Новый миграционный кризис?

Весна-лето 2022 года отметились резким ростом происшествий с участием нелегальных мигрантов...
30 июня 2022  09:46 Отправить по email
Печать

Десятки самодельных судов тонут у берегов Туниса и Ливана, а жертвами крушений становятся сотни человек, стремящихся попасть в Европу. Тысячи мигрантов пытаются прорваться на территорию ЕС через испанские эксклавы в Африке — Сеуту и Мелилью. Однако, по оценке экспертов, нынешняя волна мигрантов — только начало, и в ближайшее время поток беженцев может существенно вырасти.

Словосочетание «миграционный кризис» в современной медиасфере имеет два противоположных варианта для толкования. В «западных» СМИ принято считать, что поток мигрантов с Ближнего Востока в Европу, хлынувший летом 2015 года, является следствием варварской политики правительства Сирии, радикало-террористов, которые вынудили миллионы людей покинуть свои дома. Отечественные СМИ используют слово «беженцы», как правило, — в уничижительном смысле, имея в виду преступников, рвущихся в Европу за пособиями и возможностью безнаказанно творить беззаконие.

Обе этих версии нельзя считать хоть сколько-нибудь объективными. «Западный» вариант никаким образом не объясняет, почему солидная часть «сирийских беженцев» являются уроженцами Афганистана, Пакистана и Турции, в то время как «беженцы из Ливии», как правило, оказываются гражданами африканских государств. В действительности же, начавшийся в 2015 году миграционный кризис начался именно из-за политики Запада в Ближневосточном регионе, но об этом ниже.

Российский вариант также некорректен, поскольку многие из мигрантов являются жертвами криминальных схем, запугивания и, к сожалению, войны. Хотя это никоим образом не исключает того, что в их ряды проникают злоумышленники.

Реальность же обстоит следующим образом. Причиной «миграционного кризиса» является (умышленная или нет) политика европейских стран и США. С одной стороны, они поддерживают террористические формирования в Сирии и Ираке, а с другой — они способствовали свержению правительства Муаммара Каддафи в Ливии. Незадолго до своей смерти лидер Ливийской Джамахирии заявил, что Ливия фактически является «щитом» Европы от миллионов голодающих жителей Африки. С началом гражданской войны в Ливии (которая тянется и по сей день), через территорию страны, поделённую между рядом группировок и партий, были налажены десятки маршрутов по завозу мигрантов.

Схема довольно проста. Уроженцев Африки заманивают в своего рода «рейс», обещая лёгкую поездку, в конце которой — лагерь беженцев где-нибудь в Италии. На деле же африканцы попадают в Ливию (а оттуда часто в соседний Тунис), садятся на самодельное плавсредство, которое, как правило, тонет неподалёку от берега. Существует аналогичный маршрут через территорию Ливана и далее на Кипр или через территорию Марокко, а оттуда — в Испанию.

К 2020 году накал миграционного кризиса несколько спал. Отчасти из-за стабилизации обстановки на Ближнем Востоке, отчасти — из-за мер, принятых Грецией, Испанией и другими странами, которые принимают больше всего мигрантов. Однако пандемия COVID-19, а вслед за ней — глобальный продовольственный и топливный кризис, привели к резкому увеличению миграционного потока к весне-лету 2022 года.

По данным международных гуманитарных организаций, с начала 2022 года у берегов Туниса, Ливии и Ливана погибли тысячи человек. Точное число погибших не удаётся установить по причине того, что мигранты нигде не регистрируются — и в случае крушения судна нельзя точно узнать, сколько именно пассажиров находилось на борту. Власти Ливана регулярно арестовывают организаторов «миграционных рейсов», однако они не в состоянии остановить нарастающий поток. К мигрантам из «глубинных» регионов Азии и Африки прибавляются жители Ливана, Туниса, Ливии, которые столкнулись с резким падением доходов и перспективой голода. Аналогичная ситуация складывается в Марокко, где местные жители вместе с мигрантами из Африки всё чаще предпринимают попытки прорваться на территорию испанских эксклавов — Сеуты и Мелильи. В ночь с 24 на 25 июня попытку прорыва через ограждение предприняли тысячи человек, которые были разогнаны слезоточивым газом.

Однако есть серьёзные основания утверждать, что нынешний «наплыв» мигрантов является только прологом к настоящему кризису, который затмит все предыдущие. Продолжающийся рост цен на топливо и продовольствие, глобальные финансовые кризисы уже хорошо заметны в наиболее бедных государствах мира. К примеру, в Йемене весной 2022 года власти были вынуждены прекратить работу больниц и госучреждений из-за банальной нехватки топлива.

Аналогичные трудности, но пока в меньших масштабах испытывают экономики ряда стран Ближнего Востока и Северной Африки: в Тунисе и Ливане с начала 2022 года власти неоднократно задерживали выплаты жалований государственным служащим из-за отсутствия денег в бюджете страны.

Попытки МВФ, ООН и других международных организаций разрешить кризис «точечными» мерами больше походят на попытку склеить изолентой попавший в аварию автомобиль, чем на реальное оказание помощи. В случае, если глобальная экономическая ситуация не изменится, Мелилью и Сеуту будут штурмовать не тысячи, а десятки тысяч человек. И сотни тысяч отправятся на поиски лучшей жизни из стран Африки. И здесь уже Европе не помогут ни слезоточивый газ, ни заборы. Придётся пожинать плоды своей политики по разжиганию военных конфликтов и оказанию санкционного давления на «неугодные» режимы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть