Почему Катар решил расстаться с европейским газовым рынком

Спотовый газ - он такой... сильно протрезвляет
28 октября 2018  16:20 Отправить по email
Печать

Катар, как и когда-то СССР, пришел на газовый рынок, когда им управляла «гронингенская» модель долгосрочного газового экспортного контракта, про основные особенности которого мы уже рассказывали. Привязка цены газа к цене нефти, временная отсрочка по отношению к изменениям цен нефти, правило «плати и/или получай», максимально возможная длительность договора о поставке.

Это разработано в Европе, это – настоящая европейская ценность. Катар и Россия, как одни из ведущих в мире поставщиков природного газа, выступают за сохранение этой европейской традиции, при этом сама Европа яростно агитирует за предание ее забвению. Все смешалось в этом мире.

В Катаре газовым бизнесом, как и в России, командуют государственные компании, поэтому отношение к тому, какими должны быть контракты – ровно такое же, как и у Газпрома. Привязка к цене нефти, правило «плати и/или вези», максимальный срок действия контрактов о поставке. Причины очевидны – Катару нужно успевать осваивать месторождения, тянуть трубы, строить заводы по сжижению, создавать флотилию судов-газовозов.

Штаты в начале века были крайне заинтересованы в стабильных поставках СПГ, они охотно пошли навстречу пожеланиям Катара. В результате Катар смог реализовать все задуманное – освоить добычу, построить заводы и газовозы. Европа в своем стремлении к диверсификации поставщиков, какое-то время шла в общем строю, пока вожжа под хвост не попала – простите за резкое слово.

Год за годом, на протяжении нескольких десятилетий, Европа ткала свою «газовую паутину» - распределительные трубопроводы и трубопроводы магистральные, подземные хранилища и трубопроводы-коннекторы между ними. И дожилась до появления так называемого «спотового» газа, появления спотового рынка.

Что такое спотовый газ? Нет, это не нечто отдельное, поставленное каким-то способом вне системы долгосрочных договоров об импорте. Это все тот же газ, который пришел от все тех поставщиков – российского Газпрома, норвежской и алжирской государственных газовых компаний, но который не удалось использовать конечным потребителям.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Снова ничего сложного, снова только логика, избавленная от слов про свободный рынок. Берем условную европейскую компанию, которая подписала контракт на поставку 100 млрд кубометров газа с не менее условным «НорвежАлжирСибирьГазоСбытом». Придет газ по магистральной трубе – куда девать-то? Потребление газа равномерным не назовешь – в рабочие дни недели потребитель съедает одно количество газа, в выходные другое, ночью меньше, чем днем, зимой больше, чем летом.

Бардак, конечных потребителей напрямую к магистрали не подключишь. Нужна емкость для хранения – ПХГ (подземное хранилище газа) и трубопроводная система для распределения. То и другое стоит денег, причем немалых, которые надо окупать. Уже поэтому цена газа для конечного потребителя была, есть и будет выше, чем у компании-импортера, которая получает газ у зарубежного поставщика.

«Уважаемый владелец ПХГ, я, владелец ТЭЦ, вот к вам с какой проблемой. У меня с вами контракт на 10 млрд кубов газа до конца года, я уже оплатил, но у меня проблема – хранить негде. Не сдадите ли в аренду часть вашего ПХГ?» Договор аренды – раз, договор хранения – два, и стороны уже довольны друг другом. Но вот незадача – зима выдалась теплой, весь газ, хранящийся в арендованном объеме ПХГ, владельцу ТЭЦ израсходовать не удалось.

«Уважаемый, у вас проблема – у вас оба договора закончились. И продлевать я его не собираюсь, этим летом мне надо все те же 100 млрд кубов от зарубежного поставщика куда-то размещать. Будь добр, плати за просроченные договоры, плати за мои проблемы поставщиком». Вот и вся история о появлении спотового газа. Платить за хранение, аренду, неустойки и штрафы или скинуть подешевле кому-нибудь – вот и вся история возникновения спотового рынка. Там тоже формируются цены, там тоже есть какой-то объем продаж.

И ЕС не нашел ничего умнее, как начать попытки заставить серьезных ребят из Катара и из Газпрома учитывать в долгосрочных контрактах эти вот спотовые цены. Как только это стало происходить, Катар стал смотреть на Европу как Ленин на мировую буржуазию и учить русский матерный. Ну, или политкорректно: с момента возникновения спотового рынка Евросоюз перестал быть для катарских газовых компаний приоритетным клиентом. Вот только синхронно с этим развивалась «сланцевая революция» в США и становилось понятно, что с этим рынком Катару тоже предстояло расставание. Грустный был момент.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Планируете ли Вы принять участие в голосовании на выборах Президента России?
Поддерживаете ли Вы возвращение памятника Дзержинскому Ф.Э. на Лубянскую площадь в Москве?
71.8% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть