В Латвии предлагают для получения гражданства публично осуждать советское прошлое: мнения

Анатолий Вассерман настаивает: «Прибалтийские республики не были оккупированы хотя бы потому, что их жители имели те же права, что и прочие граждане СССР (чего после их отделения не наблюдается). Более того, они не были даже захвачены, поскольку их граждане выразили желание воссоединиться с СССР в полном соответствии с действовавшими тогда нормами демократии».
10 сентября 2012  10:30 Отправить по email
Печать

Бывший парламентарий, ныне активист национального объединения «Visu Latvijai!»- "ТБ«/ДННЛ Александрс Кирштейнс в прямом эфире программы «Без цензуры» высказал мнение о том, что гражданином Латвии из корпуса неграждан станет только тот, кто помимо процедуры натурализации сможет публично осудить советское присутствие в Латвии за полвека нахождения республики в составе СССР.

ИА REX: Это общеевропейская тенденция пересмотра истории или только латвийский подход?

Григорий Трофимчук, политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Это действительно прорывная инновация, которая ставит надёжный барьер на пути к получению гражданства для русских Латвии. Даже в совершенстве знающих местный язык, даже не делающих орфографических ошибок. Кстати, латышей, которые допускают ошибки в устной и письменной речи, давно пора объявить негражданами, чтобы и у них был стимул работать над собой.

В ответ на этот льготный, облегчённый вариант натурализации, русские неграждане должны попросить весь список — что, помимо зверств СССР, подлежит осуждению с их стороны? Сталин, Ева Браун, Геббельс, Брежнев — это понятно. Здания и заводы, поставленные здесь оккупантами — безусловно, сровнять с землёй. Но входит ли, к примеру, в корпус осуждаемых понятий и терминов осуществлявший оккупационные мероприятия Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв, в отношении которого у Риги и Вашингтона могут быть диаметрально противоположные оценки? Чтобы осудить всё сразу, в одном пакете.

И какие скидки могут быть сделаны для женщин, которым, как говорят, «всегда есть чем заплатить»? А можно ли продолжать считать пятиконечную звезду главным символом большевистского террора, если этот мрачный знак красуется и на флаге Евросоюза? Вопросов — больше, чем ответов, поэтому русские Латвии должны ухватиться за эту неожиданную и счастливую возможность, чтобы стать, наконец, людьми.

Пусть Александрс Кирштейнс даст на всё ответ, заодно разъяснив, почему до сих пор не сменил своё наспех перелицованное русское имя, от которого за версту несёт оккупационными временами. Желательно в письменном виде, чтобы и его, заодно, протестировать на знание правил родного языка.

Создаётся абсурдная ситуация, при которой базовая Россия каждый день осуждает всё советское на всех федеральных каналах — за исключением отдельных тезисов Владимира Путина, призывающего искать в советских временах не только плохое, — а русские в Латвии будут вынуждены вступаться за СССР, который в данном латышском контексте напрямую ассоциируется с Россией.

Видимо, сама Россия должна выписать русским Латвии официальный карт-бланш на то, чтобы и они без всяких морально-политических последствий смогли слить грязь на Советский Союз. Примерно так, как это делают в России лидеры ведущих религиозных конфессий. Чтобы русские Латвии могли спокойно, без угрызений совести войти в светлое латышское завтра.

Лев Вершинин, политолог:

Посмотрев на большого белого господина, снисходительно объясняющего маленькому темнокожему, что тот вполне может стать человеком, но только если признает, что всё это было плохо, вспомнил близкую, на мой взгляд, к гениальности историческую эпопею Яана Кросса «Меж тремя поветриями». Там подробно описаны социальные лифты, дававшие путёвку в жизнь аборигенам Эстляндии, Лифляндии и Курляндии.

Как ни странно, преодолеть пропасть было вполне возможно. Для горожанина из «серых» легче, для крепостного намного труднее, но всё же. Однако чтобы сказка стала былью, следовало обязательно «стать немцем». То есть, если средства позволяли, изучить немецкий язык, поступить учиться в один из германских университетов, выучиться на врача, юриста или пастора. Или, если с начальным капиталом было туговато, можно было записаться в ландскнехты к кому-то из курфюрстов. Благо Священная Римская Империя Германской нации тогда воевала на всех фронтах, — уехать надолго, не погибнуть, отличиться в боях. Желательно в обоих вариантах, обзавестись немецкой фамилией, — например, Кирштейн, потом, вернувшись домой, жениться на немке (обычно, небогатой вдове) и «жить как немец», ни в коем случае не поддерживая компрометирующих связей с «серой» роднёй.

По факту, «став немцем», туземец для семьи оборачивался отрезанным ломтём, потерянными рабочими руками. И, тем не менее, отцы семейств, отказывая во всём себе и остальным детям, рвали жилы, чтобы самый умный сынишка, войдя в возраст, уехал учиться. И матери сами тащили упирающихся юнцов к вербовщикам, прекрасно зная, что из сотни ландскнехтов живым и целым вернётся, дай Бог, если один, и совсем не факт, что повезёт именно кровиночке. Потому что, при всех нюансах, иметь в роду «немца», пусть и порвавшего все связи с ливским, куршским, эстским прошлым, было в массе «серых» невероятно престижно. Социальный статус среди «своих» повышался на порядок, да и управитель на мызе всё же вёл себя с такими семьями мягче, памятуя, что если вовсе уж лютовать, может и заступа найтись.

В данном же случае, ассоциации всплывают иные. Припоминается, скажем, Анри I, король Гаити, пришедший к власти после страшного императора Жака и, — он был очень либерален! — дозволивший уцелевшим белым, не имевшим, куда и на что бежать с острова, не только жить, но и считаться людьми, но при условии, что они «станут чёрными». То есть, вымажутся смолой, откажутся от «белой напасти» и до конца жизни будут приветствовать «настоящих чёрных», хотя бы и нищих на паперти, глубоким поклоном. А насчёт англичан, желавших при Иди Амине, спасая бизнес, стать гражданами Уганды, и говорить нечего.

Анатолий Вассерман, политконсультант:

В республиках Прибалтики явно видна тенденция на перечёркивание истории. Напомню, что прибалтийские республики не были оккупированы хотя бы потому, что их жители имели те же права, что и прочие граждане СССР (чего после их отделения не наблюдается). Более того, они не были даже захвачены, поскольку их граждане выразили желание воссоединиться с СССР в полном соответствии с действовавшими тогда нормами демократии (первое, после многих лет правления местных диктатур, всеобщее равное тайное голосование отдало более 9/10 голосов кандидатам в законодатели, выступавшим за воссоединение). Наконец, не была даже изменена исторически сложившаяся обстановка: республики вернулись в состав страны, где пребывали от полутора (Литва) до двух веков, а отделены были от неё (германскими войсками) менее чем за четверть века до народного волеизъявления.

Лариса Бельцер-Лисюткина, культуролог, кандидат философских наук (Германия):

Никогда ничего подобного не было. Ни в процессе денацификации Германии, ни в других странах, где менялись разные политические режимы и субъекты колониальной власти. Кстати, непонятно, в какой форме должно состояться такое отречение от всего советского. Если оно должно быть публичным, то надо опубликовать статью в газете. Принуждать людей к публичному покаянию — это глубоко советский ритуал. Он применялся не только к осуждённым жертвам сталинского террора: «Мы тебя расстреляем, а ты сначала покайся и скажи нам спасибо за то, что мы тебя перевоспитываем», — но и в позднем СССР, в отношении арестованных диссидентов, которых заставляли, накачав предварительно наркотиками, публично каяться в телевизоре. Это я видела сама, и это одно из самых страшных воспоминаний моего советского прошлого.

Кирилл Мямлин, публицист:

Видимо, Александрс Кирштейнс решил воспользоваться хорошо знакомой ему ветхозаветной «методологией Чечевичной Похлёбки». Она требует «отказа от первородства» (плевка в своё прошлое) и предполагает наличие конкретных выгод, состоящих в получении права на двойную часть наследства (требование «реституции за оккупацию); обретении титула священника в своём роду, а значит, «особую близость к Богу» (право «железным посохом пасти отсталый русский народ»); из рода должен был выйти Мессия по «концепции Мошиаха», согласно которой каждому правоверному положено по 2800 рабов из неправоверных.

Даниэль Штайсслингер, журналист и переводчик (Израиль):

Видимо, чисто местная самодеятельность. Даже присяга на верность государству не подразумевает каких-то идеологических заявлений. Не приходилось слышать, чтобы натурализованные американцы были обязаны сделать то или иное заявление по поводу реально существовавшей британской колонизации Америки, от которой она освободилась в ходе получения независимости.

Сергей Сибиряков, политолог, координатор международной экспертной группы ИА REX:

Проблему неграждан эксперты ИА REX уже обсуждали в контексте соответствия Латвии параметрам правового и демократического государства, и пришли к консенсусу в том, что институт «неграждан» в Латвии — это проблема неправового и недемократического государства, которое де-факто создано в Латвии. Негражданство само по себе является большой проблемой всемирного значения. И недаром существует конвенция ООН о всемерном сокращении числа лиц, лишённых гражданства.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть