Выиграть выборы и оказаться в тюрьме

Недемократическое становление демократии в Эстонии, отмечающей столетие создания своей государственности
6 февраля 2018  21:50 Отправить по email
Печать

В воскресенье, 24 февраля 1918 года в Таллине (тогда Ревель) Комитет спасения Эстонии публично огласил разосланный по разным адресам «Манифест к народам Эстонии».

Этим актом провозглашалась независимая демократическая республика в исторических и этнических пределах расселения эстонцев. Документ пронизан демократическими идеалами. Как известно, первоосновой демократии считаются выборы – всеобщие, тайные  пропорциональные. Но как все происходило на деле?

1917 год. Большевики-эстонцы и независимость 

На фоне т.н. советской оккупации эстонцы всегда превозносили первые два десятилетия независимости, закрывая глаза на возникшие с самого начала проблемы, которые не исчезали до самого начала Второй мировой войны, вплоть до установления советской власти в стране.

Весной 1917 года, сразу после Февральской революции в России, в Петрограде состоялась мощнейшая демонстрация с участием половины проживавших в столице империи эстонцев – 40 тысяч человек. В итоге Временное правительство приняло решение о создании Эстонской губернии, охватившей всю территорию проживания эстонцев в Прибалтике (включая вся северную часть царской Лифляндской губернии).  Журнал Imeline Teadus  позже писал, что назначенные в Эстонии выборы Временного Земского совета «проложили дорогу к созданию собственного государства».  

Несмотря на то, что Временное правительство Керенского потворствовало сторонникам независимости Эстонии, летом 1917 года на первых свободных и всеобщих (в том числе с участием женщин) выборах в Таллинский городской совет (думу) победили эстонские большевики (31 место из 101). Вместе с эсерами (22 места) и другими левыми и левоцентристскими избирательными списками они завоевали левым абсолютное большинство.

Но этот совет сразу столкнулся с определенным противодействием со стороны набиравшего силу движения эстонцев за независимость, причем, несмотря на то, что левый по составу Городской совет включил в повестку дня перевод языка делопроизводства на эстонский язык. И это предложение было принято, как и решение о том, что с сентября 1917 года в начальных классах Таллина планировалось обучение на родном языке и открытие 20 новых начальных школ на 1000 учеников. Большевики получили большинство в гордуме Нарвы. В Тарту 29 мандатов из 60 получили кандидаты блока социалистов (большевики, меньшевики и эсеры).

1918 год. Лучше немцы, чем большевики-эстонцы

Чувствуя, что в Эстонии власть ускользает из рук Временного правительства, его руководитель Александр Керенский предложил по совету фабриканта и банкира Павла Рябушинского для подавления демократических свобод усилить «костлявую руку голода» или ввести войска кайзеровской Германии в регионы, где доминировало влияние большевиков: «Уж немцы наведут порядок… Это всё-таки лучше, чем Ленин и большевики». 

Неизвестно, чем бы все закончилось, но именно наступление немцев с начала 1918 года, захват ими Таллина и всей территории новой Эстонии заложили предпосылки для победы националистов всех мастей уже после ухода в конце того же года германских войск. Не помешал этому даже арест немцами сторонников независимости во главе с будущим президентом ЭР Константином Пятсом.

Поддержанные Англией сторонники независимости даже при немцах потихоньку делали свое дело. Националисты успели перед самым их приходом опубликовать Манифест к народам Эстонии и провозгласить ее независимость, как государства. Присутствие немцев раздражало эстонцев и верх стали брать идеи суверенитета страны, в политике заметно выросло влияние сторонников независимости. И это понятно: эстонским народом не было забыто, как на протяжении многих веков немецкие бароны угнетали эстонских крепостных крестьян. Большевики же, были далече.

Большевики, бежавшие от немцев в Россию, создали в конце 1918 года в Нарве,  освобожденной от немцев эстонским красными полками, свое  государство – Советскую республику. Но как автономию в составе Советской России. Ее назвали Эстляндская трудовая Коммуна, имевшая влияния на востоке (Нарва и Тарту) и частично на юге страны (Вильянди). Но просуществовала она недолго из-за натиска финансируемой англичанами Северо-Западной белой армии Николая Юденича и белоэстонских воинских частей, боровшихся за независимость, но без большевиков.     

1919 год. Верх взяли правые: начались репрессии

В то же время в Таллине, в отсутствие эстонских депутатов-коммунистов, городским головой в Таллине стал социал-демократ, меньшевик Александер Хеллат. Он столь горячо воспринял идеи независимости и полного отделения от России (пусть даже советской), что год спустя, став министром внутренних дел, окончательно испортил отношения с социал-демократами. По его указанию националисты (тогда их называли белоэстонцами) выслали в советский Псков 106 делегатов первого съезда профсоюзов Эстонии, которые потребовали от правительства немедленного заключения мира с советской Россией. За это их тут же арестовали. И насильно погнали основную часть делегатов через линию фронта у Изборска (в 1919 году шла т.н. Освободительная, а по сути гражданская, война за независимость Эстонии) в расчете, что при этом их убьют эстонские красногвардейцы. Но «красные» эстонцы пропустили их к себе в тыл, и тогда белоэстонцы решили без суда и следствия расстрелять остававшихся делегатов-профсоюзников. Среди них были видные умеренные социал-демократы, члены Таллинского городского совета.  

В разгар Освободительной войны (на самом деле гражданской: по большому счету воевали-то «белые» эстонцы с «красными» эстонцами) в мае 1919 года, после очередных выборов в горсовет, к радости националистов депутатский корпус кардинально изменился. Он поправел, хотя и победили социал-демократы (прежние меньшевики) – 23 места из 101. Эсеры получили 15 мест. Остальные места распределились между центристами и правыми. Левые, даже став сторонниками прозападной независимости, оказались в меньшинстве и изгоями. Новая политическая элита ликовала, сработал их демагогический ход – в развязывании войны против Родины, а, значит, и против независимости, были обвинены красные – то есть «рука Москвы».     

1921 год. Депутатов-коммунистов вон из власти!

В 1920 году вступил в силу Основной закон нового государства. В Эстонии и сегодня считают его для своего времени самым демократическим в мире.  Хотя по Конституции предусматривалось наказание за коммунистическую деятельность. Оправдывали это тем, что «красные» настаивают на ликвидации независимости. Во многом это – демагогия, хотя вождь эстонского пролетариата Виктор Кингисепп накликал на себя смертный приговор военно-полевого суда одним лишь заголовком статьи: «Под игом независимости». На самом деле коммунисты были, прежде всего, против капитализма, тем более в одном флаконе с независимостью.      

Казалось, позади – победоносная война. Россия признала Эстонию, отдав часть своих земель и часть золотого запаса. Таллин ради признания Россией независимости интернировала и сгноила северо-западную армию Юденича на болотах Ору. Началась брутальная эстонизация через вульгарную русофобию. В центре Таллина сносят памятник Петру I. Но оказалось, что и после Освободительной войны в Эстонии никуда не делись левые идеи. Потому информационной бомбой в патриотическом угаре официальной Эстонии  стали результаты выборов в столичный Горсовет в феврале 1921 года. Вдвое, по сравнению с 1919 годом, выросло число избирателей и громкую победу одерживает коммунистический избирательный список. 28 мест из 101!  

Но коммунисты еще до выборов заявили, что будут активно участвовать в депутатской работе, если наберут более половины голосов. Тем не менее правые, взявшие власть в городском «парламенте», стали демонизировать коммунистов-оппозиционеров за… крикливость, призывы к забастовкам и громкие ультиматумы. Националисты и правые заявляли, что переговоры с коммунистами бессмысленны. Как писала в то время газета Päewaleht, они обещали превратить зал заседаний в таллинской Ратуше в форпост борьбы с буржуазными «кровожадными псами».

Отсюда вывод: красные мешают строить новое государство. И эстонские власти приступили к зачистке левого мировоззрения и его носителей. Весной 1921 года началась серия судебных процессов, сотни коммунистов оказались в тюрьмах. В 1922 году апогеем травли и репрессий коммунистов (кстати, тех же эстонцев) стал т.н. «процесс 115»: демократическая Эстония расправилась и с депутатами Таллинского горсобрания. Из 28 избранников народа 20 были отданы под суд. Пятерых оправдали, один умер на допросе. Сроки от 8 до 20 лет получили 13 депутатов. Из них четверых выслали в СССР.

1923 год. Коммунистов-депутатов стали убивать

И что?! В декабре 1923 года коммунисты снова выиграли выборы, нарастив свое представительство. Их список «Единый фронт трудового народа» во главе с известным политиком Яаном Томпом завоевал уже 36 мест.

И что тут началось: самый настоящий государственный террор! Через месяц в Эстонии прошли облавы – было задержано большинство депутатов этого избирательного списка.

Тут же судебным решением были аннулированы итоги декабрьских выборов, которые весной Государственный суд все же отменил. Но начались суды над теми, включая депутатов, кто разделял левые или коммунистические идеи.  Член ЦК эстонской Компартии Яан Креукс был 23 марта 1924 года убит в Таллине средь бела дня выстрелом в спину прямо на улице. Памятную доску, установленную в советское время на стене дома, у которого произошла расправа, новые власти 25  лет назад, после восстановления независимости, уничтожили. На заднем дворе филиала Исторического (исторического!) музея в замке Орлова устроили «кладбище» варварски обезображенных советских памятников.

Яан Томп был казнен по решению суда 14 ноября, так как на одном из его заседаний, он, якобы, призвал к уничтожению существующего государственного строя. Впрочем, еще 4 мая 1922 года после пыток и инсценированного военно-полевого суда расстреляли создателя Компартии Эстонии Виктора Кингисеппа – его тело утопили в Балтийском море.

Весной 1925 года были аннулированы и полномочия всех (включая не репрессированных) депутатов-коммунистов в столичном Горсовете.

1 декабря 1924 года, как жест отчаянья и в отместку за преследования товарищей (уже их физическое устранение), оставшиеся на свободе коммунисты организовали в Таллине под руководством Компартии Эстонии плохо подготовленное вооруженное восстание. Оно было подавлено. В перестрелке погиб и лишенный мандата депутат-коммунист Арнольд Соммерлинг.

1927 и 1930 годы. Последние судороги «левых»   

Все последующие годы внутриполитической жизни Эстонии, вплоть до начала Второй мировой войны, проходила без коммунистов. В названиях партий еще значились слова «рабочая» или «социалистическая», но это была имитация (даже пародия) левизны. Тем не менее,  сразу после выборов 1930 года в столичный горсовет были аннулированы мандаты всех депутатов от списка «Рабочие Таллина», а к следующим выборам, в 1934 году, эта депутатская группа была властями и вовсе распущена. То была последняя судорога жалких остатков «левых» (сильно порозовевших), после чего и с ними было покончено окончательно. Вплоть до 1940 года, когда в Эстонии состоялся июньский переворот, приведший страну к социализму и вхождению в СССР, политическое поле страны уже не имело левого крыла.     

1934 и 1939 годы. Диктатура и эпоха безмолвия

Но на этом бурное развитие довоенной эстонской демократии не закончилось. Опьяненные антикоммунизмом и вдохновленные успехами нацистов в Германии на очередных местных выборах в Таллине в начале 1934 года вапсы (по-эстонски: vapsid, от сокращения Vabadussõda – Освободительная война) получили более половины голосов (47 из 87). Большой успех им сопутствовал также в Нарве и Тарту.

Речь о Лиге ветеранов Освободительной войны – ультранационалистическом движении, основанном в 1929 году военными-ветеранами той войны, которые в условиях политического и экономического кризиса инициировали реформу Конституции в сторону большей авторитарности руководства страной. Они получили ошеломляющую поддержку на референдуме. Поначалу, в 1933 году, власти распустили Лигу, но она, изменив вывеску, только расширила свое влияние. Поскольку из-за «коричневой угрозы» предполагавшиеся в 1934 году парламентские выборы были отменены и полномочия депутатов были на неопределенный срок приостановлены, то, как утверждали власти, вапсы, как коммунисты, решили  совершить путч.

Опережая события, премьер-министр (с 1938 года первый Президент ЭР) Константин Пятс вместе с Главнокомандующим Эстонской армии Йоханом Лайдонером вводят военное положение и затем сами совершают государственный переворот.

В 1934 году деятельность вапсов объявляется вне закона, все завоеванные ими по всей Эстонии депутатские мандаты в местные органы власти аннулируются. Более того, значительную часть депутатов-вапсов отдали под суд. Всего на скамье подсудимых оказались 154 заговорщика. 9 из них получили по двадцать лет тюрьмы, более 53 – десять и более лет каторги. Но всех амнистировали уже в 1938 году.   

На этом расправа с демократией не завершилась. В 1935 году отменяются и все партии, значительно урезаются политические и гражданские свободы, вводится цензура. Проводится чистка кадров в Силах Обороны и в массовой добровольной военизированной организации Кайтселийт.

Началась известная в истории Эстонии «эпоха безмолвия». Последние местные выборы состоялись уже после начала Второй мировой войны, в октябре 1939 года. Но они в условиях диктатуры Пятса стали посмешищем.

P.S. Трудный путь становления демократии в довоенной Эстонии завершился диктатурой. Тем удивительнее, что и сегодня в эстонском обществе идеализируется не только довоенный период становления Эстонской Республики, но и движение вапсов, идеология и деятельность которых напоминала итальянский фашизм и политику Муссолини. А вот судьба эстонских коммунистов оставляет нынешнее общество в лучшем случае равнодушным, в худшем все объясняют все той же «рукой Москвы». То есть, как обычно, в общем знаменателе – русофобия.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть