Зачем Клинтон именно сейчас вспомнил разговоры с Ельциным о НАТО?

Экс-президент США Билл Клинтон тряхнул сединой и разоткровенничался на тему России и НАТО...
20 сентября 2022  17:13 Отправить по email
Печать

Экс-президент США Билл Клинтон, влипший в свое время в историю скандальным секс-эпизодом с Моникой Левински, тряхнул сединой и разоткровенничался на тему России и НАТО. Он утверждает, что во время одного из разговоров с Ельциным предлагал ему «не только специальное партнерство, но и перспективы членства в Североатлантическом блоке в дальнейшем». При этом Клинтон не скрывает, что таким способом он пытался убедить одного из главных разрушителей СССР в «миролюбивых» намерениях НАТО и получить «добро» на расширение альянса, которое-де обусловлено тем, что крупнейшими проблемами в сфере безопасности «становятся террористы, НПО и авторитарные государства». Ельцин по словам Клинтона на эти объяснения клюнул, но сделать такой шаг не рискнул, ответив в том смысле, что сам лично не верит (!) в то, что США и НАТО могут напасть на Россию, но многие наши граждане помнят нападения Наполеона и Гитлера, и потому Западу не доверяют.

Клинтона, чье президентство связано с безраздельным торжеством глобалистского лобби, строившего устами Бжезинского амбициозные планы мирового господства на дальнюю перспективу, на эти воспоминания именно сейчас, когда данная перспектива прилюдно захлебывается, явно подвигли. В каких целях? Во-первых, чтобы открыть с Россией новый фронт информационной войны в условиях СВО. Видите ли, «вам предлагали, а вы не согласились, а если бы стали членом НАТО, ни до чего такого дело бы не дошло». Так ли это на самом деле? Нет, не так. Как сказал в 1974 году, на грани военного конфликта из-за Кипра между Грецией и Турцией, Генри Киссинджер, «НАТО не предоставляет гарантий одним членам альянса против других». Иначе говоря, любые попытки России восстановить свою субъектность в рамках блока встретили бы точно такое же сопротивление, как и сейчас. Только вот в куда более тяжелых условиях, ибо представить себе суверенность внешней политики для входящей в альянс России было бы трудно. Впрочем, как и наличие у нас в этом случае нынешней военной матчасти. Хорошо известно, что члены НАТО связаны с США секретными соглашениями, которые устанавливают американский контроль над их не только внешней, но и внутренней политикой, разрешая, если она сворачивает «не туда», прямое вмешательство, вплоть до военно-полицейского.

Показательно, что несколько раньше, в мае, с такими же «мыслями вслух», что и Клинтон, выступил и госсекретарь Энтони Блинкен, утверждавший, что вопрос о членстве в НАТО обсуждался в 90-е годы, но «русские решили, что это не то, что они хотели бы сделать». Видимо, блинкеновского авторитета для проталкивания этой подрывной мысли тогда не хватило и выступить с соответствующим заявлением общие хозяева из «глубинного государства» поручили Клинтону. Замысел понятен: попытаться реанимировать свойственное 90-м годам острое гражданское противостояние власти и общества.

Во-вторых, и это уже имеет практическую плоскость, отдавая себе отчет в том, что — здесь надо признать справедливость мнения спикера Госдумы Вячеслава Володина, что «победы на поле боя» у ВСУ не будет, а поражение бросит тень на чрезмерно втянувшиеся в конфликт Вашингтон и Лондон», в НАТО начинают потихоньку разминать тему всё-таки принятия Киева в свой блок, отыскав для этого какие-нибудь лазейки. Видимо, такие мысли появились в ходе наступления ВСУ в Харьковской области; в политических штабах Северной Атлантики, скорее всего, сочли, что продолжение событий в таком же ключе создаст пусть и кратковременные, но предпосылки для реанимации этой идеи, которую можно попробовать реализовать в пику российским планам референдумов на освобожденных от нацистов территориях.

Февральское напоминание российского президента Владимира Путина о том, что в реальности перспектив принятия в НАТО у России не было никаких именно потому, что в планах альянса значился прием киевского режима, заточенного против Москвы с самого распада СССР, Клинтон в своих воспоминаниях никак не прокомментировал. И не случайно. Ибо то, что сказал Путин, камня на камне не оставляет от версии Блинкена-Клинтона. Воспроизведем:

«Скажу то, о чем никогда не говорил публично. В 2000 году во время визита в Москву уходящего со своей должности президента США Билла Клинтона я спросил его: «А как Америка отнесется к тому, чтобы принять Россию в НАТО?». Не буду раскрывать все подробности этой беседы, но реакция на мой вопрос выглядела, скажем так, весьма сдержанно, а как американцы реально отнеслись к этой возможности, фактически видно на практических шагах в отношении нашей страны».

Итак, к Путину Клинтон, который нового тогда российского лидера всячески охаживал, пытаясь втереться в доверие, с вопросом о НАТО не подкатывал. А когда оказался вынужденным на этот вопрос экспромтом отвечать, заерзал и показал, что это невозможно. С Ельциным же на эту тему заигрывал, заведомо его обманывая (а тот и рад был обманываться). Что это означает? Две вещи. Первая: расширение НАТО осуществлялось «за счет России, против России и на ее обломках» (цитата из Бжезинского, который был уверен, что обломков ждать недолго; об этом, кстати, говорит и содержание появившегося именно в 2000 г. «Хьюстонского проекта», в котором предлагалось «пересмотреть отношение к России как к единому целому, которым она не является или перестанет являться в ближайшем будущем»).

Принимать в блок Россию, допуская ее до обсуждения направленных против нее же планов, никто не собирался. В Ельцине же видели откровенного… если не простака, то «ушибленного» мифами западной «демократии прав человека» антикоммуниста (скорее, даже лузера, проигравшего внутрипартийную борьбу и взявшего реванш разрушением страны), который за «дружеское» похлопывание по плечу продаст что и кого угодно. Так битые советской властью белогвардейские прихвостни в отторгнутой у Китая Манчжурии в 1931 году пресмыкались перед японцами, целуя им руки. Это, кстати, тогда же, в 90-е годы, было подтверждено откровениями неназванного сотрудника ЦРУ, который, выступая в Софии, позволил себе неожиданные признания. Из них следовало, что в обмен на молчаливое согласие Запада с расстрелом Дома Советов в октябре 1993 года Ельцин сдал Вашингтону разработки в сфере космических платформ с лазерным вооружением, а также, по словам того сотрудника, «многое другое, что составляет государственную тайну США». Судя по тому, как менялось в те дни отношение клинтоновской администрации, которое тиражировал госсекретарь Уоррен Кристофер — от недоумения до поддержки в разгроме «коммунистического мятежа» — сказанное имярек-сотрудником спецслужб очень походит на правду.

Наконец, еще одна цитата, ранее достаточно известная, а сегодня подзабытая, из выступления Клинтона в Объединенном комитете начальников штабов ВС США в конце октября 1995 года (видимо, как раз незадолго до разговоров про НАТО с Ельциным).

»…Нынешнее руководство страны (России. — В. П.) нас устраивает во всех отношениях, и поэтому нельзя скупиться на расходы, они принесут свои положительные результаты. …В ближайшее десятилетие предстоит решение следующих проблем:

  • расчленение России на мелкие государства путем межрегиональных войн, подобных тем, что были организованы нами в Югославии;

  • окончательный развал ВПК и армии России;

  • установление нужного нам режима в оторвавшихся от России республиках…».

Ну и какое членство в НАТО, если в плане было именно это, и мы знаем прецеденты попыток практической реализации этой программы?

Вторая вещь, вытекающая из нынешних клинтоновских откровений, — глубина морального и нравственного падения, совершенного Ельциным как раз в президентство Клинтона (периоды их правления совпали почти точно). Вряд ли случайно сразу так возбудилась ельцинская челядь: пресс-секретарь Ястржембский (тот, что знаменит рассказами про президентское «крепкое рукопожатие» и неизменную «работу с документами») буквально криком кричит, что это если и было, то не при нем. Может быть и даже вероятно, что это действительно не при нем, а раньше, когда Ельцин еще не набил шишек и был уверен, что на Западе его, как «мальчиша-плохиша», примут с распростертыми объятиями. Помните, как он закончил речь в американском Конгрессе? «Боже, благослови Америку», — так он сказал. После начала первой чеченской кампании, когда валом пошли доклады об участии американских спецслужб на стороне боевиков-террористов, а особенно после Хасавюрта, появились первые признаки выхода из прозападного политического и «умственного» запоя.

Показателен и сам приведенный Клинтоном диалог. «Я бы, дескать, не против в НАТО, но народ у нас… того, неправильный… не «просвещенный», не догоняет своего натовского щ-щ-щастья». «Не повезло» Ельцину с народом. Так надо понимать? И не он первый был о нас такого мнения. Помнится, Николай II, посещая с визитом Париж и оказавшись на балу у Ротшильда, на предложение олигарха взять на себя весь российский долг Франции в обмен на отмену ценза оседлости, начал лепетать что-то про «темноту русского народа». Который, если так сделать, окажется у чужаков в порабощении. До самого 1917 года, судя по результатам правления, этого мнения он так и не изменил.

Очевидно, что и у Ельцина период заблуждений затянулся, распространившись на весь период правления, до этого знаменитого «Я ухожу!». А нужно-то было, воплотив свои сомнения в жизнь, расставить точки над «i». «Ну, как там, насчет НАТО?» И получить тот самый ответ, который дали Путину, который сразу развязал себе тем самым руки, получив четкую информацию об истинных планах противника и освободившись как от иллюзий, так и от определенной части связанной с ними агентуры влияния. По большому счету действующий российский президент повторил известный сталинский маневр 1952 года с предложением лидерам НАТО принять в нее Советский Союз. Ответом, как мы знаем, стал истерический отказ, прозвучавший с некоторым временным лагом, ушедшим, видимо, у Запада на преодоление шока. Отрицательный результат — важнейший результат, полученное тогда эмпирическим путем подтверждение агрессивных антисоветских и антироссийских устремлений блока, которому от роду было еще всего три года.

Можно было бы и не ворошить это прошлое, поднятое Клинтоном, прямо скажем, не от хорошей жизни и не по собственному желанию. Однако именно потому, что «не от хорошей жизни», что и является мерилом укрепления суверенитета и самостоятельности от внешних зависимостей, на факте того, что из себя представляла Россия в «святые» (по словам ельцинской вдовы) 90-е годы, необходимо сосредоточиться. И нужно это еще и потому, что в информационном поле нет-нет да и появляются рецидивы по-плебейски подобострастного отношения к враждебному «забугру». Примеры всей этой жалкой и пошлой богемы, в том числе самые свежие, общеизвестны, и нет необходимости тиражировать тех, кому буквально на днях удачно, на наш взгляд, пожелали «покоиться с миром» еще при жизни.

Что в сухом остатке? Первое: Если «А» не равно «B», а «B» равно «C», то «A» не равно и «C». Сделав из Киева «анти-Россию», Запад собственноручно и себя зафиксировал в этой позиции «анти-России». И собственными руками похерил всю «демоправозащитную» догматику, которую продвигал десятилетиями, особенно после распада СССР. Тратить время на очередное перечисление западных трудов — от Мэхана и Маккиндера до Спайкмена и Бжезинского, — где черным по белому записаны все эти долговременные геополитические константы, которые Уильям Энгдаль именует «священными войнами западного мира», контрпродуктивно. Несовместимость существования России с любыми планами Запада — аксиома, которая априори должна закладываться во все отечественные проекты и планы. И в сознание подрастающего поколения. Второе: СВО становится моментом истины не только на фронте и не только в тылу, где растет искреннее осознание остроты переживаемого нами момента. Но и на Западе, на котором через экзерсисы, подобные клинтоновскому, проступает растущий страх перед собственными стратегическими просчетами и их последствиями. И третье. Системное подавление прозападного лобби — от упомянутой богемы до Ельцин-центра, который в нынешних условиях является идеологическим и организационным штабом «пятой колонны», какими бы популистскими истериками внутри и вовне оно ни сопровождалось, — условие нашей победы над киевским нацистским режимом и последующего исторического выживания. Ибо нового шанса собраться и консолидироваться, если мы упустим этот, нам уже никто и никогда не предоставит.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

2018 Vladislav
Карма: 22
20.09.2022 22:14, #48738
Возможно эти разговоры о вступлении в НАТО есть окно Овертона, смысл которого - перетянуть РФ на свою сторону в грядущем конфликте с КНР. Если такое соглашение будет достигнуто, то его осуществление - дело техники и подконтрольных СМИ.
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть