Турции агрессия против РФ в Сирии с рук не сойдёт – The National Interest

На стороне Анкары имеется преимущество, но, несмотря на него, в случае агрессии против своих войск Москва пойдет на ответные меры.
6 апреля 2020  19:25 Отправить по email
Печать

Несмотря на целый ряд противоречий, Турция и Россия смогли находить общий язык в решении сирийского вопроса до тех пор, пока речь не зашла о последнем оплоте вооруженной оппозиции — Идлибе. Эта провинция стала настоящим камнем преткновения между Анкарой и Москвой, которые чуть не оказались на грани вооруженного противостояния. Возможный сценарий развития событий предлагает Майкл Пек в статье для The National Interest.

Многие американские эксперты едины в своих оценках: преимущество в таком конфликте было бы на стороне Анкары. В частности, исследователь Центра военно-морского анализа Майкл Кофман называет перевес Турции над Россией в любом сирийском конфликте «решающим».

«Как такое возможно? Россия — бывшая сверхдержава, у которой многочисленная армия и самый большой в мире арсенал ядерных боеголовок», — задается вопросом он. — Турция, хотя и является одним из сильнейших членов НАТО, — средняя по значимости держава, у которой ядерного оружия нет».

Тем не менее, подчеркивает Кофман, в недвижимости местоположение — это всё, и общее военное превосходство России не означает ее превосходства непосредственно на северо-востоке Сирии. А именно там союзник Москвы — президент страны Башар Асад — и начал боевые действия в расположенной на сирийско-турецкой границе провинции Идлиб против турецких войск и поддерживаемых Анкарой мятежников.

Россия располагает в Сирии лишь одной крупной авиабазой — «Хмеймим», находящейся на северо-западе республики, около порта Латакия. Помимо этого, у Москвы имеется военно-морская база в Тартусе. Наличие у России лишь двух крупных военных объектов в стране является «слабой точкой», как и зависимость российских войск от осуществляемого по морю снабжения. Корабли, доставляющие на эти военные объекты необходимые продукты, должны, двигаясь из Черного в Средиземное море, пересечь Босфор — пролив, контролируемый Турцией. Только после этого они могут достичь сирийских портов. Кроме того, в отличие от США, Россия, не обладая соответствующим потенциалом, не может доставлять нужные ее военным грузы с помощью авиации. Из-за таких инфраструктурных и логистических ограничений Москва не может нарастить свое присутствие в Сирии значительно больше, чем уже есть.

«В условиях, когда у России имеется лишь одна авиабаза, невозможно нарастить присутствие, а уже имеющийся контингент требует для своего снабжения доступа к Босфору, российские войска оказываются в очень уязвимой ситуации», — продолжил Кофман.

Ответный удар России по самой Турции — шаг довольно рискованный. Хотя НАТО вряд ли поддержит кампанию Турции в Сирии, которая находится за пределами зоны альянса, альянс обязан помочь своему члену, территория которого подверглась нападению.

Несомненно, ни Турция, ни Россия не стремятся к военному противостоянию друг с другом. Действительно, в начале марта 2020 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган летал в Москву, чтобы подписать соглашение с президентом России Владимиром Путиным. Документ включал в себя призыв к прекращению огня в Идлибе и создание коридора безопасности вдоль шоссе М4, на котором будут проводиться совместные российско-турецкие патрули.

Нынешняя ситуация напоминает холодную войну, когда США и Советский Союз избегали прямых столкновений и вместо этого вели противостояние с помощью посредников. В феврале 2020 года, после того как в результате нанесенных сирийской авиацией ударов были убиты 33 турецких военнослужащих, Турция нанесла ответный удар, в том числе с помощью боевых беспилотников, по сирийским войскам, сбив три сирийских военных самолета. Хотя в 2015 году турецкий истребитель F-16 и сбил российский ударный самолет Су-24, в целом обеим странам удалось избежать конфронтации.

Тем не менее у Турции на севере Сирии, по различным оценкам, около 7 тыс. военнослужащих, поддерживаемых беспилотниками и самолетами. Российская авиация поддерживает правительственные войска Сирии, которые пытаются освободить последнюю удерживаемую мятежниками территорию в стране — провинцию Идлиб. В этом районе также находятся российские советники, военная полиция и «наемники». Легко представить, подчеркнул автор, несколько сценариев, когда турецкие и российские войска вступают в прямое боевое столкновение. Например, удар Турции по сирийским войскам может привести к ранениям российских советников, которые вызывают для поддержки российскую авиацию. Возможен и другой вариант: турецкие самолеты случайно сбивают российские летательные аппараты, ошибочно приняв их за сирийские, после чего Москва может нанести ответный удар, сбив уже турецкие самолеты. По словам Кофмана, хотя ни Москва, ни Анкара не хотят прямого столкновения, пойти на попятную в случае такого развития событий они не могут себе позволить. «Хотя обе стороны работают над тем, чтобы избежать конфликта, ни одна из сторон не сможет смириться с гибелью людей и не принять в связи с этим каких-либо мер», — подчеркнул Кофман. Американский эксперт указал на определенную парадоксальность того, что сирийские противоречия имеют место именно сейчас, когда две страны с непростой историей многочисленных войн, наконец, идут на сближение. Вопрос в том, носят ли цели Турции и России непримиримый характер, или же это просто разные цели, которые могут быть достигнуты к удовлетворению обеих сторон. Так, турецкие войска заняли северо-восток Сирии, якобы, для создания буферной зоны между сирийскими курдами, которые создали неподконтрольный Дамаску регион, от курдов турецких, которые на протяжении многих лет ведут борьбу с турецким правительством за независимость. Турция также хотела бы свержения «режима» президента Сирии Башара Асада. Не в последнюю очередь потому, что сирийское наступление в Идлибе привело к громадному потоку беженцев. Со своей стороны, Россия полна решимости сохранить сирийский режим. Москва и Дамаск являются союзниками с 1960-х годов, а единственная военно-морская база России за ее пределами находится именно в сирийском порту Тартус. Кремль уже продемонстрировал решимость остановить сирийских мятежников, которые были близки к свержению сирийского правительства. Москва выделила авиацию, которая — вместе с иранскими войсками и подконтрольным Ирану движением «Хезболла» — оказала незаменимую поддержку ослабшей сирийской армии в возвращении большей части страны. «Всем понятно, что российские военные вмешаются на стороне сирийского режима, если стабильность и выживание режима окажется под вопросом», — указал Кофман. «Но они не станут вмешиваться на стороне сирийских военных в Идлибе. России Идлиб не нужен», — добавил он. Тем не менее американские эксперты уверены, что любое соглашение о прекращении огня в Идлибе будет носить в лучшем случае временный характер. «В конечном счете Москва поддержит стремление сирийского правительства вернуть эти территории», — прогнозирует Булент Алириза, директор проекта «Турция» в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. «Однако Путин доволен уже и тем, что этот неприятный вопрос «заметен под ковер», пока Сирия проглатывает и переваривает территорию, контролируемую оппозицией», — добавил он. Напомним, сирийская армия продолжает операцию по освобождению Идлиба от представителей так называемой оппозиции. В частности, 5 апреля вооруженные силы республики нанесли удар по месту сбора боевиков в районе Джебель-Аз-Завия.

Ранее на сайте ИА REXПоможет ли Путин Трампу спасти мир от пандемии?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть