Эксперт: «Венесуэла приступила к строительству новой нефтяной модели»

18 мая 2020  16:45 Отправить по email
Печать

Венесуэла переживает тяжелый экономический кризис. Непростую политическую обстановку и санкции со стороны США дополнила пандемия коронавируса. Нефть, одно из главных богатств этой латиноамериканской страны, практически перестала добываться. Тем не менее, выход из кризиса есть. Более того, Каракас уже приступил к его реализации, как считает венесуэльский политолог и эксперт в сфере энергетики доктор Мигель Хаймес, редактор сайта geopolíticapetrolera.com. Корреспондент Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) Михаил Вакилян поговорил с доктором Хаймесом о ситуации в нефтяной отрасли Венесуэлы.

Вакилян: Начнем с российских проектов в регионе. Как и почему Россия ушла из Венесуэлы?

Хаймес: Для российских политических и экономических интересов в Латиноамериканском регионе Венесуэла – «ключ» к региону. «Ключ» к новым проектам и договоренностям в регионе для создания многополярного мира. 

Венесуэла уже показала себя открытой страной в переговорах, готовой идти навстречу. Например, при создании нефтеперерабатывающего завода в северной прибрежной части страны в штате Фалькон: именно там построен целый нефтеперерабатывающий комплекс. Между прочим, это второй по размеру нефтеперерабатывающий завод на планете. И он находится в Венесуэле. А Россия участвует в этом проекте с новыми технологиями, помогая эффективнее разрабатывать месторождения. 

США пытаются блокировать не только Венесуэлу, но и зарубежные компании, в том числе европейские, например, немецкие за сотрудничество с этой страной. Если ты сотрудничаешь с Венесуэлой, будешь подвергнут санкциям. Потому что США контролирует всю планету. И российские компании тоже подвергаются давлению. 

Что сделала Россия? Она была вынуждена отозвать свои компании, чтобы сохранить позиции на международном рынке. И предложила, чтобы на данный момент все отношения осуществлялись напрямую между Кремлем и президентским дворцом Мирафлорес в Каракасе. Венесуэла не скрывает своей прозрачной политики, предлагая выгодные условия для всех, кто готов с ней сотрудничать, особенно с Россией, которая имеет такой высокий вес в международном сообществе. 

Вакилян: Чего можно ожидать от нового министра нефти и новой главы PDVSA?

Хаймес: Политическая ситуация в Венесуэле довольно нестабильна. Но она способна дать политическое решение любой проблемы, в свете иностранных вторжений, давлений и прочих обвинений в наркотрафике и загрязнении окружающей среды. Мир разделился на до и после коронавируса. Цена на нефть обвалилась, ситуация беспрецедентная. У Венесуэлы еще более сложная ситуация, производство нефти находится на очень низком уровне, упало c3,475 млн до 1 млн баррелей в день. Поэтому Николас Мадуро решил реструктурировать правительство и привел нового министра нефти Тарека эль-Айссами, который обладает очень серьезным весом и хорошо себя зарекомендовал в прошлом. На него возлагаются большие надежды по улучшению ситуации в нефтяной промышленности Венесуэлы. 

Наша страна готова подстраиваться к любой ситуации. И перед новым министром стоит серьезная задача. Это вызов. Учитывая экономическую ситуацию, когда курица в Венесуэле стоит дороже, чем в Берлине. Сложно перестать жить на средства от продажи нефти, более 100 лет было так, а сейчас очень сложно поменять этот «чип», в том числе в сознании венесуэльцев. 

Вакилян: В США венесуэльскую нефть больше не ждут. По крайней мере, пока. Куда ее теперь девать?

Хаймес: Есть большие планы по Китаю и поставкам более 2 млн баррелей в день в эту страну. Но это все непросто, учитывая давление США. Еще в 1999 году, когда к власти пришел Уго Чавес, Венесуэла поставляла в США более 1,75 млн баррелей нефти в день. Но позже все изменилось. Остались только поставки через компанию Chevron, которая разрабатывает месторождения в Ориноко вместе с венесуэльской PDVSAпочти поровну. Вместе они производят 165 тыс. баррелей в день. 

В проектах перенести часть производства в Китай – это решение правительства Венесуэлы вызвало резкую реакцию в Вашингтоне. США считает, что венесуэльская нефть принадлежит ей. И это сказалось на инвестициях, были введены санкции и даже попытка смены власти в Венесуэле. США не устраивает венесуэльская боливарианская модель, социализм XXI-го века. 

Позже Венесуэла плотно сотрудничала с США, где находились ее сервисные станции. 10% сервисных станций в Штатах принадлежали Венесуэле. Это более 7 тыс. сервисных станций, принадлежавших венесуэльской нефтяной корпорации CITGO. Но все было конфисковано и даже можно сказать украдено президентом Дональдом Трампом. Раньше Венесуэла поставляла в США 1,75 млн баррелей в день, сейчас не поставляет ничего.

Вакилян: Какие шаги должна предпринять Венесуэла, чтобы пережить этот кризис?

Хаймес: Венесуэла должна построить новую нефтяную модель. И уже делает это. Чтобы развивать экономику самостоятельно и независимо. В нашей истории венесуэльская индустрия всегда во многом контролировалась англичанами, голландцами, американцами, Tesaco, Shellи другими.

Взор Венесуэлы устремлен в разные направления. Про Китай мы уже сказали. Также нужно усиливать ОПЕК и ОПЕК+, налаживать отношения со всеми странами мира, в том числе с Ираном, Ираком, африканскими странами. Венесуэла должна интегрироваться в специальную комиссию ОПЕК по нефти. Цена на нефть обязательно возрастет. И такая комиссия могла бы лучше контролировать процессы. 

Венесуэльский нефтяной сектор сильно зависит от европейских и, особенно, североамериканских технологий. И ситуация блокировки может привести к полной парализации производства. И это при огромных возможностях и 140-летнем опыте добычи нефти. Хотя у Венесуэлы есть не только нефть, она обладает 12% мировых запасов золота. Есть сталь и железо, запасы воды и газа. Но санкции не позволяют в должной мере пользоваться этими преимуществами. Все хотят кусок этого венесуэльского «торта».

Вакилян: Как Каракас должен выстраивать отношения с другими странами?

Хаймес: В мире постоянное идет давление на страны экспортеры нефти. Страны ОПЕК постоянно испытывают прессинг и даже нападки со стороны США. Венесуэла должна стремиться к сотрудничеству с Бразилией – президент Жаир Болсонару не всегда будет у власти – и с другими странами региона тоже. Помогать с восстановлением нефтяного завода в Доминиканской республике, работать с Кубой. Уругвай задолжал 300 тыс. долларов за поставки нефти. Необходимо задействовать международные юридические институты, чтобы вернуть все долги. И уже готовиться к новому миру после коронавируса. В Венесуэле огромные залежи нефти, которые могут обеспечить весь мир на долгие годы вперед. Для развития экономик мира необходима энергия, которую дает нефть. И капиталистический уклад развития и производства нуждается в нефти, в том числе венесуэльской. 

Тяжелая нефть есть в провинции Альберта в Канаде и в Венесуэле. Мир уже похож на швейцарский сыр с дырками от выкачанной нефти, но производство будет продолжаться, ведь количество населения растет. Холодная война не заканчивается, но мир не может существовать без производства. Поэтому всем необходимо учиться приходить к соглашению. Венесуэла должна быть признана «домом нефти», должна быть признана ее роль. Это выгодно всем. 21% всей мировой нефти находится в Венесуэле. Через 100 лет уже вырастут новые поколения, а нефть в Венесуэле все еще не закончится. За нефтью – будущее.

Михаил Вакилян, зарубежный корреспондент ИРТТЭК

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
49.7% Да, знаю.
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть