О незамеченных юбилеях в приднестровском урегулировании и Украине

Соглашение, подписанное 5 июля 1995 года, — это не изобретение посредников.
6 июля 2020  12:10 Отправить по email
Печать

«Как причудливо тасуется колода» — как еще можно отреагировать на недавние статьи г-на Ястребчака, которые он адресовал читателям посредством ИА REGNUM. Недавний адепт Украины и сегодня пытается оправдать подходы Киева и его неадекватных правителей к агрессивной войне против всего, что можно было бы назвать российским или хотя бы «пророссийским». Как и информационную кампанию против тех, кто еще допускает подобные мысли.

Странно, что Ястребчак, так трепетно относящийся ко всяким «юбилеям», предпочел вспомнить только «украинские» даты. А вот «общеупотребительные» — по странному стечению обстоятельств забыл. Интересно, где был Владимир Валерьевич, когда смотрел на дату 5 июля (пользуясь его же терминологией — «sic!») и рассуждал о роли Украины, но при этом не вспомнил, что в этот же день было подписано Соглашение «о поддержании мира и гарантиях безопасности между Республикой Молдова и Приднестровьем». Ау, г-н Ястребчак! Вы всерьез считаете, что обращение к Украине, которое вы с таким трепетом упоминаете, важнее этого Соглашения?

Если это так, вы глубоко ошибаетесь. Пока вы рассуждаете об украинской роли в процессе урегулирования и пытаетесь рефлексировать по поводу роли Украины, есть гораздо более значимые документы. В тот же день, когда обращались к Украине, лидеры Приднестровья и Молдавии в присутствии регулярно поминаемых вами же представителей России и ОБСЕ подписали целое Соглашение международно-правового уровня. О чем вновь хотелось бы напомнить. Тем более с правовой точки зрения.

Ранее на ИА REX: The Hill: Байдена предостерегают от злоупотребления властью

В документе четко сказано: «Республика Молдова и Приднестровье обязуются не применять во взаимных отношениях военную силу и не оказывать политическое, экономическое и иные формы давления друг на друга». Соглашение достаточно короткое: помимо преамбулы, в нем содержится призыв от имени Молдавии и Приднестровья к России, Украине и ОБСЕ быть гарантами соблюдения данного Соглашения. Вот на это стоило бы обратить внимание г-ну Ястребчаку, а не столь откровенно радоваться различным киевским «нестандартностям». Но, к сожалению, не только В. Ястребчак забывает об одном из самых важных документов, подписанных за годы переговоров между Молдавией и Приднестровьем.

Соглашение, подписанное 5 июля 1995 года, — это не изобретение посредников. Таких документов в истории урегулирования постсоветских конфликтов найти практически невозможно: к примеру, в грузино-абхазском и грузино-югоосетинском конфликте на такое соглашение до сих пор не смогли выйти. Текст был не просто подписан лидерами Молдавии и Приднестровья М. Снегуром и И. Смирновым при участии российского дипломата В. Васёва и ОБСЕ-шного посланника М. Вайганта, но и отправлен в Секретариат ОБСЕ, который его депонировал и тем самым придал ему высокий международно-правовой статус. Если кто не понял: этот статус получило не письмо в адрес Л. Кучмы, на которое ссылается В. Ястребчак, а именно Соглашение, о котором так редко в последнее время вспоминают.

Хотел бы привлечь внимание всех читателей ИА REGNUM: надо смотреть именно текст, а не «намерения» и «благие помыслы». За сухими строками текста — требование не использовать силу и меры давления, а также «привет» Украине в части необходимости (пожелания?) Киева стать гарантом данного Соглашения. Тирасполь и Кишинев, при поддержке России и ОБСЕ, поддержали это намерение. А вот где Киев сейчас и где его гарантии — в этом, пожалуй, гораздо более актуальный вопрос.

Можно вспомнить 2006 г., когда Тирасполь вновь обратился к Киеву с напоминанием о его «гарантийном» статусе. Несмотря на обращения и согласованные механизмы, экономическая блокада Приднестровья стала реальностью. Приднестровской стороне пришлось по-новому выстраивать внешнеэкономическую деятельность, хотя именно Украина, как ожидали в Тирасполе, могла бы выступить гарантом свободной и взаимовыгодной региональной торговли.

Потом были другие трудности. Жители Приднестровья, несмотря на свои законные документы для пересечения границы, с 2014 г. испытывают перманентные сложности, если пытаются добраться в «материковую» Россию. Аналогичным образом и «материковые» россияне с трудом могут добраться к родне через украинскую территорию. Всё понятно: 2014 год создал слишком много трудностей и слишком много недоверия между Россией и Украиной, а «крайними» по традиции остались не политики, а обычные граждане и их родственники.

Появление молдавских силовиков на украинских пунктах пропуска стало еще одним шагом, далеким от переговорных принципов. Возражения и Тирасполя, и Москвы не были приняты во внимание, а сотрудники силовых органов Молдавии вдоль всей границы могут стать неприятной пограничной реальностью в самой ближайшей перспективе. Что за этим последует — можно только догадываться, хотя уже сейчас как минимум владельцы автотранспорта с приднестровскими номерами могут начинать нервничать. Как и жители Приднестровья с российским и украинским гражданством, которые, согласно достигнутым переговорным договоренностям, не стали оформлять молдавский вид на жительство (особенно с учетом всех сопряженных с этим сложностей и несуразностей молдавского законодательства).

Пандемия 2020 года добавила трудностей. Речь не только о поездках граждан — особых иллюзий и ожиданий и так-то не было. Но удивила та агрессия и неприкрытая жесткость, которую проявили в отношении Приднестровья власти Молдовы практически сразу после начала анти-пандемических мер.

В середине апреля 2020 г. Союз русских общин Приднестровья и «Единая русская община «Русский дом» г. Тирасполя в письме на имя Чрезвычайного и Полномочного посла России в Молдавии О. В. Васнецова приводили конкретные факты, свидетельствовавшие о грубом коллективном нарушении прав российских соотечественников властями Молдавии. Уже в этом обращении (текст есть в распоряжении ИА REGNUM) было отмечено, что по просьбе официального Кишинева украинские власти закрыли все пункты пропуска на границе с Приднестровьем. Предположим также, что данное обращение не было единичным фактом, особенно после резкого ухудшения эпидемиологической ситуации в Молдавии и недавнего решения Совета безопасности Приднестровья под председательством президента Приднестровья В. Красносельского, согласно которому официальный Тирасполь должен был обратиться к международному сообществу с призывом помочь молдавским властям в борьбе с пандемией.

Более того, как сообщали российским властям приднестровские русские общины, «профильные органы Молдовы намеренно задерживают или полностью блокируют доставку в Приднестровье различных категорий грузов, в т. ч. медикаментов и медицинского оборудования, включая запчасти для аппаратов искусственной вентиляции легких», что ставило под угрозу жизнь и здоровье приднестровцев, включая «сотни тысяч граждан Российской Федерации».

Отдельно лидеры русских общин Приднестровья обратили внимание на те проблемы, с которыми сталкивались жители Приднестровья при возвращении на Родину, в значительной степени из-за неадекватной позиции молдавских властей (речь шла и об обязательном приобретении полисов молдавского медицинского страхования, и об отказе в представлении транспорта для возвращения приднестровцев и граждан Молдовы из-за рубежа, и о других факторах).

Неслучайно, что лидеры русских общин Приднестровья В. Кохтарева и Г. Антюфеева, подписавшие обращение, обратились к российскому руководству с просьбой «оказать помощь проживающим в Приднестровье гражданам России и соотечественникам», число которых оценивалось более чем в 250 тысяч, в решении обозначенных в послании проблем, а также «призвать молдавскую сторону к отказу от политического шантажа». Хотелось бы надеяться, что и голос приднестровских российских соотечественников был услышан, когда состоялась беседа между президентами Молдавии и Приднестровья, позволившая на каком-то этапе снять самые острые проблемы.

В любом случае сложно представить что-то более циничное, чем шантаж и блокады в условиях пандемии заболевания COVID-19. И это касается всех жителей Приднестровья — и россиян, и украинцев, и граждан Молдовы, о которых на словах так заботилась вице-премьер по «реинтеграции» со стороны Молдавии К. Лесник. Молдавская чиновница имела неосторожность сказать всё то, что в приличном обществе и в условиях мировой пандемии принято как минимум не озвучивать: как известно, по ее мнению, даже пандемия призвана обеспечивать «реинтеграцию», сиречь подчинение Приднестровья Молдавии, вне зависимости от мнения приднестровцев. Действительно, цинично. Но ведь для официального Кишинева пресловутая «территориальная целостность» важнее людей, которые «всего лишь» занимают территорию.

Вряд ли кто-то оспорит тот факт, что молдавские власти, призывающие международные «громы и молнии» на своих приднестровских собеседников, намерены просто использовать жителей Приднестровья в качестве заложников и, руководствуясь этим, настаивать на их «освобождении» силами «прогрессивного человечества», которое всегда активно, если речь идет о давлении на Россию или ее союзников. Как и на Украину, если Киев по каким-то причинам не выполняет требования Кишинева.

И тем более вряд ли кто-то всерьез оценивает результативность мер, предпринятых руководством Приднестровья в борьбе с коронавирусом, которые, к слову, оказались куда более эффективными, чем в сопредельных государствах. Но Тирасполь виноват по определению, даже если его меры в противодействии коронавирусу на самом деле работают. Зачем искать «крайних», если они и так определены…

Не хотелось бы подвергать огульной критике позицию соседей Приднестровья, в особенности Украины. Тирасполь высоко ценит поставки медицинского оборудования через Украину, открытие Киевом пункта пропуска «Кучурган — Первомайск» на приднестровском участке границы и многие другие шаги украинских властей, которые являются не просто жестом доброй воли, но и свидетельством внимания украинской стороны к собственным согражданам, проживающим в Приднестровье.

Но…

Почему только Кучурган, а не все пункты пропуска? Почему поставка в Приднестровье медицинского оборудования и медикаментов вновь поставлена в зависимость от регулярно меняющейся позиции Молдовы, имеющей в данном вопросе прямой финансовый и административный интерес? Почему депонированное ОБСЕ соглашение от 5 июля 1995 года так редко вспоминают, хотя именно оно должно быть основой кризисного реагирования, особенно сейчас?

Вопросов много. И было бы неверным задавать их только украинской стороне. Просто вряд ли можно игнорировать то, что Россия оказала прямую помощь Приднестровью в виде гуманитарной помощи, тестов на коронавирус, на обустройство лабораторий и т. п., в то время как «уважаемые украинские собеседники» всё ближе подходят к реализации молдавского сценария давления на Приднестровье, который выглядит вполне реалистичным в ситуации пандемии.

Хотелось бы думать, что в Киеве могут и должны задуматься о жизни и здоровье украинских граждан, а также о том, что относительно благополучная ситуация вдоль десятков километров приднестровско-украинской границы обеспечивается не благодаря, а чаще всего вопреки Кишиневу. И именно такие «уроки» стоит сейчас анализировать, а не вспоминать о многочисленных «юбилеях» и «украинском факторе».

В противном случае мы действительно окажемся во «вчерашнем дне» — если, конечно, дно бывает вчерашним.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
49.1% Наследницей Российской Империи.
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть