Действительно ли защита чувств верующих в России не выходит за разумные границы: мнения

Эксперты считают, что радикализация религиозных движений способна разорвать Российскую Федерацию
10 декабря 2012  18:43 Отправить по email
Печать

Медведев заявил, что защита чувств верующих в России не выходит за разумные границы. Глава правительства не считает, что защита чувств верующих в России переходит за рамки разумных пределов, вместе с тем он отмечает некоторую радикализацию взглядов в этой сфере в российском обществе

ИА REX: Можно ли согласиться с Дмитрием Медведевым в том, что защита чувств верующих в России не выходит за разумные границы?

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Если высшая российская власть, в лице своего премьер-министра, публично заявляет о «некоторой радикализации» вокруг духовной составляющей,— это почти сигнал SOS. Власть, судя по всему, осознаёт, что активизация религиозных течений в новой России порождает страшные, неразрешимые проблемы, которые усугубляются прямо на глазах и которые, рано или поздно, приведут к радикальной, кровавой развязке.

При этом сама власть не знает, что делать с этим хозяйством. Поэтому остаётся только одно — выражать надежду на лучшее, мирить всех со всеми, пытаться тушить ситуацию каким-то законами. Однако вся история России показывает, чем заканчивалось такое ожидание, такая половинчатость и такое непонимание масштабов.

Принятие новых законов, связанных с религиозной проблематикой, только усугубляет, усложняет и без того слишком сложный вопрос, нагревая все стороны наметившегося противостояния всех со всеми. Не стоит думать, что есть только два противостоящих друг другу контингента: верующие и неверующие. Как только закончится эпоха Владимира Путина, все дремлющие религиозные энергии выйдут на политическую поверхность, а сегодняшние времена торжества федерального экуменизма будут восприниматься как небывало странная, спокойная, но очень короткая эпоха. Религии, начавшие работать в полную силу, вполне способны разбить федерацию, это именно тот инструмент.

Уже сегодня видны площадки будущих высокодуховных битв, когда многие территории федерации стремительно принимают яркую, однородную и однозначную конфессиональную окраску. Медведеву как человеку, видимо, сложно решиться на то, чтобы заранее, в превентивном режиме отрегулировать этот вопрос. Но раз он не регулирует его сегодня и сейчас, то уже через несколько десятилетий проблема будет регулироваться тысячами жизней простых россиян, которых загнали в ловушку, из которой мирного выхода уже не будет.

Илья Трейгер, издатель и публицист (США):

Если данное интервью Дмитрия Медведева рассматривать с точки зрения проекта закона о защите чувств верующих, внесённого на рассмотрение в Госдуму в сентябре этого года, то, учитывая наличие у Медведева высшего юридического образования, приходится отметить, что в свете им сказанного российский премьер выглядит несколько странно.

Прежде всего, хотелось бы напомнить, что закон тем и отличается от того, что законом не является, что он действует не в соответствии с мнением каждого конкретного человека о том, как закон должен действовать, а в соответствии с текстом закона.

Чтобы любой закон был работающим, необходимо, чтобы соблюдались следующие условия:

1. Наличие возможностей для объективной доказательности факта нарушения закона.

2. Наличие санкций за нарушение закона и реальная возможность исполнения этих санкций.

В случае данного конкретного законопроекта первое необходимое условие отсутствует. То есть, нет объективных критериев установления факта, является ли истец верующим. Нет объективных критериев установления факта наличия у истца религиозных чувств. Следовательно, нет и объективных критериев для установления факта ущерба — наличие оскорблённых чувств верующего, поскольку факт ущерба может быть известен только и исключительно из голословного заявления самого потенциального истца. Таким образом, если этот закон будет принят в том виде, в каком он внесён на рассмотрение в Госдуму, защита чувств верующих заведомо выйдет за любые разумные границы, поскольку в качестве потерпевшего можно будет рассматривать кого угодно, любого желающего считаться оскорблённым. А в качестве обвиняемого можно привлечь любого, на кого чисто голословно укажет любой потенциальный истец.

Эти моменты данного законопроекта лежат на поверхности и многократно уже обсуждались в прессе. И что мы видим в заявлении российского премьера, который, как уже упоминалось, является юристом?..

Вот два основных момента, которые можно считать ключевыми в интервью Медведева: «есть церкви, есть религии, которые составляют значительное большинство среди прихожан, пользуются очень высокой степенью морального доверия». «К их числу относится и Русская православная церковь, и другие наши традиционные конфессии...». И «Другое дело, что, на мой взгляд, произошла некоторая радикализация взглядов. Это правда, потому что всегда действие рождает противодействие. Если кто-то пытается посягать на основы вероучения какими-либо действиями, это всегда вызывает со стороны верующих очень жёсткую реакцию. И дело не в том, что они фундаменталисты или радикалы, а просто потому, что такова человеческая природа...».

По поводу первой фразы премьера, ни одним из официальных социологических или статистических исследований не подтверждён факт того, что верующие составляют большинство российского населения. Тезис о, якобы, верующим большинстве принадлежит лично патриарху Кириллу и является голословным, поскольку сам патриарх, делая данное заявление многократно, ни разу не сослался на источник этих данных. Таким образом, мы видим, российский премьер-юрист публично принимает позицию церкви, нисколько не смущаясь доказательной несостоятельностью этой позиции.

Что касается мнения премьера о «некоторой радикализации», то с этой логикой вполне можно было бы согласиться, если бы не одно обстоятельство...

Ведь до начала 2009 года никакой радикализации в этом направлении не отмечалось. Радикализация началась после февраля 2009 года, когда в должность нового российского патриарха официально вступил Кирилл, избранный после смерти его предшественника патриарха Алексия II. Именно с этого момента РПЦ начала активно переступать черту, отделяющую, в соответствии с Конституцией, церковь от государства. Это внедрение в государственные школы и армию, это попытки запрета или ограничений на науку, это попытки признать эмбрион человеком, это попытки внедрения дресс-кода для светских людей и пр., и пр. Да, премьер в этом плане прав, но, только, это не действия атеистов вызвали противодействие верующих, а как раз наоборот, действия церкви вызвали противодействие светской части общества.

Однако в тоне премьера и в этом отношении явно просматривается поддержка позиции именно церкви. А, раз так, значит такова позиция официальной российской власти по данному поводу. А это означает, что защита чувств верующих непременно будет переходить всяческие разумные границы...

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Должны ли быть казнены военные преступники, приговорённые судом к смертной казни в ЛДНР?
86.1% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть