На чём основана взаимная любовь власти и нелюбимых народом НКО?

После обновления Государственной думы нужна новая стратегия работы с некоммерческими организациями
14 сентября 2021  13:52 Отправить по email
Печать

Две трети россиян не доверяют отечественным некоммерческим организациям (НКО), но это не помешало Т. Голиковой приступить к поэтапному на период до 2024 года расширению их доступа к бюджетным средствам. Всё — в рамках закона. Такой безоглядной заботе исполнительной власти об НКО последние обязаны Д. Медведеву. Тот в бытность президентом страны придумал как росчерком пера ускорить общественный прогресс, а мановением руки — созревание гражданского общества. Был срочно разработан федеральный закон, обязавший госструктуры и муниципалитеты оказывать экономическую поддержку некоммерческим организациям, если те объявили себя социально ориентированными.

Обсуждение закона в Государственной думе было бурным. Представители фракции «Единая Россия» настаивали на его скорейшем принятии, пророчествуя большое значение и для становления политической системы, и для развития гражданского общества. Пророчества — это вопрос веры. Доказательств, аргументов или хотя бы примеров не требуют, поэтому их и не приводили. Отдельные депутаты настаивали на детальном обсуждении, потому что в середине 90-х годов уже имелся опыт, когда для определённого рода организаций, либо связанных с инвалидами, либо созданных для поддержки спорта, предоставлялись льготы. И под эти льготы организации, вместо помощи и поддержки, творили беспредел и совершали различные неправомерные действия. Так тогда возник печально известный «черкизон».

С тех пор про связь НКО со становлением политической системы и развитием гражданского общества больше никто не вспоминал. Запутанность понятийной ситуации тоже перестала раздражать, но не исчезла совсем. Дело в том, что главное в понятии социально ориентированных НКО — социально ориентированная деятельность как этих НКО, так и всех и всего на свете: государственных, муниципальных структур, всех политических партий, всех общественных объединений, всех некоммерческих организаций во всевозможных их формах. И людей, нуждающихся в услугах социального характера, по гамбургскому счету, вряд ли интересует, от конкретно какой организации — государственной или общественной — они могут их получить. Главное, чтобы они были качественными.

Читайте также: НКО как апофеоз политической коррупции

В правительстве проблему решили по-своему и без какого бы то ни было теоретизирования — по итогам встречи В. Путина с участниками общероссийской акции «Мы вместе» создали общероссийский реестр социально ориентированных некоммерческих организаций. Для того чтобы там оказаться, помимо прочих бумаг, нужно получить подтверждение федерального органа госвласти или его территориального органа, что СОНКО на протяжении года оказывает общественно полезные услуги, «соответствующие критериям оценки качества оказания общественно полезных услуг», утвержденным постановлением правительства.

Схема — бюрократически — идеальная. Что на практике?

В реестре сейчас 27 456 организаций. В Москве их 2585, а в Астрахани — всего 70, хотя могло бы быть больше. Росчерком пера. По примеру регионального отделения общероссийской общественно-государственной организации «ДОСААФ России». Кроме нее в реестре есть его ближайшие родственники — профессиональные образовательные учреждения Ахтубинская и Астраханская технические школы ДОСААФ России. В реестре есть региональные отделения общероссийских общественных организаций типа Российского союза сельской молодежи, Российского союза ветеранов, Союза пенсионеров России и другие. Цель — получить государственное вспомоществование. Есть в реестре и областная общественная организация пенсионеров «Дети погибших солдат в Великой Отечественной войне», и региональное отделение областной общественной организации семей погибших защитников Отечества, а также областная федерация волейбола, федерация спортивного ориентирования, федерация флорбола, баскетбола и другие.

Омскую область в реестре представляют 657 организаций — поставщиков социальных услуг, в том числе областная общественная организация ветеранов (пенсионеров). Её Называевская районная организация израсходовала 59 463 рубля на организацию и проведение мероприятий, посвященных годовщине Победы в Великой Отечественной войне, Дню Памяти и Скорби, Дню пожилых людей и др. (выпустив почетные грамоты, сувениры, значки, цветы), а также 20 000 рублей на проведение новогоднего мероприятия (подарочные наборы). Из областной организации она получила 59 025 рублей и 24 135 рублей — от министерства труда и социальной политики Омской области. Финансовые возможности другого СОНКО в реестре — благотворительного фонда «Дорога к дому» компании «Северсталь» — огромные, потому что его главный спонсор — компания «Северсталь», выделившая более 70 млн рублей, а частичные спонсоры — правительство Вологодской области — 233 тыс. рублей и Фонд президентских грантов — 3,7 млн рублей (по данным за 2019 год).

В реестре почему-то нет некоммерческой организации «Фонд социально-экономической поддержки регионов «СУЭК — регионам», хотя объем выделяемых им средств на общественно полезные цели составляет 2 млрд рублей. Нет благотворительного фонда «Система», хотя объем израсходованных средств составил 283 млн 170 тыс. рублей (основным источником финансирования благотворительной деятельности фонда являются пожертвования компаний Группы АФК «Система»). В реестре нет десятков других благотворительных фондов и НКО с оборотом в миллиарды рублей (фонд Тимченко, фонд Алишера Усманова и др.).

Зато внутри реестра появился подраздел о некоммерческих организациях, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции. Странно, но в числе наиболее пострадавших — тот самый благотворительный фонд «Дорога к дому» компании «Северсталь», хотя создатель фонда председатель совета директоров компании «Северсталь» А. Мордашов утвердил бюджет фонда на 2021 год в размере 86,4 млн рублей.

Государственный доклад Минэкономразвития о деятельности и развитии социально ориентированных некоммерческих организаций за 2019−2020 годы — сугубо статистический, а не аналитический. Он не позволяет хоть как-то оценить ситуацию с СОНКО в стране и степень их влияния на решение социально-экономических проблем. Видимо, такой задачи и не стоит. Если бы господдержка измерялась индикаторами улучшения благополучия людей как следствие работы СОНКО, то министерская подпрограмма «Повышение эффективности государственной поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций» ценой в 6,3 млрд рублей имела бы другие индикаторы, а не те, что сейчас, а именно:

  • доля субъектов Российской Федерации, в которых реализуются муниципальные программы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций, принятые более чем в 10 процентах городских округов и муниципальных районов;
  • количество субъектов Российской Федерации, в которых реализуются региональные программы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций.

О чем говорят эти показатели? О том, что федеральная власть и не пытается разобраться в том, что происходит в жизни, и дезориентирует регионы своим отчетным самодовольством. Доклад сообщает о разрабатываемой нормативно-правовой базе расширения участия негосударственного сектора в предоставлении услуг в социальной сфере. Об увеличении ассигнований федерального бюджета на поддержку СОНКО на 59,3%, с 21,8 млрд руб. до 34,7 млрд руб. и так далее.

Деньги выделяются колоссальные. СОНКО в сфере социальной защиты и социального обслуживания выделено более 13 млрд рублей, в сфере образования — почти 10 млрд рублей, в сфере культуры — около 8 млрд рублей. Но в здравоохранении — всего 460 млн рублей, хотя услуги, которые оказывали СОНКО в сфере охраны здоровья населения, были действительно сверхважными: помощь людям, пострадавшим от того или иного заболевания, услуги по профилактике заболеваний (включая информирование населения о ВИЧ/СПИД и проведение экспресс-тестирования на ВИЧ), услуги по формированию здорового образа жизни и продвижению донорства крови.

Оборотная сторона безоглядного патернализма государства — рост фанаберии тех, для кого сама деятельность СОНКО стала бизнес-проектом. Объединения профильных НКО по горизонтали стали выстраивать свою федеральную вертикаль. Вертикально интегрированные профильные объединения усиливаются и организуют свои федеральные многопрофильные ассоциации. Те еще более укрупняются и начинают диктовать свои условия. По мнению Общенационального союза некоммерческих организаций, «некоммерческий сектор безропотно дополняет, а иногда и заменяет институты власти и бизнеса. Социально ориентированные НКО сегодня становятся сильнейшим мотиватором для эволюционных изменений в мышлении людей, принимающих ответственные решения для государства».

Эксперты из союза СОНКО оперируют такими данными. В стране 146 481 социально ориентированная организация, из которых активных — около 25 тысяч. На счета НКО поступило финансовых средств и иного имущества на сумму 862 687 841 000 рублей. 862,7 миллиарда рублей. Доходы (выручка) от реализации товаров, работ, услуг, имущественных прав (кроме доходов от целевого капитала) — 294,4 млрд рублей. На оплату труда и страховые взносы на обязательное социальное страхование ушло 236 млрд рублей, на налоги и иные платежи в бюджет — 18,3 млрд. Текущие расходы на содержание и обслуживание организации составили 165,8 млрд рублей. Вклад российских НКО в ВВП страны — 0,9%, тогда как соседи из Казахстана приближаются к 5%, в Восточной Европе это — 7−8%, в отдельных странах Западной Европы — 9−10%, в США — более 10−11%, хотя никаких аналитических доказательств вклада нет.

Это внушительные цифры. Они станут еще крупнее — таков правительственный план поэтапного доступа НКО к бюджетным средствам на оказание соцуслуг гражданам. Разрабатывается закон, распространяющий на них поддержку, имеющуюся у субъектов малого и среднего предпринимательства, и наоборот — по устранению барьеров доступа субъектов малого и среднего предпринимательства к льготам, доступным для НКО. Будет установлены льготная плата за аренду федерального имущества, льготы на предоставление земельных участков и недвижимости из государственной и муниципальной собственности.

А вот нормативно-правовое регулирование контроля качества услуг СОНКО — по плану Т. Голиковой — откладывается на конец следующего года. В правительстве не замечают, что 4428 организаций зарегистрированы в квартирах, а 75 600 НКО вообще не имеют никаких площадей. Численность работников в НКО — 589 770 человек, хотя пять лет назад было более 1 100 000 человек. Всё и все оказываются на разных курсах. В среде СОНКО возник новый стартап — кейс-лаборатории «Выгорание в НКО — учимся им управлять» в рамках проекта «НКО: от аврала к балансу». Мероприятия бесплатные, так как спонсируются грантом Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленным Фондом президентских грантов. Похоже, простейшая одноходовка: мы вам деньги, а вы — соцуслуги — не сработала. Возможно, негосударственному сектору оказания общественно полезных услуг нужен новый куратор. Кто-то должен сменить лозунг «Вперёд!» на призыв «За мной!». Иначе, рассчитывая купить суперкар, будем по-прежнему получать деревянный самокат.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Calm47
Карма: 709
14.09.2021 16:20, #45977
Гора слов не родила даже мышь. Автор ничего не предлагает, а без предложений на столь "подробном анализе" все превращается в пустословие. Так пустословием и Госдума занимается. Зачем еще одно разводить?
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть