Так имеются ли у России и Китая разногласия по СВО?

Главы МИД России и Китая на полях 77-й сессии ГА ООН провели очередную встречу, количество которых в текущем году приближается к двузначному показателю
26 сентября 2022  13:27 Отправить по email
Печать

В Нью-Йорке в рамках открывшейся 77-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН проходит неделя высокого уровня, в ходе которой с ооновской трибуны выступают главы делегаций абсолютного большинства стран мира. Россия и Китай на сессии представлены своими министрами иностранных дел — Сергеем Лавровым и Ван И, которые на полях сессии провели между собой очередную встречу, количество которых в текущем году приближается к двузначному показателю.

Среди многочисленных вопросов, связанных с практической реализацией итогов встречи двух лидеров, Владимира Путина и Си Цзиньпина, обсуждался и кризис в бывш. УССР. Позиция России только что была подробно изложена президентом в обращении к народу в связи с началом частичной мобилизации. В интервью Newsweek С. Лавров подчеркнул, что «своими действиями по взращиванию в [бывшей УССР] русофобского неонацистского режима, военному освоению и превращению ее территории в плацдарм для сдерживания России Запад не оставил нам иного выбора, кроме проведения СВО». Он также обратил внимание, что «в Вашингтоне не заинтересованы в установлении мира и спокойствия на [территории бывш. УССР]; это стало понятно уже в марте, когда Москва и Киев подошли вплотную к достижению договоренностей…» С тех пор, по его словам, Запад запретил Киеву переговоры с Москвой, и в настоящее время любые предложения российской стороны встречают отказ.

Как сообщает Синьхуа, Ван И на встрече с Лавровым «подчеркнул, что Китай будет продолжать отстаивать объективную и справедливую позицию, стремиться к урегулированию кризиса путем мирных переговоров, и выразил надежду, что все стороны не откажутся от своих усилий по поддержанию диалога и будут придерживаться пути мирных переговоров для удовлетворения своих озабоченностей в сфере безопасности». Днем ранее, выступая на заседании Совета Безопасности ООН, китайский министр высказался за возобновление прямого переговорного диалога между Москвой и Киевом в целях скорейшего завершения конфликта, который, по его словам, перешел на новую, более опасную стадию. На встрече с главой европейской дипломатии Жозепом Боррелем, а также в переговорах с коллегами из европейских стран Ван И проводил мысль о том, что Китай, с одной стороны, не «подливает масла в огонь конфликта» (то есть не помогает ни одной из сторон, в отличие от Запада), а с другой, — не может в этой ситуации «стоять в стороне», потому и выступает с миротворческими инициативами. Одновременно Китай выступил категорически против любых ущемлений России в ООН, к которым призвал глава киевского нацистского режима Зеленский в «удаленном» выступлении на Генассамблее, которое, вопреки процедуре, видимо, именно для этого ему продавили западные делегации.

Ранее на ИА REX: О чём на самом деле говорили между собой Владимир Путин и Си Цзиньпин?

Наблюдатели и эксперты еще с самаркандской встречи президента Путина и председателя Си начали муссировать тему «недовольства» Китаем российской СВО, при этом забывая, что в любой подобной ситуации темы военных действий и переговоров идут рядом; более того, многие итоговые позиции, завершающие любой конфликт, отрабатываются именно на переговорах, причем зачастую вдали от информационного поля. Поэтому спекуляции «диванных аналитиков» про СВО-шное «охлаждение» российско-китайских отношений бьют мимо цели. На фоне единодушного осуждения Лавровым и Ван И глобальных авантюр Запада во главе с США, в частности, провокаций американских ВМС в Тайваньском проливе, обращает на себя внимание такая вот информация:

Китай — Николай Вавилов (по материалам South China Morning Post):

«Крупная конфронтация между Китаем и США неизбежна, если Вашингтон не изменит свой курс в отношениях с Пекином, — заявил глава МИД КНР Ван И во время своей речи в Нью-Йорке, посвященной развитию китайско-американских отношений. Тайвань стал самым большим риском в двусторонних связях двух государств, и навязывание любой западной системы материковому Китаю было бы бесполезным. Китайско-американские отношения достигли самой низкой точки с момента нормализации в 1979 году, — отмечает министр иностранных дел Китая».

Кажущаяся двусмысленность китайской позиции, как видим, обусловлена двойственностью международно-правовой стороны вопроса. Здесь существует дилемма между юридическим и фактическим положением вещей. Тайвань де-юре — часть Китая, что признается абсолютным большинством международного сообщества, за исключением Ватикана и ряда мелких островных государств Океании (последние веса в мировых делах не имеют). Что касается бывшей УССР, то, с одной стороны, она — часть бывшего СССР; фактическая сторона вопроса, уходящего корнями в совместную историю, Китаем полностью признается, и о понимании мотивов России с этой точки зрения официальный Пекин говорил еще в начале СВО. С другой стороны, формальная независимость этой территории держалась на формальном же признании ее тем же Западом, который никогда не скрывал, что рассматривал этот раскол инструментом уничтожения России, а сейчас приступил к реализации этого сценария напрямую.

Но с проведением референдумов на освобожденных Россией территориях прежний статус-кво начинает утрачивать актуальность. Напомним, что и в Уставе ООН принцип самоопределения стоит выше принципа территориальной целостности, который к тому же упоминается не напрямую, а косвенно, в контексте «недопустимости» его нарушения. Самоопределение в ДНР и ЛНР, в Запорожской и Херсонской областях, как и раньше в Крыму, создаст новую международно-правовую реальность. Можно сколько угодно твердить про «территориальную целостность», но если по факту ее нет, то международное право выстроено, как видим, таким образом, что рано или поздно эта новая реальность обязательно будет признана. Не де-юре, так де-факто; напомним здесь пример с советской Прибалтикой. Юридически Запад советской ее не признавал, и в США действовал известный Public Law 86–90 (закон о порабощенных народах). Практическая же политика Вашингтона строилась на строгом понимании того, что де-факто три республики — часть СССР, что и было зафиксировано в не оправдавшем надежд, но официально подписанном Заключительном акте СБСЕ в Хельсинки (1975 г.).

Осталось несколько дней, и дебаты в ООН и за ее пределами в международной политике переместятся в плоскость раскола между признающими новую реальность и сторонниками страусиной позиции, которые, засовывая голову в песок, таким образом начнут от реальности бегать. Но по факту всем будет понятно, что если Россия приняла указанные территории в свой состав в соответствии с волеизъявлением проживающих в них граждан, то на них распространились и вопросы российского суверенитета, нарушение которого влечет за собой определенные последствия, включая те, что изложены в ядерной части военной доктрины. С этого момента публичный информационный шум «непризнания» реальности войдет в кардинальный диссонанс с реальной политикой Запада, в которой упомянутый ядерный фактор будет безоговорочно принят в расчет со всеми сопутствующими ему «красными линиями». Параллельно будет нагнетаться информационная истерия ненависти, но что почем все усвоят твердо и рисковать не станут. Собственно, как сообщается определенными источниками, это уже происходит под давлением обстоятельств, связанных с национальными интересами наиболее агрессивных ненавистников России и «поддерживателей» киевского режима. Заодно посмотрим, что за подоплека лежит в основе недавнего обмена пленными, включая западных наемников, в том числе пятерых высокопоставленных британских военных, взятых на «Азовстали» в Мариуполе, который в нашей информационной сфере наделал немало переполоха.

Информация на этот счет №1:

Shadow policy

«За выдачу наемников (прямо в руки спецов MI-6) были поставлены с нашей стороны дополнительные объемные требования. Например, частичное снятие блоков и заморозок средств российских госбанков на британских счетах. После слов МИД Великобритании о том, что у Запада нет цели угрожать территориальной целостности России (то есть особенно после подведения итогов референдумов), все высшее военно-политическое руководство [киевского режима] переезжает снова в бункеры в Закарпатье. Для маневров Залужного и Зеленского приготовлены специальные ж/д-вагоны и автотранспорт. Техническое обслуживание на себя взяла Польша, а охрану маршрутов движения и пунктов остановки и транспортных узлов — ЧВК Academi (бывшая Blackwater и Xe Services, тесно связанные с Эриком Принсом — одной из наиболее загадочных фигур в американском разведсообществе — В. П.). Спецсвязь и закрытый канал интернета обеспечивает частная израильская компания на коммерческих условиях».

Случаен ли нынешний всплеск интереса к будущему территории бывшей УССР, если влиятельные представители польского и румынского истеблишмента начинают муссировать тему «неестественности» ее границ?

Информация №2:

Военное обозрение (со ссылкой на Легитимный):

«Наш источник сообщает, что Зеленскому на военном селекторном совещании доложили, что существует риск, что россияне готовятся использовать «Кинжал» (ударный «гиперзвук» — В. П.) по военным центрам принятия решений в Киеве, Львове и т. д, где размещены западные военные советники. Это может произойти или в дни референдума, когда ВСУ обстреляют избирательные участки, или после принятия этих территорий в состав РФ, а удар будет повышением ставок в игре и неким публичным предупреждением.

На Банковой давно понимают, что россияне готовят этот удар. Но сейчас риски стали повышаться».

Итак, англичанам отдали их «попаданцев» (надо думать, далеко не всех), которые перед этим, видимо, кое-что рассказали, отчего так пригорюнилась в ООН новоиспеченная премьерша Элизабет Трасс (обладающая, как известно, обширными познаниями в географии). Это Лондону — «пряник»; но есть и «кнут» на случай, если «джентльмены», которых «перестали устраивать правила игры», по своему обыкновению примутся их менять на ходу. Между прочим, говорят, что львовский бункер Зеленского, чтобы не отрывался от внешнего контроля, расположен аккурат поблизости от посольств США и Великобритании, которые показательно перебрались туда из Киева.

Сведущие люди связывают все эти вещи с посреднической миссией турецкого лидера Реджепа Эрдогана, отмечая, что тот совсем не случайно оказался не только в Тегеране, приняв участие в саммите с Путиным и иранским президентом Ирагимом Раиси, но и в Самарканде, хотя Турция в ШОС и не входит. Обратим внимание: после саммита ШОС в Узбекистане у Раиси возникли неприятности дома, где почти неделю продолжаются массовые беспорядки с «цветным» подтекстом. Что касается Эрдогана, то, за исключением дежурных экономических неурядиц, никаких особых проблем он не испытывает. Видимо, пресловутой «англичанке» в этой ситуации «гадить» ему не с руки.

Одновременно с этим китайский министр Ван И на тех же самых полях Генассамблеи ООН призывает упомянутого Борреля остановить «расширение и затягивание» конфликта, называя «прекращение огня» «задачей первостепенной важности». Китайский министр по-восточному тонко намекает своему визави на поддержку Пекином Европы в выполнении ее посреднической миссии и приложении усилий для достижения мира. Расшифруем. Конфликт затягивается поставками киевскому режиму вооружений из США, а также Европы, которая следует в фарватере Вашингтона. Это явно не посредничество, которое Пекин поддержал, если бы ЕС выбрался из американской «колеи». Ван И четко отделяет Европу от США, которым прочит, как мы увидели, возможную конфронтацию. Одновременно его российский коллега Лавров предупреждает Вашингтон о том, что, расширяя поставки Киеву дальнобойных вооружений, он приближается к тому, чтобы стать стороной конфликта.

Итак, США находятся под жестким российско-китайским давлением; Британия, с главой МИД которой Джимом Клеверли, преемником Трасс, Ван И также в Нью-Йорке встретился, находится в вынужденных обязательствах перед российской стороной и потому сбавляет градус военной риторики. Что касается ЕС, который по сути объявил Москве дипломатический бойкот, то его «на себя» берет китайская сторона, предлагающая европейским лидерам подумать о будущем помимо озадаченных возникшими проблемами англосаксов. И все это после Самарканда, из итогов которого Запад больше всего напугало сообщение о «едином фронте» Москвы и Пекина.

Думается, сказанного достаточно, чтобы убедиться в том, что постоянно растущий уровень российско-китайской координации — не фигура речи, а реальность, которую очень четко ощущают на себе западные переговорщики. Ну а тиражируемые «недосказанности», как и «озабоченности», при ближайшем рассмотрении очень походят на операцию соответствующего медиаприкрытия.

И напоследок такая вот информация:

Парламент Z кнопкой

«Одним из главных итогов саммита ШОС является сотрудничество России и КНР в сфере микроэлектроники, состояние которой напрямую влияет на технологический суверенитет и военный потенциал нашей страны». Всплывающие подробности намекают, что планируется бартер «ресурсы — технологии», а именно, редкоземельные металлы и очищенный неон взамен на поставки микрочипов. При этом Китай должен ужесточить контроль поставок на Тайвань с перспективой сдержать развитие главного игрока на рынке микросхем — TSMC. В данном контексте ускоренная организация референдумов на освобожденных территориях приобретает еще один практический и стратегический смысл. В Мариуполе находится один из крупнейших заводов по производству неона — «Ингаз». Статус его принадлежности необходимо безвозвратно присвоить и запустить завод в работу. Безусловно, сделка с Китаем придала уверенности Владимиру Путину в его намерениях, отчего и мобилизационные мероприятия получили дополнительный стимул и молниеносное развитие. Ведь армию нужно чем-то снабжать, а это технологическое оружие, которое не обойдется без микрочипов.

В дополнение напомним, что единственной содержательной темой всех американо-тайваньских шашней за эти два месяца, начиная с Пелоси, явился перевод в практическую плоскость планов вывода производств упомянутой компании TSMC с Тайваня в США, штат Аризона. Это еще более подкрепляет достоверность сведений, приведенных выше. Ну и в разговоре с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом Бен Сальманом Аль Саудом последний поблагодарил Владимира Путина за передачу саудовской стороне незаконно воевавших в Донбассе пленных иностранцев. Понятно, каких?

Как говорится, без комментариев. История еще не раз побудит нас вернуться к прошедшему самаркандскому саммиту ШОС. Ибо, как всегда, «большое видится на расстоянии».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

2018 Vladislav
Карма: 22
03.10.2022 00:49, #48753
В отношениях Пекина и Москвы к СВО надо на мой взгляд говорить не о разногласиях, тем более принципиальных, а о разных подходах к её проведению. КНР, без сомнения, заинтересована в её быстром завершении. Что касается договорняков с Западом (наёмники и др.), то этот Запад уже столько раз "нагибал" г-на Путина, начиная с гарантий Януковичу, что эти договорённости стали дурно пахнуть и лучше не упоминать о них всуе.
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть