Три болевые точки Китая

Если к 2030 году США не добьются успеха, то Китай сможет решить свои проблемы и всерьёз обратится к американским болевым точкам
11 мая 2021  16:52 Отправить по email
Печать

У каждого государства есть свои уязвимые и слабые места. Это три точки входа, через которые враги проникают в управление страной. Своего рода болевые точки, надавливая на которые можно добиваться управления объектом.

У Китая, как и у любой другой страны, много болевых точек, но для США наиболее доступны три из них: Гонконг, Тайвань и Синьцзян-Уйгурский автономный район.

Гонконг в этой ситуации для Китая является полем боя, где проиграть нельзя, а выиграть невозможно. Гонконгцы презирают континентальных китайцев и себя китайцами не считают — это плоды британского господства над Гонконгом с долгим промыванием мозгов аборигенам. Пекин вынужден действовать силой, и чем она мягче, тем дольше длится его уязвимое положение. Давление на Китай по Гонконгу — одна из точек входа США в управление Китаем.

Тайвань — следующая точка входа США в китайскую акупунктуру. Гонконг и Тайвань — формально китайские территории, но распоряжаются там англо-американцы. Над Гонконгом суверенитет Китая неполон, а над Тайванем и вовсе отсутствует. США манипулируют марионеточным режимом Тайваня, угрожая Китаю тем, что местные власти примут декларацию о суверенитете, и это вынудит Китай начать военное вторжение на остров. После чего США или наносят Китаю локальное военное поражение, или включают механизм изоляции Китая и его изгнания из всех международных институтов.

Но если в Гонконге и Тайване у Пекина есть опорные точки в виде сочувствующих элитных групп национально-ориентированного толка, то в Синьцзян-Уйгурском автономном округе у Пекина нет никакой опоры, кроме армии, спецслужб и полиции. Синьцзян — округ тюркский и населённый преимущественно мусульманами. Он ориентирован на внешние центры влияния. Китайцы там в меньшинстве и не влияют на настроения большинства.

Понятно, что полностью контролирующие исламский терроризм США и Британия реально наполняют Синьцзян своими подопечными. Подрывная работа не прекращается ни на минуту. Если Гонконг — это китайская Украина, а Тайвань — это китайский Крым до воссоединения с Россией, то Синьцзян — это китайская Чечня времён Ельцина.

Но если Россия обладает историческим опытом воссоединения субэтносов и совместного проживания с мусульманскими анклавами, встраивая их в имперское строительство с сохранением их идентичности, то Китай такого делать не может. В Китае надо или быть китайцем, или быть иностранцем. Третьего не дано.

Энтони Блинкен, госсекретарь США, заявляет, что Китай проводит в отношении уйгуров «политику геноцида». Основание — более миллиона человек там находятся в так называемых «лагерях для перевоспитания» и «лагерях для интернированных», что в США называют «концентрационными лагерями».

Мнение Китая о том, что от этой группы исходит реальная террористическая угроза, Блинкеном по понятным причинам игнорируется. Китай же воздерживается от громких разоблачительных процессов над террористами в Синьцзяне ради нежелания ещё больше обострять отношения с США.

Отсечь местных мусульман от радикалов, как это удалось России, ради встраивания в общий имперский проект, Пекин не может. Всё некитайское население там поддерживает своих радикалов по причинам, которые Китай не может изменить. Даосизм и конфуцианство не принимают ислам и христианство, которые не могут работать на китайскую идею, но великолепно могут её размывать. Китай не империя, а мононациональное государство, и это его слабое место. Англосаксы умело используют это обстоятельство для борьбы с Китаем.

Через Гонконг, Тайвань и Синьцзян США будут раскачивать Китай до нового Тяньаньмэня. Они будут вести дело к тому, чтобы Си Цзиньпин повторил судьбу Милошевича, Чаушеску или Хусейна. Поджигать Китай они будут с периферии, и ничего, кроме терпения и упорного молчаливого сопротивления, Пекину противопоставить Вашингтону невозможно.

Блинкен признал, что для США изолироваться от Китая непозволительная роскошь. Китай стремится стать доминирующей силой в мире, но он использует для этого богатство. А от богатства до могущества, по мнению американцев, дистанция велика. В мире много экономических гигантов и при этом политических карликов. США, говорит Блинкен, не дадут Китаю изменить установленный США мировой порядок.

Пока Китай додавливает Гонконг, наращивает силу у Тайваня и жёстко подавляет Синьцзян, США собирают антикитайский альянс и создают систему давления на Китай, которая заставляет Москву и Пекин сближаться под давлением общей американской угрозы. Китаю больно, но он терпит.

Решая проблемы мятежных провинций, Китай усиливает свои союзы и совершенствует политическую систему. Отрабатываются механизмы нейтрализации пятой колонны и альтернативы зависимости от США.

Если к 2030 году США не добьются успеха, то Китай сможет решить свои проблемы и всерьёз обратится к американским болевым точкам. Благо с лёгкой руки Байдена и его демократов таких точек в США становится всё больше и больше. При этом США сами остаются зависимыми от торговли с Китаем, от этого зависит успех экономической политики Байдена.

Однако в США понимают, что тоже попадают в ситуацию, когда экономический рост сопровождается снижением могущества. Может получиться так, что, говоря о Китае, Блинкен сказал о США. Время работает на Китай, который постепенно решает проблемы своих трёх главных болевых точек. США на китайском направлении в положении цугцванга — не ходить нельзя, а каждый шаг объективно ведёт к ухудшению позиции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
США ведут с Россией холодную войну. Будет ли мир?
79.8% Нет
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть