Нефть: конца войне не видно

Плотно завязанный на нефти бизнес-мир ныне живёт ожиданием и недоверием.
14 апреля 2020  10:45 Отправить по email
Печать

Пример ожиданий — «подскок» нефтяных цен после заявления президента Трампа о разговорах с российским коллегой Путиным и королем Саудовской Аравии Салманом и ожидания сделки ОПЕК+ по ограничению добычи нефти. Тогда за три дня, с 1 по 3 апреля, цена за бочку лондонской Brent выросла с 22,74 — до 33,05 доллара. И с тех пор ниже «тридцатки» не опускалась.

Видеоконференция ОПЕК+ состоялась, сделка заключена, и эксперты ринулись давать оценки и раздавать венки и оковы. Лояльная пресса называет свои страны победителями, оппозиционная — проигравшими, нейтральная — ищет баланс.

Циники-азиаты начали даже искать аналоги. И к их мнению следует прислушиваться, ибо именно они будут драйверами потребления нефти в ближайшем будущем. Самую веселую аналогию нашли вьетнамцы: «Эта нефтяная война похожа на войну на Донбассе — Украине, где Путин «создал «котелок Дебальцево», вынуждая Германию и Францию предложить Минск-2 для спасения там НАТО…» А вот биржевой мир отреагировал на сделку пока откровенно пессимистично.

С утра 13 апреля цена на нефть покатилась вниз. Причем не «гэпом», ночным обвалом котировки, а именно «покатилась», медленно и вдумчиво. Сначала она росла, с $31,65 /барр. до $33,18, потом «задумалась» и медленно покатилась вниз, до $30,68 на 11,15 мск.

Вопрос: почему «сделка ОПЕК+» не послужила импульсом к нефтяному буму? Как по мне — в связи с откровенным популизмом самой сделки. Это если «популизм» определять как «нечто, не предназначенное к исполнению». Ведь итоговый документ 9-й (внеочередной) министерской встречи ОПЕК и стран, не входящих в ОПЕК, не только не задает больше вопросов, чем предлагает ответов. В нем сохранены противоречия, которые способны в клочья разорвать сделку уже в ближайшем будущем.

Во-первых, таблица снижения добычи нефти в странах ОПЕК+ показывает снижение только в десяти странах картеля, хотя их тринадцать. Не показано снижение, назначенное Венесуэле, Ирану и Ливии. Ладно, Ливию можно отбросить: там Хафтар и Сарадж вцепились друг другу в бритые подбородки, и быстро нарастить добычу она не сможет. Но вот Иран — пока стабильная, но авторитарная страна, которая может нарастить добычу по щелчку пальцев рахбара Али Хаменеи. А Венесуэла, страна с самыми крупными в мире нефтяными запасами, находится под плотным контролем России, правительству которой «Роснефть» продала свою долю в таких «китах» венесуэльского нефтепрома, как Petromonagas, Petroperija, Boqueron, Petromiranda и Petrovictoria. Нарушить баланс мировой нефтедобычи авторитарный лидер Венесуэлы Николас Мадуро тоже может «щелчком пальцев», украшенных откровенными российскими наперстками.

Во-вторых, в переводе «на чистые деньги» Россия теряет больше своих противников в «нефтяной войне». Третий пункт принятого соглашения для всех стран «базовым уровнем для расчета корректировок» устанавливает добычу нефти в октябре 2018 года». За исключением Королевства Саудовская Аравия и Российской Федерации, «которые имеют одинаковый базовый уровень в 11,0 миллиона баррелей в день. Но российский Urals и саудовская Arab Light — это две большие разницы. В конце прошлой недели «урал» торговался по 24 доллара, а «легкий араб» — по 27,95 за баррель. Пока речь идет об обуздании пике нефтяных цен, на это могут даже не обращать внимания, но вряд ли стоит сомневаться, что обратят при первых признаках стабилизации спроса.

В-третьих, «за скобки» соглашения выведены США, хотя Путин неоднократно подчеркивал, что они тоже должны участвовать в сделке. Но у американцев это запрещено федеральным законом, по расчетам добыча все-равно упадет да 11 миллионов бар./день, и американцы «взяли на себя» ¾ сокращения добычи, которое участники встречи требовали от Мексики. Дональд Трамп поздравил президента Путина и короля Салмана с окончанием сделки — это, конечно, дорогого стоит. Но согласитесь — отсутствие основного «возмутителя нефтяного спокойствия» в теле сделки вызывает обоснованное сомнение в будущем этой сделки. В первую очередь это касается США, но и остальных тоже. В «Рейтер» совершенно верно заметили, что «отсутствие твердых обязательств со стороны США или других членов G20 является недостатком сделки».

И четвертое. Календарь исполнения сделки (1 мая 2020 — 30 апреля 2022) разбит на три периода: период наиболее жёсткого сокращения, май — июнь 2020 года, потом июль — декабрь 2020-го, потом январь 2021 — апрель 2022 года. То есть туда заложено как минимум два «критических момента» подтверждения договоренностей между периодами сделки. Кто-то может исключить возможность «эксцесса Новака», когда кто-нибудь встанет и хлопнет дверью?

На момент окончания работы над текстом (20:00 13 апреля), стоимость Brent поднялась в Лондоне на 1,3%. С паршивой овцы хоть шерсти клок, конечно, но сразу вспоминается, что после заявления Трампа второго апреля цены, не раздумывая, прыгнули на 21%. Получается, что пока «обещание дороже исполнения обещания». Или просто бизнес-среда интуитивно не видит конца нефтяной войны.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть