Конец Первой мировой войны

14 сентября 1918 года союзники начали наступление на Салоникском фронте...
23 февраля 2022  16:10 Отправить по email
Печать

14 сентября 1918 года союзники начали наступление на Салоникском фронте. На острие наступления шли сербская армия (солдаты которой жаждали получить возможность расквитаться с болгарами за удар в тыл в 1915 году) и французская дивизия. Сербы сломили три линии болгарского сопротивления и опрокинули подошедшие к участку прорыва германские подкрепления. Германское верховное командование ожидало, что болгарские части после долгой передышки в активных действиях смогут выстоять и отразить наступление. Оно ошиблось. Германо-болгарская оборона быстро начала разваливаться, уже 16 сентября в болгарских частях начались мятежи. 18 сентября перешли в наступление британцы и греки. Они также действовали успешно. На 1 сентября 1918 года в болгарской армии числилось 855 175 чел., 17% населения страны и 34% её мужского населения. 600 тыс. из них находились на фронтах, остальные несли оккупационную службу в Македонии, Добрудже или обеспечивали порядок в Болгарии. Сколько-нибудь значительных резервов или ресурсов для их создания уже не было. Следует учесть, что с 1912 по 1918 год, за время почти беспрерывных войн, Болгария с её 5-миллионным населением потеряла 160 тыс. убитыми и 300 тыс. ранеными. Правительство Васила Радославова вело активную пропаганду союза с Германией, но в 1918 году она уже не имела успеха.

Ранее на ИА REX: Лето и осень 1918 года: Россия в огне от Архангельска до Царицына

Сельское хозяйство Болгарии было чрезвычайно ослаблено мобилизациями и реквизициями, значительная часть урожая уходила в Германию, в преимущественно аграрной стране начинался голод. Достижения были невелики. 7 мая 1918 года в занятом германцами и немцами еще в 1916 году Бухаресте был подписан договор с Румынией. Побежденное королевство капитулировало. Выбора у короля Фердинанда не было — остатки его армии были окружены со всех сторон германскими, австрийскими и болгарскими войсками. Румынская армия должна была быть демобилизована, оружие передано союзникам, Болгарии возвращалась та часть Добруджи, которую Болгария потеряла после 2-й Балканской войны по условиям Бухарестского мира 10 августа 1913 года. Остальная часть Добруджи передавалась в управление союзникам. Полностью контроль над южной Добруджей немцы болгарам не передали. Против этого, в частности, категорически выступил Людендорф, который считал, что железнодорожная линия Констанца — Черноводы должна оставаться под контролем Германии. Для экономики Болгарии это был серьезный удар — до Балканских войн здесь производилась почти 1/5 часть всей сельскохозяйственной продукции страны. Добруджа была очень важным символом и для болгарского национализма. В июне 1918 года Радославов вынужден был уйти в отставку. Осенью продовольствия и фуража не хватало даже на нужды армии. В сентябре в тылу имелись только 15-дневные запасы на 60 тыс. чел., 10 тыс. коней и 8 тыс. волов.

Сопротивляться далее Болгария попросту уже не могла, а её союзники не могли предоставить ей помощь. Положение на Западном и Итальянском фронтах исключало такую возможность. 12 сентября в успешное наступление во Франции перешли 13 американских и 4 французские колониальные дивизии. Они снесли выступ германского фронта у Сен-Миеля. Две дивизии были уничтожены. Вслед за этим американцы и французы ударили под Верденом. 19 сентября англичане перешли в наступление в Палестине, и через несколько дней противостоявшие им турецкие армии были попросту уничтожены. В тылу у турок действовали отряды Арабской армии принца Фейсала ибн Хусейна. В 1916 году его отец шериф Мекки Хусейн бен Али возглавил восстание, в развитии которого огромную роль сыграл представитель британской разведки — капитан, а затем и полковник Томас Эдвард Лоуренс — Лоуренс Аравийский. Благодаря его усилиям начались поставки британского оружия повстанцам, которые развернули партизанскую войну в тылу турецкой армии. 1 октября 1918 г. отряды армии Фейсала под руководством Лоуренса овладели Дамаском, части британской армии вошли туда вслед за бедуинами. У немцев попросту не было резервов для Балкан

19−20 сентября на Добро-Поле 11-я болгарская армия потерпела поражение, болгарский фронт покатился назад, солдаты уже не хотели воевать. Восставшие болгарские части двинулись на столицу, лидеры Земледельческого союза провозгласили республику в Радомире, небольшом городке к юго-западу от Софии. 25 сентября правительство Болгарии во главе с Александром Малиновым приняло решение обратиться к неприятелю с просьбой о перемирии с целью заключения мира. В тот же день «царь-батюшка всех болгар» Фердинанд Кобургский освободил арестованного в начале войны руководителя Земледельческого Народного союза Александра Стамболийского. Уже после 2-й Балканской войны он публично заявил: «Если в этой стране есть справедливость, Фердинанд должен быть повешен перед Народным Собранием». 17 сентября 1915 года на аудиенции лидеров политических партий он выступил против политического курса Фердинанда и заявил, что болгарский народ не простит ему новой войны. Слова оппозиции довели царя «до бешенства». Сразу после аудиенции Стамболийский был отправлен в тюрьму и приговорен к смертной казни, позже замененной пожизненным заключением. Теперь на него возлагалась надежда — лидер аграриев должен был взять ситуацию под контроль. Очередная политическая игра старого интригана, которому уже никто не доверял, провалилась. 27 сентября Стамболийский призвал солдат воздержаться от похода на Софию, но провозгласил себя президентом Радомирской республики.

К 28 сентября союзники были уже на болгарской территории, в плен попало свыше 10 тыс. немцев и болгар. Фронт обвалился. В этот день в Салониках начались переговоры об условиях перемирия. Оно было подписано на следующий день. С 30 сентября бои на Салоникском фронте прекращались, болгары приступали к полному разоружению своих войск и передаче оружия союзникам, захваченные ими территории Сербии, Греции и Румынии освобождались. Освобождению подлежали и все захваченные военнопленные. Малинов узнал об этом из сообщений радио, к Софии подступали мятежники, надежных частей не было, старшие офицеры говорили о том, что все уже потеряно. Фердинанд твердил о том, что денно и нощно годами служил Болгарии, но эти слова уже не производили ни на кого впечталения. Никто не мог гарантировать благополучного исхода событий.

От монарха требовали жертвы «на алтарь Отечества». 3 октября вечером Фердинанд отрекся в пользу своего сына Бориса III, генералитет и старшие офицеры встретили эту новость криком «Да здравствует царь Борис!». Это был огромный удар по германо-австро-турецкому союзу. После отречения Фердинанд навсегда покинул Болгарию. 4 октября премьер-министр Малинов огласил в Народном Собрании «Манифест к болгарскому народу», в котором говорилось об отречении во имя Болгарии «…вопреки священным узам, которые меня связывали 33 года так крепко с той страной, для процветания и величия которой я отдал все». Вслед за поражением Болгарии контроль Центральных Держав над Балканами, в т.ч. над нефтью Румынии, был быстро потерян. Немецкие силы здесь были слишком слабы и немногочисленны, хотя для их поддержки делалось все возможное, в т.ч. перебрасывались войска из очищаемой немцами Грузии.

В начале октября в Версале собралась конференция министров Антанты, чтобы обсудить создавшееся положение. В случае согласия Германии на перемирие в ответ на телеграмму Вильсона от 3 октября обсуждались проекты требований к Берлину. Они были еще относительно скромными — немцы должны были отступить за Рейн. При этом союзники поначалу даже не требовали оккупации не только левого берега Рейна, но даже и Эльзас-Лотарингии. Наиболее радикально был настроен маршал Фердинанд Фош. Его требования фактически сводились к капитуляции и не получили безусловной поддержки. Споры продолжались до конца октября, когда начались события, резко изменившие положение всех участников войны.

Поражения немцев следовали одно за другим, 2 октября офицер штаба Верховного главнокомандующего майор барон Эрих фон дем Буше сообщил лидерам партийных фракций рейхстага о том, что выиграть войну абсолютно невозможно. Он завершил выступление словами:

«Но каждый день приближает противника к его цели и уменьшает его склонность заключить приемлемый для нас мир. Ввиду этого нельзя терять времени. Каждые 24 часа могут усугибить положение и шире открывают противнику глаза на нашу настоящую слабость. Это могло бы повлиять самым нежелательным образом на шансы мира и на слагающуюся на войне обстановку. Ни армия, ни родина ничем не должны проявлять своей слабости. Одновременно с предложением мира на родине должен быть образован единый фронт, который бы свидетельствовал о непреклонной воле продолжать войну, если противник не согласится на мир, или захочет навязать мир, унизительный для Германии. Если же случится последнее, то стойкость армии будет зависеть вполне от стойкости родины и от того духа, который будет передавать родина армии».

По мнению инициировавшего доклад командования, это был призыв к единству фронта и тыла. Политики поняли его однозначно — сопротивление бесполезно.

Впрочем, и сами военные начальник Генерального штаба генерал-фельдмаршал Пауль фон Гинденбург и генерал-квартирмейстер Генерального штаба генерал от инфантерии Эрих Людендорф на запросы о возможности сопротивления, даже в течение трех месяцев, отвечали отрицательно. Призывы к единству в таких обстоятельствах не могли помочь. В середине октября стало ясно — германский тыл мог предоставить своей армии 600 000 солдат на следующий год, что хватило бы для обороны, но, отрезанная от поставок горюче-смазочных материалов из Румынии, армия могла продержаться только шесть недель. Сомнений у нового канцлера принца Максимилиана Баденского не было — Берлину нужен мир, причем до того, как противник вступит на немецкую землю. Союзники фактически требовали капитуляции и отстранения от власти кайзера. 26 октября в отставку подал Людендорф. Фон Гинденбург также подал в отставку, но кайзер её не принял. Новым генерал-квартирмейстером стал ген.-л. Вильгельм Гренер. К этому времени союзники взяли Мосул и Алеппо, немецкие войска спешно покидали Турцию и Болгарию.

Впрочем, это уже не было важно. Резко ухудшилось положение Австро-Венгрии. В мае 1918 г. началось возвращение пленных из России. Их оказалось около 700 тыс. чел., и значительная часть этих людей оказалась под заметным влиянием русской революции. Попытка вернуть часть этих солдат в строй вызвала мощный рост дезертирства. Один за другим восставали полки австро-венгерской армии. 27 октября император Карл I известил Берлин о том, что он уже начал готовить сепаратный мир. 28 октября 1918 года Австро-Венгрия обратилась к союзникам с просьбой о перемирии, 30 октября капитулировала Османская империя. 3 ноября Австро-Венгрия подписала перемирие с союзниками. Правильнее было бы назвать его капитуляцией. Армия и флот разоружались, вооружение и корабли, в том числе и немцкие субмарины, находившиеся в австрийских портах, передавались союзникам, немедленно выводились войска с оккупированных территорий, освобождались военнопленные. Все немецкие войска в течение 15 дней должны были покинуть территорию Австро-Венгрии. В конце октября 1918 г. на кораблях германского флота начались волнения, 4 ноября на военно-морской базе в Киле вспыхнуло восстание — в Германии началась революция. 9 ноября кайзер Вильгельм II бежал в Голландию. На вокзале бывшего монарха провожали высшие военные чины. Гренер накауне заявил: «Теперь присяга ничего не значит». В этот день по улицам Берлина уже разъезжали грузовики под красными флагами с вооруженными солдатами и офицеры снимали с себя погоны.

В ночь с 6 на 7 ноября французское командование получило радиотелеграмму с запросом о перемирии. На него был дан положительный ответ. В спешке была составлена германская делегация для переговоров. Её главой был назначен Маттиас Эрцбергер — депутат рейхстага и статс-секретарь без портфеля в правительстве принца Баденского. Сам Эрцбергер был не в восторге от этого назначения, но ему пришлось подчиниться. В Ставке Верховного главнокомандования Гинденбург напутствовал его словами — армии нужен отдых во что бы то ни стало. 8 ноября начались переговоры.

С французской стороны их вел маршал Фердинад Фош, и его требования были весьма жесткими. Эрцбергер заявил, что прибыл, чтобы выслушать пожелания относительно условий перемирия, но маршал перебил его, заявив, что ему нечего предложить делегации Германии, а если немцы хотят перемирия, то они должны его просить. Делегатам пришлось сделать это и в ответ выслушать требования Антанты. Эрцбергер пытался смягчить их, ссылаясь на опасность революции по большевистскому образцу в Германии. Между 19:00 и 20:00 Эрцбергер получил подтверждение принца Баденского — Берлин соглашался на капитуляцию. 11 ноября 1918 года было подписано Компьенское перемирие.

Фактически это была капитуляция Германии. Она обязалась немедленно приступить к эвакуации и репатриации перемещенных лиц, освобождению всех военнопленных — на это давалось 15 дней; немцы должны были уступить союзникам 5 тыс. орудий, 25 тыс. пулеметов, 3 тыс. минометов, 1700 самолетов, 5 тыс. паровозов, 150 тыс. вагонов, 5 тыс. грузовиков, все свои подводные лодки. Армия и флот разоружались, Эльзас и Лотарингия передавались Франции, левый берег Рейна подвергался оккупации, оккупационные войска содержались за счет доходов германского правительства. Германия должна была отказаться от условий Брест-Литовского и Бухарестского договоров. Уже 17 ноября британцы начали занимать свою зону оккупации у Кельна, французы — у Майнца и Мозеля, бельгийцы — у Ахена, американцы — Кобленца. Первая мировая война закончилась. Париж ликовал. Все правительственные учреждения были закрыты, по улицам разъезжали украшенные флагами беспрерывно сигналящие машины, забитые ликующими людьми, обнимавшими всякого человека в военной форме.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть