Олигархические кланы Украины: анатомия истории

28 декабря 2016  09:18 Отправить по email
Печать

21 ноября 2016 г. исполнится три года с того момента как в центре Киева стартовала массовая многомесячная акция протеста. Она началась в ответ на приостановку президентом В. Януковичем подписания соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом. Данная акция была поддержана выступлениями населения в других городах Украины. Эти события, принявшие со временем форму вооруженного противостояния, сопровождавшегося захватом административных зданий, в конечном итоге привели к государственному перевороту 21 февраля 2014 г. и захвату власти в стране националистами-радикалами.

С тех пор украинский кризис прочно занял ведущие позиции среди проблем, решение которых оказывает непосредственное влияние на европейскую безопасность и всю систему международных отношений. Кризис со всей очевидностью вскрыл несовершенство действующей в Европе системы безопасности, основанной на доминирующей роли НАТО и периферийности российского фактора. Для Украины события конца 2013 – начала 2014 гг. стали переломными. «Выбор украинских властей в пользу национально-идентификационного проекта государственности, в противовес реализовывавшегося ранее рационально-бюрократического»1, привел к краху прежнюю внешнеполитическую концепцию и утверждению новой, альтернативной по сути. Страна в течение всего постсоветского периода, балансировавшая между Россией и Западом, резко изменила вектор своей внешней политики и взяла четкий евроатлантический курс. Что повлекло за собой геополитическую декомпозицию Украины, и погрузило ее в пучину гражданской войны.

Многое изменилось на Украине в результате произошедших тогда событий. Не изменилось лишь одно – влияние крупных олигархических кланов на принятие решений в стране. Как до евромайдана роль финансово-промышленных группировок на Украине был определяющим, таковой она осталась и после государственного переворота. Более того, если до 2014 г. украинские олигархи были рядом с властью, влияя на нее, то после 2014 г. они сами стали властью, заняв самые разные посты, от президента страны до глав регионов.

До сих пор, хотя с момента переворота на Украине прошло три года, СМИ продолжают тиражировать слова помощника Госсекретаря США по делам Европы и Евразии В. Нуланд относительно того, что США вложили 5 млрд долларов в поддержку демократии на Украине со времён распада СССР. На этом фоне мимо внимания прошли слова главы правительства России Дм. Медведева о том, что Россия вложила в экономику Украины 250 млрд долларов за 20 лет. В эту сумму включены различные преференции, включая нерыночные скидки на газ. Деньги эти, несопоставимые с западной помощью, выделялись всему украинскому народу. Однако львиная доля почему-то оказалась у киевских, донецких, днепропетровских и западноукраинских олигархов. 

Олигархия на Украине – по сути это один из вариантов развития страны. «Региональные кланы на Украине существовали на Украине еще в советское время. Например, донецкий клан появился сразу после Великой Отечественной войны. Его основоположником считается Алек­сандр Засядько – министр угольной промышленности СССР. Именно он добился того, что все основные средства, выде­ляемые на угольную промышленность в СССР, направлялись на Донбасс. Точно так сформировался и «днепропетровский клан». Туда из Москвы текли средства на развитие металлургического ком­плекса Украины»2.

Но это были региональные кланы, а после того как Украина стала независимой возникла потребность в формировании национальной элиты, которая бы смотрела на проблемы в масштабе всей страны, а не только своей вотчины. И складывание таких кланов происходит в 1990-е гг. Придя к власти Л.Д. Кучма, второй президент Украины, начал создавать национальные финансово промышленные группы, которые позднее и оформились в современные олигархические кланы. Этот путь был выбран потому что, как полагал Л.Д. Кучма, в условиях независимой Украины обеспечить ее единство можно, если создать клановый консенсус. А сделать это можно было через раздел имущества и накопление финансовых ресурсов. Тогдашние власти Украины очень боялись, и как видно сейчас не без оснований, что такая разная страна как Украина может пойти по боснийскому сценарию. Страну нужно было объединять, объединять через объединение региональных кланов. С этой целью украинские власти передавали в руки кланов целые отрасли, что делало эти кланы национальными и заставляло думать интересами страны, как они их понимали.

С этого времени олигархические кланы стали активно вкладываться в политику финансируя всех и вся, что сулило экономическую прибыль и политическую поддержку. Например, «в депутатском корпусе Верховной Рады в 2014 г. была группа «Семьи» президента В. Януковича (49 человек), группа Р. Ахметова (40 человек), группа Дм. Фирташа (28 человек), группа А. Клюева (18 человек), группа С. Тигипко (5 человек), группа И. Коломойского (6 человек), группа В. Пинчука (6 человек), Петра Порошенко (5 человек) и т.д.»3

В предреволюционной Украине можно выделить несколько финансово-промышленных групп, это: донецкая, луганская, днепропетровская, харьковская, запорожская, киевская и галицкая. Первые пять контролировали целые отрасли украинской экономики. Например, «Донецкая область производила до «революции» 20% промышленной продукции страны (вместе с Луганской – более трети), а Днепропетровская – почти 16% (вместе с Запорожской – почти одну четверть). Киев – это финансовый центр. Галицкий клан не имел существенных рычагов влияния в экономическом отношении (основные промышленные предприятия Галиции прекратили деятельность в начале 1990-х гг. в связи с оттоком русскоязычных специалистов). Но он добивался влияния благодаря политической активности»4.

Для постсоветской Украины характерна именно огромная степень концентрации капитала. «В 2014 г. на долю 100 богатейших украинцев приходилось 38% ВВП – почти вдвое больше, чем в России (20%); для развитых стран обычно характерна цифра в 10-11%»5. В фактически уже тогда нищей стране насчитывалось 35 тыс. миллионеров и около 25 миллиардеров. «В глобальном рейтинге миллиардеров по версии Forbes в 2013 г. Украину представляло 10 человек: Р. Ахметов (донецкий клан - 15,4 млрд долл.), В. Пинчук (днепропетровский клан - 3,8 млрд долл.), Дм. Фирташ (киевский клан - 3,3 млрд долларов), И. Коломойский (днепропетровский клан - 2,4 млрд долл.), В. Новинский (донецкий клан - 1,9 млрд долл.), Г. Боголюбов (днепропетровский клан - 1,7 млрд долл.), Ю. Косюк (галицкий клан - 1,6 млрд долл.), П. Порошенко (галицкий клан - 1,6 млрд долл.), К. Жеваго (полтавский клан - 1,5 млрд долл.), С. Тигипко (днепропетровский клан - 1, 2 млрд долл.), А. Веревский (полтавский клан - 1 млрд долл.). Из сотни богатейших украинцев именно на эту десятку приходилась почти половина капиталов»6.

В результате за 20 лет разрыв между категориями самых бедных и самых богатых на Украине составляет 1:35. В Европе этот показатель составляет 1:6, в Китае – 1:10, в России – 1:15 (официально) и 1:20 (неофициально).

Накануне «революции достоинства» на Украине в окружении Президента В. Януковича сформировались следующие основные бизнес-группы: «Неоднородная «Конфедерация «донецких» кланов, жестко конкурирующих между собой, но объединяющихся перед угрозой неминуемой опасности и вторжения чужаков на свою территорию (Р.Ахметов, Б. Колесников, семья Клюевых; Ю. Иванющенко и др.). «Семья» президента Украины В. Януковича – группа, в которую входят не только близкие родственники Виктора Федоровича, но и люди, лично ему преданные и связывающие свой успех с его пребыванием на президентской должности. Группировка лоббистов «Росукрэнерго» Д. Фирташа (Фирташ - глава Администрации В. Януковича С. Левочкин - министр Ю. Бойко – вице-премьер В. Хорошковский), умеющая защищать свои позиции при любой власти. «Империя» еврейской бизнес-группы «Приват» украинско-израильских миллиардеров И. Коломойского и Г. Боголюбова»7.

«При этом украинские олигархи, будучи выходцами преимущественно из восточных регионов Украины, совсем не являлись сторонниками развития тесных отношений Украины с Россией. Наоборот, они были и остаются носители радикальных националистических взглядов. Более того все годы независимости олигархический капитал Украины демонстрировал завидный еврооптимизм»8. Объясняется это рядом обстоятельств. Во-первых, «подавляющее большинство крупных состояний на Украине основано на экспорте товаров с крайне низкой добавленной стоимостью, и преимущественно на Запад. В этом кроется одно из объяснений прозападной ориентации украинской олигархии»9. То есть поддержка крупным капиталом «февральской революции» 2014 г. на Украине, с отстранением от власти президента В. Януковича, была вовсе не случайной. «И определялась эта поддержка не просто борьбой с так называемой «Семьей», но и стремлением защитить европейский внешнеполитический выбор Украины, угрозу которому нес действовавший президент, отложивший подписание в ноябре 2013 г. Соглашения об ассоциации с ЕС и сделавший разворот в сторону России»10.

Во-вторых, для большинства украинской олигархии путь в Европу – это легитимация и гарантия их собственности, бизнеса, капиталов. Собственно в подобном подходе они вовсе не оригинальны. Это мы видим по ситуации и с нашей страной.

В-третьих, украинский олигархат владеет недрами страны. И потому не заинтересован в том, чтобы впустить на Украину бизнес из России, боясь не выдержать с ним конкуренции.

Вот, почему местные олигархические круги были не прочь разыграть националистическую карту. «Их цель – увеличение популярности националистической идеологии, распространение её среди жителей русскоязычных и считающихся пророссийскими регионов. Ведь на взгляд украинских олигархов, лишь тотальная русофобия, враждебное отношение к России является надежной гарантией независимости Украины, а значит и их господствующего положения в стране, возможности и дальше безраздельно хозяйничать и распоряжаться народным достоянием в своих интересах»11.

Примеров поддержки украинским крупным бизнесом радикальных националистов немало. Например, «чем еще можно объяснить успех партии «Свободы» О. Тягнибока, которая за 6 лет, начиная с выборов в Верховную Раду Украины в 2006 г. и до победоносного вхождения туда в 2012 г. увеличила свою популярность с 0,36% до 10,44% голосов избирателей. Это свидетельствует как минимум о том, что власти Украины не только негласно поддерживали ее политически, но и финансировали деятельность через донецких олигархов»12.

Таким образом, Украина является типичным олигархическим государством, национальные интересы которого определяются местными олигархическими кругами. Говорить о том, что эти интересы соответствуют интересам населения страны, не приходится. Сказанное убеждает в нелицеприятном выводе, который приходится делать о несостоявшейся украинской государственности, что подтверждается продолжающейся в стране гражданской войной. Для нас в России ситуация на Украине является весьма показательной с учетом того, что мы сами находились в шаге от подобной ситуации, учитывая ту роль, которую в нашей стране играли не национально ориентированные олигархические группы.

1 Гущин А.В., Маркедонов С.М. Россия и Украина: коридор возможностей. // Россия в глобальной политике. http://www.globalaffairs.ru/global-processes/Rossiya-i-Ukraina-koridor-vozmozhnostei-17137 (дата обращения: 27.12.2016).

2 Губарев П. Олигархи. «Донецкий клан». // Новороссия, №10, 4 октября 2014.

3 Городненко Ю. Майдан и олигархи. // http://ru.sputnik.az/expert/20140130/299918963.html (дата обращения: 27.12.2016).

4 Городненко Ю. Дожать олигархов. // http://www.vz.ru/politics/2014/4/30/684761.html (дата обращения: 27.12.2016).

5 Пожидаев Е. Украина, которую мы потеряли [Электронный ресурс]. URL: http://www.regnum.ru/news/polit/1767219.html (дата обращения: 27.12.2016).

6 Майдан миллиардеров: как относятся к евроинтеграции богатейшие украинцы [Электронный ресурс]. URL: http://www.forbes.ru/sobytiya-photogallery/biznes/248736-maidan-milliarderov-kak-otnosyatsya-k-evrointegratsii-bogateishi/photo/10 (дата обращения: 27.12.2016).

7 Матвеев В.И. Национальные кланы Украины в контексте «гуманитарных» мифов и фактов. Киев, 2012 - 201 с. http://proza.ru/2012/08/19/1077/ (дата обращения: 27.12.2016).

8 Курылев К. П. Интеграция в ЕС как один из приоритетов внешнеполитического курса Украины // Вестник РУДН. Серия: Всеобщая история. М.: Изд-во РУДН, 2012. № 2. С. 76-92.

9 Пожидаев Е. Украина, которую мы потеряли [Электронный ресурс]. URL: http://www.regnum.ru/news/polit/1767219.html (дата обращения: 27.12.2016).

10 Курылев К.П., Станис Д.В. Этноконфессиональная ситуация на Украине как фактор внутриполитической нестабильности. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 5. Ч. 3. С. 114-117.

11 Бердник М. Главные националисты Украины - украинские олигархи. [Электронный ресурс]. // URL: http://antifashist.com/stat/20272-glavnye-nacionalisty-ukrainy-ukrainskie-oligarhi.html (дата обращения: 21.03.2014)

12 Курылев К.П., Станис Д.В. Этноконфессиональная ситуация на Украине как фактор внутриполитической нестабильности. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 5. Ч. 3. С. 114-117.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть