Революция на Востоке. Индия, Афганистан, Хива, Бухара. 1919-1920 гг.

23 января 2023  20:37 Отправить по email
Печать

После событий в Амритсаре в апреле 1919 года северо-западную Индию лихорадило. Волнения перекинулись во все крупные города. Начались частые нападения на железные дороги и телеграфные линии. Британских войск не хватало для эффективного контроля над территорией. Власти вынуждены были направить в Пенджаб авиацию и броневики. Особенно тяжелым было положение на Северо-Западной Границе —провинции, которая была выделена из состава Пенджаба в ноябре 1901 года. Она располагалась вдоль так называемой «линии Дюранда», отделявшей Афганистан от Британской Индии. Здесь всегда было неспокойно. Предполагалось, что милиционные части из местных племен, созданные под контролем британских офицеров, будут обеспечивать безопасность на Границе. Англо-индийская армия в 1919 году была разделена на самостоятельные армии — Северную (3 дивизии, 3 отдельных пехотных бригады, 3 кавалерийских бригады и 2 отдельных кавалерийских полка, большая часть войск находилась на границе с Афганистаном) и Южную (2 пехотных дивизии и 2 бригады); в резерве командования находились 3 пехотных дивизии и 1 кавалерийская бригада; пограничными войсками командовал генерал Артур Горатт.

Уже через два дня после Амритсара Аманулла вновь собрал дурбар и провозгласил священную войну против Англии под предлогом защиты «братьев-мусульман». Амритсар — священный город сикхов, среди жертв превалировали именно они, но для разжигания страстей среди подданных это не имело значения. В начале мая 1919 года начались стычки на границе между Афганистаном и Британской Индией. Аманулла вновь собрал дурбар и провозгласил священную войну против Англии. 4 мая афганцы вторглись в нейтральную зону. В Пешаваре начались волнения. В Джелалабад стекались тысячи ополченцев из пограничных племен, милиция Северо-Западной Границы перестала быть более или менее надежной опорой властей. Англичане вынуждены были эвакуировать несколько пограничных гарнизонов, оказавшихся под угрозой блокады и уничтожения.

Афганской армией командовал троюродный брат эмира Мухаммед-Надир-хан. В ней числилось 78 пехотных батальонов и 21 кавалерийский полк, но большую часть эмирских войск по-прежнему составляли племенные ополчения, их численность оценивалась весьма неточно. Считалось, что полевая армия Амануллы в ходе войны никогда не превышала 20 тыс. чел. Стрелковое вооружение было разномастным, пулеметов почти не было, хотя имелись и современные скорострельные орудия. Первые успехи вызвали шок и у наступавших, и у британцев. К масштабным действиям афганцы были не готовы. Они вынуждены были остановиться. Свою роль сыграла и начавшаяся эпидемия холеры. Британцы тоже несли потери, но у них была неплохая медицинская служба. Тыл англо-индийской армии был лучше организован, главным преимуществом были железные дороги. В ряде мест приходилось перекладывать грузы из вагонов широкой колеи на узкоколейки, но у афганцев не было и этого. Британское командование подготовило контрудар с применением авиации и броневиков. На афганцев эти новшества произвели сильное впечатление.

Параллельно с ухудшением положения на афгано-индийской границе устанавливались отношения между Кабулом и Москвой. 27 мая 1919 года последовало согласие глав ВЦИК и СНК на предложение Амануллы-хана о переговорах. Командование англо-индийской армией собрало весьма значительные силы на границе с Афганистаном — до 340 тыс. чел. Их численность на основном направлении — в Вазиристане — составила 83 040 чел. (включая 37 870 вспомогательных войск), в основном это были индусы. 17, 20 и 24 мая британская авиация атаковала Джелалабад. Эффект был весьма серьезным — после удара британцев афганские ополчения бежали. Организованная армия сражалась лучше, но её было недостаточно для того, чтобы сдержать натиск противника.

24 мая британские бомбардировщики Handley Page 0/400 нанесли первый воздушный удар по Кабулу. Это была мощная двухмоторная машина с экипажем из 3 человек. Она могла находиться в воздухе до 8 часов, подниматься на максимальную высоту до 10 тыс. футов (3 048 метров) и двигаться со скоростью 97,5 миль в час. Самолет мог быть вооружен 3-5 пулеметами Lewis, нести до 16 112-фунтовых бомб (имелась возможность использования и 16-, 65-, 100- и 230-фунтовых бомб). У англичан в Индии было только два таких самолета. Накануне войны их спешно перебросили из Англии через Францию, Средиземное море, Египет и Индийский океан по воздуху. После 1919 года численность британской авиации неуклонно сокращалась, и в 1919-1920 гг. командование распорядилось перебросить практически все, что было можно, на Ближний Восток и и в Индию. Это было верное решение.

Самолеты пролетели над перевалом Ягдалак, который находится на высоте 8 тыс. футов, и взяли курс на Кабул. Полет 24 мая 1919 г. проходил в тяжелых условиях и занял шесть часов, но британские летчики справились с заданием. Четыре бомбы, сброшенные британскими бомбовозами, поразили дворец Амануллы-хана. Бомбежка афганской столицы вызвала в городе панику. Эффективными были удары с воздуха и на линии противостояния войск. Взаимодействие сухопутных сил и авиации было хорошо налажено и привело к самым положительным для англо-индийских сил результатам. 3 июня было подписано англо-афганское перемирие, а 25 июля начались переговоры в Равал-Пинди об условиях мира. 8 августа был заключен прелиминарный мир.

Масштабные военные действия были остановлены, афганская армия вытеснена за «линию Дюранда», в боях отличилась бригада генерала Р. Дайера (что не помогло ему исправить репутацию после Амритсара), но временное оставление позиций в Вазиристане вызвало у местных племен иллюзию того, что эта территория будет уступлена Афганистану. В январе 1920 года была организована карательная экспедиция, которую возглавил ген.-м. Эндрю Скин. Потеряв около 2 тыс. чел. и уничтожив до 4 тыс. повстанцев, он заявил о восстановлении порядка. Но партизанская война продолжалась и часто принимала весьма серьезный масштаб. По сути дела, до 1921 года на границе с британской Индии продолжались бои. Окончательно англо-афганский мирный договор был подписан только 22 ноября 1921 года. Такое развитие военных действий было воспринято афганцами как победа. Поначалу эмир был популярен. Он сам ходил по улицам своей столицы, чтобы собирать жалобы подданных на злоупотребления властей. Вскоре в верхах начались интриги, популярность исчезла. Эмир вызывал сомнения у соотечественников, подозревавших Амануллу в причастности к убийству отца. Хабибуллу не любили высшие слои общества, его сына невзлюбили все.

Единственным успешным для нового эмира полем была внешняя политика. 10 июня 1919 года специальной афганской миссии в Ташкенте было передано сообщение о согласии РСФСР признать независимость Афганистана и установить с ним дипломатические отношения. Москва сделала это первой, и, хотя РСФСР и сама находилась еще в дипломатической изоляции, это было большим достижением для Кабула. Афганистан традиционно рассматривался как государство, интересы которого на международном уровне представляет Великобритания. Курс эмира на достижение полной независимости страны на фоне прекращения британской интервенции в Средней Азии также был символом падения авторитета Лондона на Востоке. В декабре 1919 года советский полпред Я.З. Суриц вручил эмиру верительные грамоты. Вскоре Аманулла-хан занял враждебную позицию по отношению к действиям РСФСР в Средней Азии.

Контроль над этим регионом после разгрома колчаковцев осложняло басмаческое движение. Ещё до восстания 1916 года регион был нестабилен. С 1911 по 1914 гг. здесь произошло 1100 «разбойных нападений», фактически это было начало басмачества. Одним из его центров стала Ферганская долина, которая была и главным центром хлопководства Туркестана — на нее приходилось 40% общей посевной площади и 2/3 хлопковых посевов региона. В Фергане басмачи проявили себя в полную силу уже в сентябре 1919 года. Численность их отрядов доходила от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Им удавалось достигнуть серьезных успехов над отдельными частями и гарнизонами. Между тем Средняя Азия как источник хлопка имела жизненно важное значение для советской экономики. В 1913 году потребление хлопка составило 14,5 млн пудов, в 1916 году — 16 млн пудов. Хлопчатобумажная промышленность уже в 1918 году дала 38,2% от уровня 1913 года. Лишенная в ходе Гражданской войны поставок американского и британского хлопка, она могла получить его только в Туркестане. Уже в 1920 году хлопка в России практически не было, в 1921 году его потребление равнялось всего 500 тыс. пудов.

К приходу Советской власти в Среднюю Азию здесь было два государства, которые до революции находились в зависимости от Российской империи — Хивинское ханство и Бухарский эмират. Бухара была небольшим государством с населением в 3,5 млн чел. В Хивинском ханстве проживало около 800 тыс. чел. Примерно половину населения составляли узбеки, остальные — туркмены, каракалпаки, киргизы и др. Бухара также была многонациональным государством — здесь жили узбеки, таджики, киргизы, туркмены, бухарские евреи. Бухара была неограниченной восточной монархией, особую роль в государстве играли духовные лица, исправлявшие судебные обязанности. Высшим органом духовно-судебной власти был совет 12 муфтиев во главе с ахуном и главным кади. Значимость города в исламском мире была исключительно велика. Среди суннитов эмир Бухары считался вторым государем после султана-халифа. 85% населения эмирата были крестьяне — самая бесправная часть подданных, зависевшая не только от земли, но и от воды, принадлежавшей эмиру. Только 14% всей земли эмирата было орошаемо. Земля и вода были главной причиной конфликтов, особенно межнациональных.

Кочевники-туркмены со второй половины XIX века садились на землю. Во главе Хивинского ханства стояли узбекские беки. Ханы селили туркмен в качестве наемников-воинов на низовьях оросительных систем. Это были худшие по качеству земли. Туркмены были вооружены и настроены изменить это положение. Все это определило их враждебные отношения с оседлыми узбеками. Орошаемой земли не хватало. Одной из форм сопротивления местной власти был уход от злоупотреблений ханских властей в русское подданство. Так поступали и туркмены, и каракалпаки, и узбеки.

В начале XX века в Бухаре под влиянием идей революции в Турции сформировался небольшой кружок младобухарцев выступавших за реформы. В основном это были образованные люди, жители города. Мусульманское духовенство называло их джадидами — то есть обновленцами или отступниками. После Февральской революции эмир объявил о начале реформ, сделал он это не совсем самостоятельно — один из лидеров младобухарцев обратился за помощью в деле реформ в Петроград и получил там поддержку. После Октябрьской революции эмир отказался от этого обещания. Он предпочел ставку на силу. Впрочем, у Сеид-Алим-хана не было выбора. Джадиды попытались свергнуть его с престола с помощью отряда красногвардейцев из Ташкента. Нападение было отражено, красногвардейцы отошли, в эмирате прошла резня джадидов и их сторонников. Многих убивали с семьями.

В Хиве после Февральской революции также активизировались свои сторонники реформ — младохивинцы. Стоявший в столице ханства русский гарнизон начал митинговать, на улицы вышли и сторонники реформ. Сеид-Асфендиар-хан в этой ситуации решил пойти на уступки и 5 апреля согласился созвать меджлис. Первоначально в него должны были войти 32, а затем 49 чел. Уже 27 апреля меджлис был созван. Депутаты были представителями верхушки или сторонниками младохивинцев. Те считали, что революция уже достигла своей цели. В январе 1918 года хан распустил меджлис и началась анархия.

В отношении народов Востока и этих государств IV съезд Коммунистической партии Туркестана принял следующую резолюцию: «Советский Туркестан должен всеми силами поддерживать народы Востока в их освободительном движении — войне с империалистическими государствами за свою самостоятельность, так как лишение империалистических государств колоний на Востоке должно подорвать их экономическую и военную мощь. Те же руководящие принципы должны лечь в основу наших отношений к Хиве и Бухаре. Поддерживая революционное движение младохивинцев и младобухарцев, организуя революционные колонии[1] там, мы не должны стремиться к насильственному революционному перевороту. Мы должны ожидать естественного прихода его внутри самого населения Хивы и Бухары, но не позволяя, конечно, Хиве и Бухаре стать опорой английского военного могущества, угрозою бытию Туркестанской Советской республики».

Хива оставалась типичной восточной деспотией, где сила неизменно была решающим фактором внутренней политики. Одним из наиболее видных военных вождей в ханстве был лидер хивинских туркменов-иомудов Магомед Курбан Сердар Джунаид-хан. Он начал восстание еще в 1916 году и добился немалых успехов и поддержки местного населения. Сеид-Асфендиар был непопулярен, а популярность Джунаид-хана только росла. В январе 1918 года он занял Хиву. Хан и курбаши поклялись забыть старые обиды, и Асфендиар возвел Джунаида в звание «Сердар-Карима» — благородного начальника. Он и стал фактическим диктатором в ханстве. Вместе с ним к власти в ханстве пришли иомуды, что резко обострило межнациональные отношения. Джунаид резко увеличил налоги, жестоко преследовал джадидов. В ханстве возникло весьма своеобразное двоевластие по-хивински: дань собирали представители и Асфендиара, и Джунаида. Хозяйничанье курбаши и его подчиненных вызвало большое недовольство. В итоге 30 октября 1918 года сын Джунаида Эши-хан зарезал Асфендиара во время аудиенции в его дворце. На престол был посажен его слабовольный младший брат Сеид-Абдулла. Положение в ханстве стало особенно тяжелым — на пограничных территориях советского Туркестана укрылось около 20 тыс. беженцев.

4 ноября 1919 г., после полугодичной подпольной пропагандисткой работы большевиков, в Хиве началось восстание, которое было названо восстанием пролетариата (в городе не было промышленности, только кустарное ремесло), которому необходимо было оказать помощь. На самом деле восстание подняли дехкане узбеки и та часть иомудских племен, которая не была близка к клану Джунаида и тоже была жертвой его произвола. Активную роль в подготовке восстания сыграли младохивинцы. Приказ о начале наступления войска получили только 23 декабря. Они должны были выступить против союзника англичан и белогвардейцев в защиту местного населения. Всякое насилие над ним было строго запрещено, наказание было жестоким, вплоть до расстрела. «Для всей Хивы мы несем не меч, но мир.» — Гласил приказ.

Началась операция Красной армии, Джунаид-хан был разбит и отступил в пустыню Кара-Кум. 1 февраля 1920 года Хива была взята без боя. Население города приветствовало Красную армию. Власть Сеид-Абдуллы-хана была свергнута, хан с семьей выслан в Россию. 26 апреля 1920 г. Первый Всехорезмский курултай объявил создание Хорезмской Народной Советской республики. Та часть иомудов, которая ранее находилась в привилегированном положении, продолжала оказывать сопротивление и поддерживать Джунаида. Его противники — узбеки и туркмены — активно поддержали новую власть и выставили добровольцев, которые сформировали два полка пехоты и полк кавалерии. Начиналась новая война. Хан и эмир были не самыми опасными противниками. Оказалось, что справиться с басмачами было сложнее, чем победить армии белогвардейцев.


[1] то есть точки революционной пропаганды.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
В случае объявления всеобщей мобилизации
С началом 2023 года следует ожидать на Украине
83.9% увеличения интенсивности боевых действий и вовлечённости сопредельных государств в военный конфликт
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть