного последовательного объяснения за исключением запоздалой и совершенно невнятной речи президента.

В 2004 году озлобленные обманом люди впервые шли на майдан, как на праздник демократии. Тогда они еще не были обмануты оранжевыми лидерами, что выяснилось несколько позднее. Ныне они не идут или идут малочисленно, так как уже были обмануты 9 лет назад. Мы помним, что недавние последние акции оппозиции: налоговый майдан, предпринимательский майдан, акция «Вставай Украина» был провалены. И вероятнее всего предательство лидеров майдана, неприятие нынешнего режима и стали основным импульсом для масштабного недовольства сегодня. А не стремление в ЕС.

Сегодня, невзирая на многочисленные выступления политиков с той и другой стороны, власти нет, она валяется на улице как в 17-м году. Но ее некому подобрать. Не только власть, но и оппозиция не имеет доверия народа. Рейтинг ведущих политиков не превышает 10-12%. Именно поэтому люди с Майдана не идут на Европейскую площадь, где майорять партийные оппозиционные флаги. Надо согласиться с блогером Виктором Литовченко, который написал: «гражданские евромайданы ликвидировали монополию оппозиции на протест». Народ одинаково ненавидит и тех и других и сознательно идет на внешнее управление, чтобы восторжествовал закон, порядок, уничтожение коррупции, не было произвола власти и т. п. Большинство из тех, кто поддерживает европейский вектор, не понимают, что все эти преимущества общественного строя никто не привнесет на Украину. Но значительная часть их не верят, что этого можно добиться в сотрудничестве с Россией. Никто не артикулирует или не понимает, что народ вышел на улицы не за идиотскими сказками Яценюка, а за правдой и справедливостью. Главное, что бесит людей и заставляет тратить время на митинги и нарываться на дубинки, что за все экономические проблемы, за повышение тарифов, цен на продукты питания, медицинское обслуживание и т.п. платят не олигархи, а они сами. Что им и их мажорам все прощается, что суды выполняю не закон, а чей-то заказ. Бедные становятся беднее, а средний класс маргинализируется. И, невзирая на очевидные потери, трудности в связи с вступлением в СА они все-таки выбирают его.

Сегодня нет лидеров, которым бы миллионы людей доверили и за которыми пошли. В отличие от 2004 года, когда сознательно последовательно продвигался единый лидер. Может и слабый, но один. Вокруг которого, на время, забыв о распрях, организовались все оппозиционеры. Сегодняшняя трехглавая оппозиция действует непоследовательно, враздрызг, испытывая друг к другу подозрительность, неприятие, соперничая против остальных, и что важно публикуя, демонстрируя это. Более того, они пытаются еще и заработать на нынешней акции. В частности, О.Тягнибок пытается зарегистрировать в Роспатенте бренд «Евромайдан» (http://ukrpravda.ua/news/tyagnybok-zabotitsya-o-brende-v-rossii-smi). А чего стоит использование малых детей во время атак на ОМОН?? Такого цинизма в 2004 не было (возможно, потому что не было «Свободы»).

Президент не напрасно столь опасливо смотрит на перспективу помилования Тимошенко. Потому что в ее отсутствии у оппозиции все рассыпается, отсутствует не только ее умелое манипулирование настроениями на майдане, но и харизмы, непререкаемой воли, решимости идти до конца.

Для масштабного социального взрыва на Украине не хватает единения вокруг ясной, простой и достижимой цели. Тогда, в 2004-м цель была ясна — свергнуть власть. Сегодня в течение часа транслируются необоснованные, противоречивые цели: идти в Европу, добиться (недостижимого) импичмента Президента, штурмовать Кабмин (хотя вопросы евроинтеграции только в компетенции В. Януковича) и т.п. Протестующие фрустрированы и не всегда их цели и интересы совпадают со слоганами оппозиционных лидеров.

Людям нужна безбедная, справедливая жизнь, а «тягнибоки» позволяют себе открыто, на всю телеаудиторию страны заявлять, что и на требовании вхождения в ЗСТ можно раскрутить революцию. И это общая мысль троицы.

В отличие от 2004 года, когда журналистам доверили всецело, когда они были на стремнине. Сегодня тотальное недоверие к СМИ, дискредитация ведущих журналистов также снижает эмоциональный и организационный накал. Ни Портников, ни Княжицкий, ни Найем и т.п. никаких массовых реакций не вызывают, большинство присутствующих к их призывам относятся скептически.

Именно поэтому, сегодня процент пришедших по зову сердца, в первую очередь киевлян несравненно ниже. Они как никто другой ощущают предательство политиков. И последним уроком для них стала поддержка Свободы в 2012, которая в короткий срок принесла лишь разочарование оппозицией. Их заместили профессиональные майданщики, потенциал которых, доверие к которым у населения несравненно ниже. Именно поэтому в адрес киевской горадминистрации идут многочисленные жалобы на поведение майданщиков, требование прекратить заворушку. В то время как в 2004 году киевляне участвовали и массово поддерживали оранжевых, несли им теплую одежду, бесплатно кормили, носили чай и кофе. (Вспомним тысячи машин, украшенных оранжевыми ленточками) Представляли жилье. На майдане работали десятки киевских врачей бесплатно.

Если в 2004 году десятки тысяч людей присоединялись к оранжевым самостоятельно, за свои деньги ехали в Киев, организовывать местные майданы, то сегодня поддержка оппозиции стала предметом частного заработка. Уровень цинизма оппозиции значительно выше. А партийные структуры фактически от работы отошли. Они стали похожи на кадровые агентства по сбору политических гастарбайтеров. Зато Евромайданы проявили новые формы активности молодежи, представителей малого и среднего бизнеса. Причем не через партийные структуры, а через социальные сети, студенческие организации.

В определенной мере на атмосферу сегодня, в отличие от событий 9-летней давности, сказывается различный уровень подготовки этих мероприятий. В 2004 оппонентам власти не только удалось поднять уровень социальной истерии до пика, но и провести основательную подготовку майдана. Он был весьма организован (вспомним активных «полевых командиров), щедро финансировался из-за рубежа и украинскими олигархами, оснащен в т.ч. и со складов американской армии, месяцами во многочисленных точках страны зарубежные инструкторы готовили тысячи «специалистов» по противодействию правоохранителям в уличных акциях. Сегодня наглядно видна спонтанность акции, невзирая на наличие людей, спецов для провокаций и сражений с милицией, хотя до конца акции нельзя будет точно оценить этот фактор.

Есть отличия и в поведении власти. Тогда она отдала власть из-за безволия. Сегодня, невзирая на обещания Азарова о том, что «мы сделали выводы», власть в противостоянии проявляет слабину, проигрывает. Но тогда в 2004 оппозиция фактически оседлала силовые структуры. Тимошенко присутствовали в ситуативном центре СБУ, Ющенко вел переговоры с руководителями силовых структур, внутренние воска были дезорганизованы. Сегодня нет сигналов о работе оппозиции по дезорганизации воинских частей, в частности внутренних войск, тогда как в 2004 году такая работа велось масштабно. Пока акция не закончена, любые сравнения лишь приблизительны. Но все же некоторые выводы очевидны.

Евгений Дьяконов, финансоый консультант:

В Майданах 2004 и 2013 есть сходства и различия. Сходство — протест против действий Власти. Общий консенсус, имевшийся до этих событий, был нарушен Властью. В 2004 году фальсификацией итогов выборов, оглашенных Председателем Избирательной Комиссии Сергеем Киваловым, ему дали меткую кличку «Пидрахуй» («подсчитай»). В 2013 году Власть вероломно нарушила путь на евроинтеграцию, который поддерживало по последним данным опросов 58% населения. Различия — в том, что в 2004 году население полагалось на команду Ющенко, как на доброго боярина, который сам все проблемы разрешит. В 2013 году пришло отрезвление и осознание необходимости самоорганизации, недоверие к существующим партиям, как инструментам постсоветских симулякров демократии. И еще два важных замечания: — Майдан 2013 года органично вышел из Майдана 2004 года, именно там выкристаллизировалась идея Европейской интеграции, сформированная тогда Президентом Украины Виктором Ющенко как общенациональная идея. — Майдан 2013 продемонстрировал, что Украина никогда не будет участником Таможенного Союза, а политик, который будет следовать этой идее, будет обречен на политическую смерть. Форма майдана вполне себе отражает бунтарский дух украинца, всегда недолюбливавшего государство, как институт, что имеет как свои минусы, так и свои плюсы.

Сергей Сибиряков, политолог, координатор международной экспертной группы ИА REX:

Отличий много. Прежде всего, стоит отметить, что тогда после кризиса конца 90-х, вызванного российским дефолтом, украинская экономика была на подъёме. В течение пяти предреволюционных лет производство на Украине постоянно росло, причем рекордными темпами. И товарооборот рос, и даже уровень жизни большинства украинских граждан повышался, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Главное, что люди это ощущали.

По данным социологов, средний балл оценки опрошенными гражданами экономической ситуации за эти пять лет увеличился вдвое. Число лиц, считающих ситуацию очень плохой, напротив, уменьшилось — с 40,7 до 18,3%. Людей, неудовлетворенных своим социальным положением, в 2004 году по-прежнему было много, но все же на 20% меньше, чем пять лет назад. А число респондентов, довольных своим статусом за это же время выросло с 8 до 15,4%, то есть опять-таки почти вдвое. Наметилась тенденция к увеличению позитивных оценок того, что касается гарантий занятости, личной безопасности, материальных условий семейной жизни, медицинского обслуживания и условий отдыха. И, тем не менее, люди протестовали. Почему? Потому что их на тот момент не устраивал характер правящего в Украине режима. На тот момент в стране заканчивалось существование номенклатурно-олигархического вида госуправления, плавно переходящего в полностью олигархический режим. И этот режим не устраивал сформировавшуюся к тому времени контрэлиту бывших чиновников высокого ранга и поддерживающих её представителей среднего бизнеса. В какой-то мере это был бунт миллионеров против миллиардеров, поддержанный частью населения страны.

В 2013 году Украина находится на грани дефолта и, по мнению авторитетного рейтингового агентства Bloomberg отказ Украины от ассоциации снимает угрозу дефолта. Сегодня нет какой-либо значительной части общества, реально заинтересованной в Ассоциации с ЕС. Этот договор интересен только нескольким олигархам для продвижения их личного бизнеса в Европе, о чём писал наш эксперт, политолог и писатель Лев Вершинин в статьях «Украина захвачена бандой из семи отморозков, пошедших вразнос» и «На предательство интересов избирателей Януковича толкает самый страшный порок — страх за себя и семью». Конечно, есть интересы во втягивании Украины в Ассоциацию у США и ЕС, о чём хорошо написал давно проживающий в Словакии наш эксперт, писатель Сергей Хелемендик в статье «ЕС — паук, а Украина — муха», но тратить на это большие ресурсы они не хотят. Поэтому революции не будет.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Вы читали когда-нибудь Конституцию России?
51.3% Да.
На Ваш взгляд, коронавирус имеет естественное происхождение или является биологическим оружием?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть