Эмиссары Вашингтона в Китае пытаются переиграть французское фиаско

Поведение и повестка Анналены Бербок в Пекине раскрывает конфронтационный характер основных сценариев, рассматриваемых в Вашингтоне…
16 апреля 2023  16:16 Отправить по email
Печать

Что это было в китайско-европейских отношениях, которые с февраля нынешнего года, с памятного визита в Париж, Рим, Мюнхен и Будапешт руководителя канцелярии Комиссии ЦК КПК по международным делам (по сути международного отдела ЦК) Ван И, набрали беспримерную интенсивность? И почему визит в Пекин главы МИД ФРГ Анналены Бербок, последовавший за поездкой президента Франции Эммануэля Макрона и главы Еврокомиссии Урсулы фон дел Ляйен, прошел по «европейскому», а не «французскому» сценарию, завершившись полным провалом? Хотя некоторые немецкие СМИ и пытаются «лепить» хорошую мину при плохой игре?

В феврале Ван И провел в Европе с десяток встреч, в том числе и с канцлером Олафом Шольцем и с Бербок; встречался он и с госсекретарем США Энтони Блинкеном. Месседж, направленный западной элите, был таков. Китай выходит из ковид-ограничений и резко наращивает рост экономики. Для Европы открывается громадное поле возможностей, для США же оно тоже откроется, если Вашингтон сменит риторику и прекратит пытаться учить Пекин «демократии». Следим за логикой. Китай отделяет внутри Запада «старый» берег Атлантики от «нового», предлагая Европе поучаствовать в континентально-евразийской интеграции на основе прагматичных экономических интересов. Но при этом проводит и еще один водораздел: разделяет экономику с большой политикой, настаивая на том, что принцип суверенитета распространяется на все сферы, включая гуманитарную.

После Мюнхена прошли буквально две недели, и у Бербок возникла еще одна возможность воспользоваться шансом. В начале марта в Дели прошло совещание глав МИД «большой двадцатки». Истерика «фрау министр», за которую посчитал нужным извиниться глава российского МИД Сергей Лавров, имела несколько адресатов. В том числе и главу МИД КНР Цинь Гана, с которым на полях у Бербок состоялись переговоры. Видимо, она постаралась то ли сгладить негативные впечатления от «пленарки», то ли просунуть «черного кота» между Москвой и Пекином. Но заявление «дип-фрау» об исключительной важности торгово-экономических связей Германии с Китаем произвело впечатление не безнадежности, и Бербок пригласили в Поднебесную с визитом.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

В США все поняли и срочно объявили на конец марта второй «саммит демократий», чтобы провести «строевой смотр» вассалов, снабдив их инструкциями на предмет противодействия Пекину. Европейские столицы, как и брюссельская бюрократия, оказались перед выбором: в очередной раз прогнуться под Вашингтон или, опираясь на предложение из Пекина, сыграть в суверенитет, хотя бы ограниченный (тот, забегая вперед, который был впоследствии сформулирован Макроном как «союзник Америки не значит ее вассал»). В рамках этих сюжетов американская дипломатия, уловив китайскую стратегию на развитие связей с Европой отдельно от США, сделала асимметричный ход. Опасаясь разношерстности европейских предпочтений и наличия таких «неуправляемых» с точки зрения Вашингтона стран, как Венгрия, решили сыграть на «дисциплине» ЕС, передав Брюсселю формирование сюжетной линии в отношениях с Пекином. Именно поэтому «прицепом» к Макрону и поехала мадам Урсула. Китайская дипломатия игру Белого дома и Госдепа просчитала; Макрону устроили полноценный прием «по максимуму», раскрыв карты возможностей взаимодействия, Ляйен же, отделив от него, жестко «приземлили». Китай четко дал понять, что рассматривает ЕС, во-первых, как беспредметную абстракцию, а во-вторых, как американскую марионетку. И разговаривать всерьез будет с конкретными столицами и лидерами, а не с бюрократической машиной, «заряженной» американскими указаниями.

И это на фоне позиции, занятой, точнее, скорректированной Макроном в Пекине. Сначала унылые и бессодержательные разговоры в «духе Ляйен», затем же, когда напарницу отправили восвояси, а самого пригласили в Гуанчжоу на неформальную встречу, французский лидер воспрянул духом, от чего в Вашингтоне, похоже, сильно занервничали. И сделали встречный ход в этой партии, которая приобретает характер многоходовки. «Дуплетом» с Бербок должен был поехать глава евродипломатии Жозеп Боррель, личность для китайцев столь же одиозная, сколь и читаемая, в том смысле, что было понятно, что в центр темы будет поставлена Украина. Однако в последний момент произошла «рокировка». Боррель «срочно заболел» ковидом (где уж его подцепил, непонятно, похоже, что «в плановом порядке»), а его «украинскую миссию» заокеанские хозяева возложили на Бербок. Рассчитывая тем самым убить двух зайцев. Во-первых, спутав Китаю карты, поломать его ставку на отдельных членов ЕС, а не на «объединенную Европу» в целом. Во-вторых, взять за Макрона реванш, дав Пекину понять, что Франция – исключение, а правило – это Бербок, и при такой расстановке приоритетов среди американских вассалов никуда не денется и Макрон. Побузит чуть-чуть и успокоится. В подтверждение этого взяли – и запустили через Тайваньский пролив французский военный корабль. Чтобы ни у кого не возникало сомнений в содержании американской игры, в которой роль куклы на ниточке исполнила Бербок, ей в уста перед поездкой в Китай вложили заявления, по скандальности не меньшие, чем те, которыми перед своим фиаско отметилась Ляйен.

Доподлинно неизвестно, скрыто внутри планов и протокола визита, собирался ли встречаться с Бербок китайский лидер Си Цзиньпин; по крайней мере в СМИ об этом не сообщалось. Но когда стало понятно, с каким настроением едет визитерша, такая встреча была исключена. Бербок прилетела в Тяньцзинь, где ее встретил глава МИД Цинь Ган, и два министра отправились на скоростном поезде в Пекин. В столице гостье из Берлина сразу дали понять, что на многое она рассчитывать не сможет. Первым с ней встретился заместитель председателя КНР Хань Чжэн, который главное, на что обратил внимание, — на договоренности развивать двусторонние отношения Китая и Германии, которая была достигнута в ноябре, в ходе визита в Пекин канцлера Шольца. Иначе говоря, Хань, во-первых дал понять, что ни о какой аудиенции у первого лица речи не идет, а во-вторых, намекнул собеседнице, что поднимать «деликатные» темы бесперспективно, лучше весь пыл направить «в мирное русло» укрепления экономических связей. Не помогло. И на основных переговорах с Цинь Ганом немецкая визитерша выдала «на-гора» такой спутанный поток «европейского сознания», который, пожалуй, затмил «цирковое» представление, устроенное в Дели. Перечислять многочисленные пассажи, содержание и форма которых объясняется разве что дипломатической неопытностью Бербок, в юности – площадной бунтарки, а также низким уровнем общей культуры, нет необходимости. О них написали уже все, с упором на Украину, Тайвань и Синьцзян. Добавим, пожалуй, лишь одну тему – о «мелочной опеке коммунистическим руководством» китайских предпринимателей. Эта фраза безошибочно выдает американское происхождение полученных «фрау министром» инструкций. Ибо именно США, запрессовав китайский бизнес «делом Huawei», попытались его же использовать против властей КНР, как только Си Цзиньпин объявил о политике «всеобщего процветания», предполагающей более значительный, чем до этого, вклад предпринимателей и компаний в социальные, производственные и инфраструктурные общественные проекты. Канадские власти мигом освободили удерживавшуюся взаперти с американской подачи Мэн Ваньчжоу, финдиректора Huawei, а официальный Вашингтон развернул шумную кампанию «в защиту китайских предпринимателей».

Об одном требуется сказать особо. Запад, особенно СМИ, спекулирует на дискуссии между Цинь Ганом и Бербок по правозащитной тематике. Якобы «фрау» дала китайской стороне «отпор», и в ответ на тезис Циня о том, что в теме прав человека не существует «универсальных стандартов», сослалась на Устав ООН и Всеобщую декларацию прав человека (ВДПЧ) 1948 года. На этом западная сторона ставит точку, а зря. Вся правда заключается в том, что западная трактовка прав человека с тех пор давно выродилась в скандально шумную защиту меньшинств, права которых преподносятся «главной ценностью», ради которой можно попирать любые права всех остальных граждан. Этот нюанс составляет главную и наиболее охраняемую тайну западной правозащитной политики, которую там очень не любят обсуждать вслух. Поэтому ссылки на Устав ООН и ВДПЧ в данном случае безосновательны; этим документам как раз куда ближе китайская трактовка, нежели современная западная.

В отличие от Бербок, китайские участники переговоров не стали проводить сеансы политического ликбеза, а остались в рамках подчеркнутой корректности. На встрече с упомянутым руководителем китайской внешней политики Ван И немецкой визитерше терпеливо и доходчиво разъяснялось, что Китай будет «твердо защищать авторитет ООН и международный порядок, сформированный после Второй мировой войны» (а не «на правилах», как это навязывает тандем Джо Байдена и Блинкена, под чью дудку пляшет Бербок и всякие прочие Боррели и Ляйены). Что «возвращение Тайваня в Китай является важной составной частью» такого миропорядка. И что Китай, поддержавший в свое время объединение Германии, «надеется и верит, что Германия также поддержит великое дело мирного воссоединения Китая». Такой вот сеанс психологической терапии в сочетании с уроками истории от многоопытного дипломата, адресованный, если называть вещи своими именами, выскочке, деятельность которой приводит в ужас очень многих на ее собственной родине. Честно говоря, трудно более ясно, прозрачно и безо всякой персонификации показать, что западные «двойные стандарты» шиты белыми нитками. И настолько видны всем окружающим, что вызывает удивление, как можно на них стоять без зазрения совести и вопреки всякой логике.

Остается только предположить, что если ранние поколения западных политиков пользовались этими «двойными стандартами» осмысленно, включая их для достижения конкретных политических целей, то их последователи, на них выросшие, просто утратили способность к критическому и вообще самостоятельному мышлению. И способны воспроизводить уже не мысли, адекватно реагируя на сюжетную линию переговоров. А лишь штампы, как это в свое время ярко продемонстрировала в Москве теперь уже экс-глава МИД и экс-премьер Великобритании Элизабет Трасс, вошедшая в эпистолярную историю неповторимостью своего идиоматического конструкта «highly likely». Вызывает очень большие сомнения, что это поколение может быть отрезвлено даже такой жесткостью, на которую был вынужден пойти Цинь Ган, произнесший фразу, которую наперебой цитируют мировые СМИ: что «Китай менее всего нуждается в очередном западном наставнике».

Следует ли из этого, что попытки поиска собеседников в той же Европе заведомо обречены на провал? В данный момент, видимо, дело так и обстоит. То, как решительно Вашингтон поменял декорации после провала с Макроном, свидетельствует об этом со всей очевидностью. Это не значит, что ситуация не может поменяться, как она поменялась, например, с приходом к власти в США Дональда Трампа. Но имея в виду самые разнообразные варианты вашингтонской властной рокировки-2024, к сожалению, не следует забывать о том, что конфронтационный сценарий, доминирующий сегодня, пока является и наиболее вероятным, если можно так выразиться, ходовым. Готовиться, судя по всему, придется к худшему, не теряя при этом надежды на подарки судьбы в виде лучшего будущего.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть