Почему Литва так и не получила тайваньских инвестиций?

Полным провалом завершился в Вильнюсе широко разрекламированный «первый литовско-тайваньский экономический диалог»...
6 июня 2022  13:21 Отправить по email
Печать

Полным провалом завершился в Вильнюсе широко разрекламированный «первый литовско-тайваньский экономический диалог». Убедиться в масштабах фиаско можно хотя бы по двум говорящим фактам — двустороннему товарообороту и уровню взаимного представительства. Итак, объем взаимной торговли за первый квартал 2022 года слегка не дотянул до 45 млн долларов, и с гордостью констатируется, что это на 30% превосходит прошлогодние показатели. Много это или мало, разумеется, в сравнительном контексте? Понятно, что литовско-тайваньские связи — не российско-китайские, в которых торговля достигает уже 125 млрд (а не млн!) долларов в годовом исчислении. Тем не менее, если сравнивать нынешние, «повышенные» показатели Вильнюса и Тайбэя с показателями, а главное, трендами в литовско-китайской торговле, то в 2019 году взаимный товарооборот там составил 1,5 млрд (опять — не млн, а млрд) долларов, а в 2020 году он подскочил до 2,4 млрд. Это не в разы, это на порядки больше, чем нынешняя торговля с тайваньской провинцией, но внимание на этом прискорбном факте фокусировать явно не хотят. Как говорится, разменяли часы на трусы.

Теперь об уровне представительства. «Правительственный» статус встречи, разрекламированный литовскими марионетками Вашингтона, — громкое обозначение весьма скромной фактуры. «Международный» форум, на котором делегации возглавляют и солируют заместители министров экономики — Йовита Нелюпшене с литовской стороны и Чэнь Чжэнци с тайваньской — по определению ни на что серьезное не вытягивает. То, что Тайвань, чьи ВВП и численность населения в разы превышают литовские, так относится к новоиспеченным партнерам, которые ради него «назло маме отморозили себе уши», еще можно понять. Потеря лица никогда не считалась фактором силы и потому не уважается. А вот почему в литовском «бомонде», для которого подобное мероприятие, если брать по российским меркам, сродни появлению звезды первой величины в периферийном квартале на окраине захолустного райцентра, не отыскалось никого покруче — ни министра, ни вице-премьера или премьера, ни президента — это, как говорится, вопрос. Принцип представительского паритета при такой разнице матчасти, как мы понимаем, — не аргумент. Поэтому остается предположить, что в Вильнюсе, несмотря на широко разрекламированное «удовлетворение» происходящим, на самом деле клокочет обида на новоявленных партнеров. За что? Ответ на этот вопрос и составляет предысторию и суть темы.

Ранее на ИА REX: Страны Запада встали на защиту Литвы от принуждения Китая – Strategist

Хорошо известно, что осенью прошлого года Литва, внешне совершенно неожиданно и неспровоцированно, вступила в конфликт с КНР, взявшись играть в сомнительные «игры», в которые с Пекином не решается играть даже Вашингтон. Объявила о предстоящем открытии в Вильнюсе тайваньского представительства. Надо понимать, что политика одного Китая, которую неуклонно и последовательно проводит Пекин и которую официально принимают не только его друзья и союзники, но и противники и оппоненты, — это «красная линия». Пересекать ее не положено никому; в свое время США, чтобы установить с КНР дипломатические отношения, вынуждены были их разорвать с Тайванем, предварительно сняв свое и Запада противодействие передаче постоянного членства в Совете Безопасности ООН от островных властей к Пекину. Напомним, что КНР при неизменной поддержке СССР добивалась этого с момента своего основания в 1949 году, но США вопрос всячески тормозили. И вот, ради нормализации отношений, уступили и отступили. Китай, надо отдать ему должное, сначала не меры против Вильнюса принял, а попытался объяснить, что подобные действия приведут к серьезным последствиям прежде всего для самой Литвы. Однако «гордые» прибалты посчитали себя умнее всех, и в ноябре 2021 года представительство Тайваня (не Тайбэя, которое Пекин еще мог стерпеть, ибо город не претендует на «государственность») стало реальностью.

В экспертном сообществе однозначно уверены, что Литва решила сыграть в «двух зайцев». С одной стороны, сидя в кармане у США и являясь их безоговорочным вассалом в еще большей мере, чем режим Зеленского на Украине, литовские власти решили потрафить «патрону», перед ним прогнувшись. Так сказать, угадать желание и тем самым нагрести очков. С другой стороны, в этом убежден и автор этих строк, какой-никакой геополитический расчет в этом безрассудном поступке разрыва с Китаем тоже имелся. Через Литву проходит сухопутный калининградский транзит, и Вильнюс все время думает не только о том, как этим воспользоваться, но и о возможных сценариях обострения ситуации вокруг Калининграда, которым периодически России угрожает НАТО. Литовцам давно объяснили, что в условиях не исключенного конфликта первое, что сделают Россия и Белоруссия, — пробьют так называемый Сувалкский коридор через литовскую территорию, воссоединив балтийский анклав с «большой землей» и отрезав их и другие прибалтийские республики от НАТО. Ссора с Китаем в этих условиях косвенно — еще и попытка обратить на себя повышенное внимание Вашингтона, особенно в условиях назревавшего конфликта на Украине. Вдруг помогут, да и подстрахуют на этот случай? (Правда, надежды юношей питают: американские стратеги давно уже сформулировали аксиому, что воевать за Прибалтику не представляется возможным, проще воткнуть эту территорию России «в глотку», как «кость», чтобы она с ней дальше мучилась).

Ответ Китая на открытие тайваньского представительства был молниеносным, эффективным и, как выяснилось, не просчитанным литовской стороной, которая, видимо, решила пожертвовать не более, чем товарооборотом с КНР, думая, что эту потерю Тайвань ей возместит. И просчиталась дважды. Во-первых, судя по приведенной выше динамике литовско-тайваньского оборота торговли, «овчинка не стоила выделки», а «игра — свеч». К подробностям этой стороны вопроса мы вернемся ниже. Во-вторых, и это главное, ответные шаги Пекина коснулись далеко не только двусторонних отношений, а, по сути, поместили Вильнюс в режим всеобъемлющей международной экономической изоляции.

«Двусторонние» меры Китая в конце прошлого года прежде всего были приняты в сфере дипломатии. Уровень двусторонних отношений был понижен до временных поверенных: Китай отозвал из Вильнюса своего посла и выслал из Пекина литовского. Экономический аспект включил визовый бойкот литовцев, а также ограничительные меры в отношении их экономической активности в Поднебесной. Речь идет о блокировке банковских счетов юридических лиц, дополнительных проверках источников дохода лиц физических и тщательном контроле деятельности китайских предприятий с литовским персоналом. Однако, кроме этого, был предпринят еще один чрезвычайно эффективный шаг: Китай потребовал от западных компаний под угрозой собственных санкций разорвать производственные цепочки с Литвой; в портах самого Китая стали тормозиться грузопотоки тех корпораций, которые эти цепочки сохранили. В особенности от этого начали страдать немецкие товаропроизводители. В Европе возникло глухое недовольство, которое Вильнюс еще и усугубил требованиями к ЕС немедленно оказать экономическую помощь «в защиту демократии», за которую якобы «пострадал». Вслух в ответ, конечно, не произносилось, но подразумевалось, что «пусть либо Бог поможет, либо США этим занимаются».

Отметим: удивляться тому, как и почему в Литве ситуацию и последствия не просчитали, не стоит. Здесь и провинциальная местечковость местной «элиты», более походящей на поселковую или хуторскую тусовку, и, самое главное, куда более «респектабельные» игроки на тайваньские «перспективы» Вильнюса купились не хуже самих литовцев. «Тайвань нанес сокрушительный удар по попыткам Китая финансово наказать Литву за открытие в ноябре 2021 года официального представительства Тайбэя. Власти неподконтрольного Пекину острова первоначально объявили о запуске в Литве кредитной программы в объеме 200 млн долларов, а затем увеличили его до миллиарда. Она предназначена для финансирования литовско-тайваньских проектов. Возможно, для стран, чей ВВП превышает триллионы долларов, такую сумму можно считать скромной, но для Литвы с ее 62,6 млрд долларов ВВП это огромные деньги. В тот же день литовское правительство объявило, что весной 2022 года вдобавок к политическому в стране откроется торговое представительство Тайваня». Этот образчик непроходимой наивности в январе этого года выдал в свет один российский журнал либерального толка, считающийся «уважаемым», но поставивший этим экзерсисом данную самооценку под большущее сомнение. Торгпредство Тайваня весной этого года в Литве действительно появилось вслед за «посольством», а вот с 200-миллионными, а тем более миллиардными инвестициями все как-то не сложилось.

Первый удар от новых партнеров Вильнюс получил в сельскохозяйственной сфере. В мае, после двухмесячного изучения образцов зерна литовского происхождения, направленных на Тайвань на экспертизу с перспективой продажи на экспорт, Литвой был получен сногсшибательный ответ. Прибалтийское зерно по качеству — «типа европейского», а островитяне, оказывается, привыкли к американскому, канадскому и австралийскому. И это на фоне, казалось бы, ухудшающейся мировой ситуации с продовольствием, когда США с европейцами нападают на Россию, обвиняя нас в препятствиях, чинимых вывозу на запад украинских зерновых запасов. И получается, что даже в этой ситуации Тайваню не нужно литовское зерно, а Западу — литовский портовый транзит украинского зерна, поскольку он идет через Белоруссию, а Белоруссия под санкциями, и «ущучить» ее важнее, чем помочь севшим в лужу литовским союзникам. Точнее, вассалам-прихлебателям.

Ну, а дальше — тот самый «первый экономический диалог», фон для которого был задан «зерновым» вопросом и скромными цифрами роста товарооборота. Заметим, выдавая в эфир бравурные реляции об успехе саммита и о том, что в планах созыв его второй сессии, записные пропагандисты, сидя под соснами на дюнах, явно ковырялись в песке. И потому даже не рискнули вспомнить ни о 200 млн обещанных инвестиций, ни тем более о миллиарде, составившем бы в случае получения его с Тайваня без малого 2% годового ВВП. Предпочли отчитываться о «целой сотне» разнообразных бизнес-мероприятий и прочих гуманитарных форумах, которые прошли под эгидой новоиспеченного сепаратистского представительства за полгода его существования в Вильнюсе. О конкретике, правда, и здесь тоже ни слова, но мы как будто не знаем, что такое «отчетность» по мероприятиям! Бывает, как известно, ложь, наглая ложь и статистика. Очень похоже, что это тот самый случай.

Как будет дальше — посмотрим; только экспертные прогнозы, в том числе самих литовцев, от поисков на Тайване «молочных рек и кисельных берегов» как-то быстренько свернули в последнее время к оценкам перспектив досрочных выборов и смены правящей коалиции. Известно ведь, что ответственность за «размен» Пекина на Тайбэй в интересах демократического «вашингтонского обкома» несет на себя правящая ныне консервативная коалиция, к которой примкнул и формально беспартийный президент Гитанас Науседа. По слухам, получив на прошлогодней климатической конференции в Глазго доступ на несколько минут к Джо Байдену, этот тайваньский лоббист потратил их даже не на просьбы о помощи против России. А на верноподданнические речи о готовности свернуть партнерство с КНР в пользу Тайваня. Поскольку левая оппозиция в Литве эту рокировку не только не одобряет, но и в унисон с общественным мнением предает анафеме, не исключено, что республику ожидают политический кризис и досрочные выборы.

Ну, а похлопали ли Науседу по плечу за тайваньский лоббизм, как это принято в Вашингтоне, или нет — история умалчивает. Может, и похлопали. Но «кусочка» рынка для «ведерка» литовского зерна на сепаратистском острове американский «контейнер» так и не уступил. Поэтому возмущенной оппозиции впору критиковать правящих консерваторов, меняя на национальном гербе замахивающегося мечом рыцаря на страуса, бьющегося головой о бетонный пол. И наглядно, и соответствует действительности.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Должны ли быть казнены военные преступники, приговорённые судом к смертной казни в ЛДНР?
86.1% Да
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть