Почему Киргизия выбрала в президенты человека с тюремным прошлым?

Главой Киргизии стал резкий, бескомпромиссный политик, верящий в бога
12 января 2021  12:24 Отправить по email
Печать

Президентские выборы в Киргизии, прошедшие 10 января, завершились победой Садыра Жапарова. Политик, пришедший к власти в результате массовых волнений три месяца назад, возглавит страну и будет руководить ей 5 лет.

Инаугурация нового главы Киргизии должна пройти в начале февраля 2021 года. Садыр Жапаров возглавит страну в один из самых тяжелых моментов — длящийся более трех месяцев политический кризис наложился на тяжелое экономическое положение и негативное влияние пандемии COVID.

«Экономика страны в упадке, так же как и промышленность, культура, сельское хозяйство, прокуратура, судебная система. В стране богатели только коррупционеры, а простой народ страдает. В таком состоянии я беру Кыргызстан в свои руки», — заявил Жапаров на следующий день после выборов.

Приход к власти Садыра Жапарова сопровождался активной критикой со стороны части жителей киргизской столицы. Бишкекские буржуа (образованные, светские, относительно зажиточные завсегдатаи кофеен) обвиняли Жапарова в национализме, популизме, связях с криминалом, склонности к радикальным, жестким действиям и искренне удивлялись — «как народ мог проголосовать за такого кандидата?». Сам Садыр Жапаров и его сторонники в ответ утверждали, что он является настоящим патриотом, а критика в его адрес исходит от недоброжелателей.

Жапаров сильно отличается от предыдущих глав страны. В нем нет, пока, намека на лоск и близость к буржуазии, но с запасом хватает энергичности и резкости. В последнем он является четкой противоположностью предыдущему главе государства Сооронбаю Жээнбекову, человеку вялому и непубличному.

Почему миллион граждан Киргизии проголосовал за Жапарова?

Победа Садыра Жапарова — симптом изменений, произошедших в киргизском обществе.

Специалисты давно ожидали появления в публичной политике Киргизии ярких харизматичных религиозных деятелей. Этот прогноз подкреплялся растущей религиозностью населения в регионе, а также деградацией действующей в стране светской системы госуправления.

До 2020 года в стране действовал негласный общественный договор — люди, представляющие государство, могут воровать и демонстративно тратить деньги, но не должны мешать обычным людям жить и зарабатывать. От многих других стран местная версия общественного договор отличалась значительно меньшей ролью государства в жизни общества. Мизерные пенсии, деградирующие образование и медицина, клановость… всё это было неприятно, но допустимо, пока жители страны могли зарабатывать на хлеб. Пресловутая коррупция в этой ситуации вообще являлась не столько недостатком, сколько механизмом, обеспечивающим функционирование самой системы госуправления.

Кризис 2020 года

Все изменилось весной 2020 года, когда страну накрыла пандемия COVID. Угроза массовой эпидемии, потеря источников доходов у сотен тысяч граждан, паралич экономики нарушили status quo. В сложившейся ситуации граждане не могли по отдельности решить все проблемы, для выхода из кризиса требовалось, чтобы государство оперативно предприняло масштабные меры.

На практике получилось иначе — Система во главе с пассивным лидером и некомпетентными чиновниками внятного ответа на вызов дать не смогла. Частичный паралич медицины, острая нехватка медиков, бардак при организации эпидемиологических мероприятий, крайне слабая социальная поддержка, острый дефицит лекарств и, как результат, сотни умирающих людей — всё наглядно показало реальный уровень киргизских управленцев. Продолжающийся кризис породил запрос у населения на изменения в жизни государства и, не в последнюю очередь, спрос на «жесткую руку» и деятельного хозяина.

Попытка монополизировать власть

Одним из первых последствий провальной реакции на COVID стал обвал поддержки действующей власти. Резкий рост антирейтинга президента Сооронбая Жээнбекова и его команды совпал с приближением парламентских выборов. На угрозу потери власти клан Жээнбековых отреагировал решением монополизировать управление страной — в новый созыв парламента было решено пропустить лишь подконтрольные партии.

Любопытно, что Жээнбековы не вкладывали в свою партию «Биримдик» значительных средств, агитацией партия занималась формально, основной акцент был сделан на использование административного ресурса — руководителей регионов и городов обязали самих добиться победы партии власти на местах. Локальным политическим анекдотом стало позиционирование «Биримдика» в качестве евразийской партии — заявка, не имевшая ничего общего ни с реальностью, ни, что еще важнее, с потребностями избирателей.

С приближением даты парламентских выборов, 5 октября 2020 года, Жээнбековы не только не обзавелись новыми союзниками, но и потеряли старых. Из-за неуклюжих действий и алчности членов президентской команды от президента и его партии отвернулись ключевые игроки.

Как результат, победа на выборах в парламент обернулась сокрушительным поражением. Массовые протесты, переросшие в столкновения 5−6 октября, завершились падением режима Жээнбекова. Президентский клан оказался не готовым к силовому противоборству, а союзные кланы в момент кризиса отказали ему в помощи.

Жапаров возглавил страну

Спустя несколько дней к власти в Киргизии пришел Садыр Жапаров. За 3 месяца, прошедших с захвата власти до президентских выборов, Жапаров консолидировал рычаги управления страной и задавил часть возможных оппонентов. На фоне дискредитировавших себя за последние годы безответственных и болтливых киргизских политиков Жапаров выглядел значительно привлекательнее. Политик и его команда выстроили имидж резкого, бескомпромиссного, жесткого и прямолинейного борца с прогнившей системой, верящего в бога.

Данная работа велась как минимум последние несколько лет — пока Жапаров сидел в тюрьме, ролики с его критическими выступлениями на киргизском языке активно раскручивались в соцсетях, мессенджерах и youtube. Подобный подход непривычен для Киргизии, где большинство политиков вспоминает об агитации и личном бренде за 3−4 месяца до выборов.

Опасения и страхи

Приход Садыра Жапарова к власти понравился далеко не всем. И дело не только в политиках-конкурентах, но и в немногочисленной прослойке европеизированных горожан. Эти люди Жапарова практически не знали, его успех вызвал сначала недоумение, а затем и испуг.

Приход к власти человека, только что вышедшего из тюрьмы, пользующегося поддержкой сельских маргиналов, радикалов и криминалитета, вызвал ощущение угрозы для немногочисленной прослойки городских русскоязычных граждан. Одно дело воровитые, но внешне цивилизованные чиновники и политики, — они знакомы и в целом предсказуемы. Другое дело — человек с криминальным прошлым и сотнями агрессивных сторонников за спиной. Для горожан такой глава государства означал усиление ценностного противостояния по линии «село-город». Эту борьбу европейский Бишкек проигрывает киргизской сельской ментальности уже долгие годы.

Отмечу, что речь идет не обо всём Бишкеке. Немалую долю жителей столицы составляют переселенцы из сельских регионов Киргизии. Для них Садыр Жапаров понятен и востребован.

Роль криминалитета в Киргизии

Тюремное прошлое и образ «силового предпринимателя» являются пугающими лишь для части горожан. Для жителей села подобные люди знакомы и понятны.

Дело в том, что за последние годы, на фоне деградации системы госуправления, именно криминальные и околокриминальные круги Киргизии стали демонстрировать наибольшую эффективность при решении проблем в регионах, фактически заменяя собой чиновников.

В начале 90-х государство фактически ушло из ряда сфер жизни общества. Образовавшийся дефицит частично восполнили другие организации. Чистую воду в сёла проводят финансируемые западом НПО, еду беднякам раздает ООН на деньги России, кассы взаимопомощи организовывают сетевые арабские религиозные структуры, дороги прокладывают частные горнорудные компании.

Пожалуй, наиболее значимую роль в жизни села играют криминальные структуры — нередко, выбирая между коррумпированными чиновниками и бандитами, граждане просят помощи и поддержки у местных «донов Корлеоне». В последние годы «черные» играют всё большую роль в жизни Киргизии. В стране насчитываются десятки спортивных клубов, где социализируется молодежь, а наиболее талантливые, сильные и верные получают место в криминальной иерархии.

Криминалитет играет существенную роль в политике, финансируя партии и ведя переговоры с корпорациями и действующими главами государства. Криминал контролирует ряд ключевых сфер экономики. Популярные киргизские политики активно фотографируются на праздниках с криминальными деятелями, не видя в этом ничего зазорного. Не обходит вниманием криминалитет и благотворительность — во время самого острого кризиса COVID «братва» помогала лекарствами и медоборудованием жителям соседних сел. Часть талантливых спортсменов получают денежную помощь «от уважаемых людей».

Верующие и земляки

Среди сторонников Садыра Жапарова также надо упомянуть верующих людей. Ислам становится всё популярнее в стране — его последователи, включая сторонников ряда нетрадиционных течений, также симпатизируют новому главу страны.

Также за Жапарова активно голосовали жители родной ему Иссык-Кульской области. В Киргизии сильны родоклановые связи, победа земляка является предметом искренней гордости. Ранее никто из выходцев с Иссык-Куля президентом не становился.

Голосование и явка

Итоги голосования на президентских выборах примечательны не столько высокой поддержкой Садыра Жапарова (почти 80%), сколько низкой явкой. На избирательные участки пришло лишь 40% людей, имевших право голоса. Это самый низкий показатель среди президентских выборов, которые проходили в стране. До этого наименьший уровень явки (57%) был зафиксирован в 2017 году.

Учитывая результат в 80%, можно сказать, что на нынешние выборы пришли только сторонники Жапарова, остальные граждане остались дома. Абсентизм (неучастие в выборах) значительной части населения является весьма показательным явлением. Среди причин подобной пассивности могут быть разочарование жителей Киргизии в политике в целом, а также сомнения в легитимности выборов и возможности повлиять на результат. Также можно упомянуть и предопределенность голосования — единственным, кто вел полноценную избирательную кампанию, был Садыр Жапаров, другие конкуренты ее в лучшем случае имитировали.

Оппоненты Жапарова, представлявшие старую политическую элиту, были значительно слабее и не смогли объединиться для достижения внятного результата. Среди ошибок противников Жапарова был подход к агитации. Команда будущего президента сосредоточилась на тезисе «Жапаров = надежда на изменения к лучшему», в то время как оппоненты лишь сосредоточились на критике фаворита, не предлагая ничего взамен.

Садыр Жапаров полностью легализует свое положение

Победой на президентских выборах Садыр Жапаров завершил трехмесячный процесс легализации на международной арене. Нового главу Киргизии уже поздравили коллеги из России, Казахстана, США. На руках у Жапарова карт-бланш, выданный согражданами, надеющимися на коренное улучшение жизни в стране. Поможет ли ему близость к «глубинному народу», станет ясно в ближайший год. Однозначно одно — скучно в Киргизии не будет.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть