Российское руководство поспешило с заявлениями об окончании кризиса: мнения

23 августа 2011  12:34 Отправить по email
Печать

В Кремле напрасно заявили об окончании кризиса в 2010 году. Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов считает, что экономический кризис ещё проявится в острой форме.

Эксперты прокомментировали этот прогноз корреспонденту ИА REX и обсудили экономическую политику по смягчению последствий кризиса.

ИА REX: Считаете ли Вы, что кризис продолжится или даже будет углубляться?

Политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук: Кремль поступил опрометчиво, заверив россиян в 2008 году, что экономический кризис закончится в 2010-м. Министр финансов Кудрин предпринимал слабые информационные попытки оттянуть срок победы над кризисом до 2011-2012 год, однако высшая власть стояла на своём. Таким образом, если сегодня Запад спровоцирует «вторую волну», о которой говорят всё чаще и чаще, то объяснить российскому населению причины нового обвала уже не получится. Под вывеской «Кризис-2» с России продолжат сливать остатки неприкосновенных финансовых запасов, которым рано или поздно придёт конец.

Кремль должен был обезопасить себя от этого зловещего расклада ещё в начале т.н. «Кризиса-1», списав всё на Горбачёва и 1985 год — что в принципе соответствует действительности. Но он на это не пошёл, поэтому вверг себя в экономические проблемы, которым не будет конца и края и по которым народ уже не примет никаких научных объяснений. Тем более — во второй раз, в тот самый благополучный, тучный год, который был заранее обозначен как начало небывалого подъёма.

Раз снова виноваты США — зачем же мы с ними дружим, спросит народ? И зачем нам G8?
И потом, — что значит в РФ «экономический кризис»? Это как в песне: «Мы странно встретились и странно разошлись». Цены на всё как росли до 2008-го, так и росли потом, особенно в тот самый «год постепенного выхода». В странном отличии от того, как вели себя розничные цены даже в ЕС, страдающем от стран-нахлебников. Макроэкономические показатели, доклады власти о деятельности банковской сферы россиян успокоить никак не могли, так как люди ориентируются не на отвлечённые от жизни величины, а на то, что видят каждый день перед собой: цены на проезд в общественном транспорте, тарифы на газ, воду, свет и всё остальное.

Политолог, научный сотрудник института Кавказа (Армения) Грант Микаэлян: Кризисные проблемы углубляются повсеместно. Собственно, кризис конца 2000-ых не прекращался, лишь потеряв свою остроту, видимо, временно. Насколько все будет серьёзно и когда именно обострятся существующие проблемы — говорить сложно, но, к сожалению уже видно, что их не избежать. Таким образом, правомерным является вопрос — когда, а не произойдет ли это вообще. Сейчас стартовые условия хуже, чем тогда. И тогда основным источником проблем были США, сейчас в Европе тоже серьёзные проблемы (далеко не только Греция).

ИА REX: Каким образом политики ведущих экономических держав могут добиться восстановления прежнего уровня цен на активы и стимулирования экономического восстановления?

Григорий Трофимчук: На этом фоне главная задача США — держать ЕС в жёстком хомуте, постепенно ослабляя, сливая всё постсоветское пространство. Для этого у Америки есть всё необходимое: глобальный доллар, военный потенциал, идеологическое влияние. Поэтому с темы кризиса она не слезет — это как раз то, что без войны даёт надёжный результат. По крайней мере, до тех пор, пока суверенные страны (к числу которых относится и РФ) не предприняли чрезвычайных информационных, о чём было сказано выше, и экономических мер по выходу из-под удара.

Журналист Андрей Давыдов: Смогут ли США перейти на режим жёсткой экономии бюджета? Они слишком размахнулись при Буше-младшем, почувствовав вселенскую мощь, так что ужаться, не изменив сути выплеснувшейся из берегов гиперимперии, уже практически невозможно. А сворачивание социальных программ поведёт к дальнейшему нарастанию внутренней напряжённости — все признаки этого в Америке уже есть. Таким образом, бюджетная экономия в США по факту будет напоминать, скорее всего, сокращение бюрократического аппарата в России: чем больше сокращают, тем заметнее он растёт.

Грант Микаэлян: Спекулятивный рост цен на акции, сырьё, мыльные пузыри в экономиках, дисбалансы между производством и потреблением в разных странах, станут жертвами кризиса, причём не на короткое время: видимо, произойдёт структурная перестройка мировой экономики.

Политики здесь будут как раз контрпродуктивными — сейчас наступает 2012 год, у всех на носу выборы, а непопулярные меры проводить надо. Либо ничего не делать и сбросить всё на преемников (как сделал Буш в своё время).

Постсоветское пространство активно продаёт ресурсы (в т.ч. трудовые) и разменивает их на товары. Чем более концентрированная подобная модель в той или иной стране, тем больше она пострадает от кризиса.

ИА REX: Нужно ли что-то делать, чтобы избежать банкротства целого ряда государств еврозоны?

Григорий Трофимчук: Единственный выход для ЕС — вернуться, пока ещё не поздно, хотя бы к старому формату континента, когда каждая страна была сама за себя. Но Берлин и Париж делают прямо противоположные шаги, удерживая зону евро и возлагая на себя финансовую тяжесть, которую они не вынесут. Не вынесут даже по чисто технической причине: уже сегодня необходимо возвести несколько заводов, которые в круглосуточном режиме должны печатать евро-ассигнации.

ЕС должен сказать «спасибо» Вашингтону, который до сих пор не дал ход процессам, чтобы обрушить курс евро. Странно, что даже влюблённые в евро граждане России до сих пор не задали себе главный вопрос: почему после таких страшных финансовых катастроф внутри ЕС один евро как стоял на уровне 39-40 рублей, так и стоит до сегодняшнего дня? В любой момент евро может упасть до, например, отметки в 10 рублей, и это будет легко объяснимо со всех точек зрения. О какой там «макроэкономике» и научных выкладках можно говорить после осознания этих простых и естественных вещей?

Андрей Давыдов: Что касается Евросоюза. Недавно Саркози и Меркель нащупали одно решение — экономическое правительство Европы. Вопрос только, как из области декларативной перенести его в практическую? Ответ дали они же сами, только мелким шрифтом: каждый год будут проводиться ещё 2 встречи ЕС в верхах, но участвовать в них будут не 27 стран ЕС, а 17 стран еврозоны. Иными словами — это всего лишь возведение новой консенсусной декорации. Очень чётко об этом высказалась Frankfurter Rundschau: «Есть два метода решения проблемы: либо усиление, либо ослабление идеи европейской интеграции. В первом случае это означает, что у Европы должна быть не только общая валюта, но и общее управление государственными финансами. На практике это означало бы отказ от суверенитета. Тот, кто отвергает эту возможность, должен понимать, что тем самым еврозона будет обречена...»

Проще говоря, Евросоюз в нынешнем виде нежизнеспособен. И он либо должен стать ещё более аморфным, включая даже возврат к национальным валютам, либо «Соединённые Штаты Европы» должны сплотиться в централизованное государство. Вы что же думаете, что Минфином Евросоюза централизация ограничится? Сказавши А...

Лично я очень сомневаюсь, что Европа готова к централизации, тем более ускоренными темпами. А полумеры могут в лучшем — самом лучшем! — случае смягчить негатив поднимающегося финансового шторма.

В общем, Запад входит в кризис, как кролик в удава. Варианты защитных действий кролика сводятся в основном к тому, что он упирается.

Кудрин как-то предположил, что кризис затянется едва ли не на полвека. Очень сомневаюсь. В таких случаях мир привык разрубать гордиев узел проблем. Боюсь, что Чарльз Неннер может оказаться прав: финансовая элита готовится к краху рынков и новой большой войне — не хочу произносить слово «мировой», но очень большой...

Грант Микаэлян: Экономика стран, имеющих проблемы с долгами, упадёт, сожмётся до показателей десятилетней давности, что было бы неплохим сценарием, если сравнивать с полным обвалом по типу того, что был на постсоветском пространстве после развала СССР. Но если ЕС будет тратить сотни миллиардов евро на каждый «тяжёлый случай», то в итоге коллективно рухнет вся Еврозона.

На мой взгляд, меры жёсткой экономии оправданы (конечно, каждый конкретный случай надо рассматривать отдельно) и все государства должны стремиться не к раздуванию бюджетов, а к стабильности, например, снизить дефицит бюджета ниже полутора процентов, тем более что с доходной частью бюджета проблемы будут все равно, а дефицит с большой вероятностью в итоге вырастет. И то, как поступала Греция (хотя в ЕС раньше этим грешили многие, даже Германия), выплачивая свои соцобязательства за счёт долгов — абсолютно безответственно.

ИА REX: Какова в нынешних условиях должна быть налогово-бюджетная и кредитно-денежная политика государств?

Григорий Трофимчук: Медведев и Путин абсолютно правы: США в ответе за весь мир. Только проблема в том, что когда об этом говорил СССР, он мог влиять, в какой-то степени, на ход событий, стоя в стороне от долларовых схем. Сегодняшняя РФ лишь вежливо констатирует факты.

Поэтому и начать надо с констатаций, постепенно называя своими именами всё больше и больше вещей и происходящих вокруг событий; зачастую — устами других государств, включая страны Восточной Европы, которые вынуждены кормить какую-то Грецию, имея внутри себя не самый лучший баланс. Сегодня РФ должна давать, даже во временный ущерб себе, газ и нефть тому, кто соглашается с такой констатацией. Возможно, это и позволит заблаговременно сформировать новый, более прочный во всех отношениях пул государств, который возникнет после обрушения таких непрочных союзов как ЕС и СНГ.

Грант Микаэлян: Я считаю, что правительствам надо озаботиться проблемой безработицы и трудовых прав людей, обеспечить максимальную занятость, пусть даже при сокращении зарплат. Это средство от сползания целых страт общества в нищету, средство от бунтов и поляризации общества. Не идеальное, конечно. И подобную модель можно представить лишь в идеале: развивается кризис, а занятость растёт. Работодатели, особенно, крупные, будут пытаться повышать производительность труда, увеличивать количество рабочих часов и сокращать число работников, чтобы сохранить свой бизнес и уровень доходов. Государствам следует найти «золотую середину» и обеспечивать как сохранность бизнеса, так и рабочих мест, а не увеличивать налоговое давление на работников и работодателей, хотя я подозреваю, всё будет сделано наоборот.

Если в результате валютных войн в развитых странах, пострадают развивающиеся, то последствия могут быть политическими: больше хаоса, меньше стабильности, меньше безопасности и как следствие обострение борьбы за ресурсы — тлеющие конфликты могут возгореться, а там, где раньше проблем не было заметно вообще, может оказаться, что они были и довольно серьёзные.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Должны ли быть казнены военные преступники, приговорённые судом к смертной казни в ЛДНР?
86.1% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть