Байден и ближневосточная ось против Ирана. При чем здесь Россия и Китай?

Президент Джо Байден впервые за полтора года пребывания у власти засобирался на Ближний Восток
13 июля 2022  10:54 Отправить по email
Печать

Отчаянно проигрываемая Вашингтоном глобальная схватка с Россией и Китаем становится не только мемом в СМИ, но и публично демонстрируемым предлогом для осуществления внешней политики США на определенных направлениях. Президент Джо Байден впервые за полтора года пребывания у власти засобирался на Ближний Восток — в регион, которому американские лидеры ранее уделяли куда более существенное внимание. В планах главы Белого дома посетить Израиль, а затем отправиться в саудовскую Джидду, где намечен саммит США с расширенным форматом ССАГЗ — Совета сотрудничества арабских государств (Персидского) Залива. В сам совет входит шесть стран — Саудовская Аравия, которой и посвящена арабская часть визита, а также Бахрейн, Катар, Кувейт, Эмираты (ОАЭ) и Оман. К саммиту в Джидде присоединятся и еще три страны — Египет, Иордания и Ирак. Ранее Байден, объясняясь с собственной аудиторией на тему того, как же так: он едет в Саудовскую Аравию, куда обещал не ездить, пока там не будет урегулирована проблема «прав человека», поставленная американской стороной после убийства в саудовском посольстве в Анкаре оппозиционного журналиста Джемаля Хашогги? Скандал вышел тогда очень громким, и Байден, придя к власти, пообещал превратить власти Эр-Рияда в «изгоев». Однако, как выясняется, когда «приперло», все эти правозащитные соображения оказались побоку. Почему? У Байдена ряд резонов, однако вперед всех в их списке, по крайней мере на словах, американский президент поставил антикитайский и антироссийский императивы внешней политики США.

«Мы должны противостоять российской агрессии, обеспечить себе наилучшее положение, чтобы выиграть в конкуренции с Китаем и работать над укреплением стабильности в этом важном для мира регионе, — заявил Байден в статье в республиканском (!) полуофициозе The Washington Post. — Для этого необходимо напрямую взаимодействовать со странами, которые могут повлиять на достижение этих целей. Саудовская Аравия — одна из таких стран».

Насколько эта цель серьезна и, главное, достижима? Ведь Эр-Рияд, давайте прямо, — отнюдь не то место, где интересы Москвы и Пекина сходятся ближе всего; куда логичнее было обозначить такую цель во время, например, майского турне по маршруту Южная Корея — Япония. Байден по обыкновению выкручивается, утверждая, что с самого начала его президентства задачей было не поссориться с саудитами, а переформатировать с ними отношения, так как речь идет о стране — союзнице США еще со времен Второй мировой войны. Но на самом деле саудовское направление по части отношений с Пекином и Москвой следует разделить, это для Вашингтона разные задачи. В отношении Китая Байден не скрывает, что хочет вернуть Эр-Рияд в свой фарватер, откуда тот вышел достаточно давно. Напомним, что еще в 2019 году США предприняли против Китая первый демарш в связи со спекуляциями на положении дел в СУАР — Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. И спровоцировали коллективный Запад по списку стран обратиться в Верховный комиссариат ООН по правам человека, обвинив Пекин в нарушениях прав человека. На это последовал быстрый ответ вдвое большего количества стран во главе как раз с Россией и Саудовской Аравией, которые в тот же самый ооновский адрес сообщили, что никаких вопросов к Пекину по СУАР нет, следовательно, сателлиты Вашингтона распространяют мифы. Или фейки.

Ранее на ИА REX: Ближний Восток как одно их главных направлений политики США

Всего полтора месяца назад в этом убедилась и сама Верховный комиссар Мишель Бачелет, посетившая Синьцзян и давшая развернутую пресс-конференцию в южнокитайском Гуанчжоу. (Кстати, злые языки утверждают, что тема Синьцзяна Западом подогревается по экономическим причинам — через регион идет масштабный торговый транзит в рамках «Пояса и пути», который в США очень хотят «окоротить»). Что касается Москвы, то более всего США в Эр-Рияде интересуют цены на нефть. Байден явно ставит целью «и рыбку съесть, и косточкой не подавиться». Побудить саудитов резко увеличить добычу за рамки объемов, согласованных в формате ОПЕК+, и тем самым как сбить цены в США, так и уменьшить объемы внешних рынков и экспортной нефтяной выручки России. Получится ли? Вряд ли. Эр-Рияд, еще помнящий неутешительные результаты стычки с Москвой, несколько лет назад вылившейся в ценовую войну, не хочет повторения пройденного, тем более что именно тогда нынешний ОПЕК+ и появился в качестве компромисса. Саудовские власти отдают себе отчет в том, что США хотят «загребать жар» их руками и за их же собственный счет.

Понимая, что в Эр-Рияде простачков нет, Байден готовится к увязке саудовского интереса с собственным в ущерб еще и Ирану. В Тегеране, однако, эту игру тоже просчитали. В преддверии американского вояжа, намеченного на 13–16 июля, в Исламской республике предположили, что поездка Байдена по маршруту Тель-Авив — Джидда не окажет никакого влияния на ход разрешения напряженности вокруг иранской ядерной программы, которую Запад обвиняет в «близости к завершению» — созданию Ираном атомной бомбы. Здесь самое время вспомнить о первой запланированной Байденом остановке в регионе — в Израиле, где, безусловно, будут обсуждаться израильские озабоченности перспективами возврата к СВПД по Ирану; если таковые не будут удовлетворены, израильские политики не скупятся на угрозы в адрес Тегерана. Одновременно в СМИ проходили утечки о готовности Израиля к превентивному обезоруживающему удару по иранским ядерным объектам. Иранский вопрос тем более волнует израильских политиков, что в самом еврейском государстве разворачивается политический кризис, связанный с раздраем в руководстве и предстоящими выборами, на которых рядом наблюдателей ожидается очередное «пришествие» Бенъямина Нетаньяху. По их мнению, Тель-Авив упускает время, поэтому от Байдена ему нужна активизация переговоров по возврату к СВПД, который целиком и полностью зависит именно от Вашингтона.

По-видимому есть и еще один нюанс. Поскольку израильский региональный экспансионизм в США теснее связан с республиканцами, среди которых большее влияние, чем у демократов, имеют эксплуатирующие эту тему неоконсерваторы, постольку Байден постарается «обменять» активизацию внешней политики США на иранском направлении с большей сговорчивостью по части реализации принципа «два государства для двух народов». То есть склонить Израиль к продвижению арабо-израильского урегулирования в условиях, когда главной темой предстоящей предвыборной кампании заведомо становится активизация поселенческой политики. Несколько отклоняясь от темы, заметим, что в эту же «кассу» ложится и вызвавшая на Западе бурю отставка из британского премьерского кресла Бориса Джонсона. Вашингтон, по-видимому, очень ревниво отнесся к взятой Лондоном на себя самочинной функции возглавить антироссийский «крестовый поход» и потому готов даже в ущерб этому «походу» ограничить британские интересы, которые Джонсон продвигал с опорой на турецкого лидера Реджепа Эрдогана на территории бывшей Османской империи.

Получается, что израильская часть визита в известной мере увязывается с саудовской и в целом с арабской. С точки зрения геополитики Байдену в Джидде нужна поддержка Эр-Рияда и фактически возглавляемого им ССАГЗ в закручивании новой спирали регионального противостояния с Ираном. И в этом смысле американский президент, верный своей «политике альянсов», рассчитывает укрепить военные связи по линии Саудовская Аравия — Израиль, чтобы превратить обе стороны этой оси в опорные пункты своей региональной стратегии. И на этой основе договариваться с Тегераном о возврате к СВПД, но уже с позиции силы.

Что же на самом деле антироссийского и антикитайского в этом визите, который противостоящие Байдену и Демпартии американские политики и СМИ уже объявили «заведомо провальным»?

Два аспекта — локальные вопросы и глобальный, связанный с долгоиграющей стратегией. В локальном плане цели США в противостоянии России и Китаю, похоже, расходятся. Для нас главное, что, по утечкам, сделанным куда более близким к руководству Демпартии СМИ, чем прореспубликанская WP, — The New-York Times, Байден пустился в турне с целью поисков остатков поставленного в свое время в регион советского оружия. Разумеется, чтобы передать его Киеву. В этом смысле обращает внимание участие в предстоящем расширенном формате ССАГЗ Египта и Ирака, у которых связи по линии военного и военно-технического сотрудничества с СССР были очень прочными и масштабными. Правда, именно эта сторона усилий Байдена опровергает «утку» украинского пропагандистского официоза о некоей «миллионной армии, вооруженной западным оружием, освобождающей юг по приказу Зеленского». Возьмись Байден вооружать этих недообученных, которых собираются загрести в ВСУ с помощью очередной волны мобилизации, он бы не шарил в поисках советского оружия по Ближнему Востоку. А шарить — вынужден, ибо не только аппетиты Киева удовлетворить не в состоянии, так еще и с доверием укровоякам в Вашингтоне не очень. Такая вот утечка на днях:

Образ будущего

«Вести с полей. Ближайшие 7-10 дней силами ГУР ВСУ будет передана РЗСО HIMARS российской стороне. Новую установку приобрели инвесторы из Чеченской республики, пожелавшие остаться неизвестными. Стоимость сделки не разглашается, но оценивается независимым аудитом в $1 млн (не в крипте). Передача пройдет на нейтральной территории в Харьковской или Запорожской области. Офицеры ГУР ВСУ предлагают также снайперские винтовки производства США и Великобритании, а вдобавок и системы спутниковой связи и контрбатарейной борьбы. Однако после Мариупольского котла этого военного оборудования достаточно в наличии у Министерства обороны РФ, но группа чеченских инвесторов открыта к диалогу по новым поставкам для Украины с августа месяца».

А мы удивляемся, что это американские гаубицы «три топора» (М777) приходят в ВСУ без секретных прицелов. Но все проще, чем кажется. Знают в Пентагоне, надо отдать им должное, особенности украинского национального характера…

Антикитайский локальный аспект байденовского вояжа еще проще и прозрачнее: постараться создать новые препятствия на маршруте «Пояса и пути», которому США, а теперь уже и «Большая семерка» в пятый или шестой раз пытаются отыскать «инфраструктурную альтернативу», но она все никак не выходит. А вот со стратегией все сложнее, однако представляется, что она все-таки есть. И ключевое звено этой стратегии, которую Байден постарается продвинуть в ходе турне, связано с Ираном, правда, уже не с СВПД. Потому-то и активизирован Израиль, потому-то и нужна Вашингтону новая стычка Эр-Рияда с Тегераном, чтобы предельно дестабилизировать регион, который Бжезинский в свое время именовал «евразийскими Балканами». Континентальная масса России и Китая, естественным путем, а также в силу совместных геополитических интересов ограничивающая экспансию «морской» англосаксонской цивилизации в евразийский Хартленд, многократно усиливается альянсом с Ираном, контролирующим один из главных мировых «нефтяных маршрутов» — Ормузский пролив. Похоже, выстраиваемая Вашингтоном в ходе этой поездки ось Тель-Авив — Эр-Рияд планируется на роль главного поджигателя региональной стабильности. В Израиле к этому если уже не готовы, то сильны позиции, в том числе предвыборные, сил, которые считают реализацию этого проекта своей «голубой мечтой». А вот отыщутся ли такие силы в Саудовском королевстве, особенно учитывая острие политики США, направленное в последние годы прямиком против наследного принца, — очень большой вопрос. Ответа на него мы в ближайшие дни, конечно же, не получим, но общее направление ветра, скорее всего, можно будет уловить. Ну что ж, подождем.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.4% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть