Многополярный мир и новые параметры безопасности в Причерноморском регионе

3 апреля 2014  19:17 Отправить по email
Печать

«Украинский кризис», по всему, ещё не достиг своей «пиковой» фазы, а военно-стратегическая ситуация в зоне Причерноморского региона уже стала коренным образом меняться, особенно в плане обеспечения безопасности каждой страны этого региона в отдельности.

И, если до совсем недавнего времени существовали какие-то иллюзии относительно того, что ситуация в Причерноморском регионе «под контролем» НАТО и США, исходя при этом из оценок вооружённых сил причерноморских государств, размещённых на ТВД Большого Причерноморья, то после включения Крыма в состав России ситуация коренным образом изменилась.

Изменился не столько сам расклад и соотношение вооружённых сил стран этого региона в количественном и качественном выражении, сколько изменился подход к осмыслению военно-стратегической ситуации в данном регионе.

Речь о том, что до присоединения Крыма к России мир был однополярным, с одними правилами игры, диктуемыми из одного центра, из Вашингтона, который привык никого не слушать и поступать так, как ему заблагорассудится, а после присоединения Крыма – мир стал многополярным, с совершенно другими правилами игры, которые определяются совершенно по другим схемам и исходя совершенно из других алгоритмов. (См.: Александр Буриан: Многополярный мир и место Европы в новой системе международных отношений)

В связи с этим, особую актуальность в деле обеспечения безопасности стран региона (каждой в отдельности, и вместе взятых) приобретает вопрос о размещении в Румынии элементов ЕвроПРО, проблема, которая представляла наибольшие распри и споры между Москвой и Вашингтоном за последнее десятилетие, так как она непосредственно затрагивала вопросы соблюдения существующего ракетно-ядерного паритета, достигнутого ещё в 70-е годы прошлого столетия.

Намерение Вашингтона разместить в Европе элементы своей ПРО традиционно «аргументируются» пресловутой опасностью со стороны Ирана и Северной Кореи, которые якобы могут атаковать «демократический мир», хотя, при внимательном анализе, становится понятно, что это не совсем так.

Разумеется, любая страна имеет право заботиться о своей безопасности, и если ей действительно что-то угрожает, то просто обязана предпринимать такие действия, которые могли бы нейтрализовать создавшуюся угрозу.

С этой точки зрения, разумеется, не только США, но и Россия, да и другие страны, имеют право предпринимать действия, которые могут обеспечивать их безопасность, хотя постоянно необходимо иметь в виду, чтобы эти действия не превышали лимиты «необходимой обороны», так как в таком случае неминуемо будут предприняты контрмеры со стороны тех государств, безопасность которых подвергается опасности.

Таким образом, если слишком переусердствовать в данном вопросе и в процессе создания необходимых механизмов и систем для отражения возможных угроз, одни страны не будут придерживаться общепринятых правил, а будут переходить разумные лимиты, создавая тем самым угрозу для других стран, то результаты получатся, скорее всего, обратными, поскольку неминуемо начнутся действия зеркального и ассиметричного характера со стороны тех стран, безопасность которых подвергается рискам.

Случай с маниакальным желанием США создать «непробиваемую» ПРО на протяжении более полувека является наглядным подтверждением этого тезиса, хотя и был период, когда Вашингтон осознал, что чем меньше противоракетных систем, тем меньше иллюзий о своей «защищенности», а чем меньше таких иллюзий – тем меньше желания атаковать кого-то, что является залогом сохранения мира во всём мире.

Именно исходя из такой логики и был подписан в мае 1972 г. Договор об ограничении систем ПРО между СССР и США, который обязывал стороны не создавать и не развёртывать системы или компоненты ПРО космического, воздушного, морского или подвижно-наземного базирования.

Правда, в 1983 г. у Вашингтона появилось желание интерпретировать по-своему положения указанного договора (См. об этом: Бурьян А.Д. Международно-правовые аспекты борьбы Советского Союза против гонки вооружений в космическом пространстве. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М.: ИГПАН, 1987) в надежде на то, что таким образом удастся получить какие-то преимущества, разместив в космосе не только элементы ПРО, но и ударные космические системы, которыми надеялся, что удастся победить «главного противника».

И хотя, в результате долгих дебатов и переговоров, тогда удалось убедить Вашингтон отказаться от идеи «звёздных войн», желание вернуться к пресловутой Стратегической Оборонной Инициативе (СОИ) возникало у Вашингтона снова и снова, что и привело в 2002 г. к выходу США из Договора об ограничении систем ПРО 1972 г., дав, тем самым, «зелёный свет» новому витку гонки вооружений. (Александр Буриан: ПРО США в Европе и уроки Карибского кризиса: Румыния в роли Кубы, Бэсеску в роли Кастро)

Однако, если в начале 80-х годов прошлого столетия Вашингтон мог объяснить своё желание создать ПРО с элементами космического базирования «доводами» относительно необходимости защиты «свободного мира» от советского блока, мотивируя, при этом, что якобы Договор об ограничении систем ПРО не запрещает такие действия, то в начале ХХI-го века такие «аргументы» уже не годились, так как не только СССР распался, но и биполярная система глобального противостояния перестала существовать.

Вместе с тем, говорить напрямую о своих планах, а также о целях создания новой системы глобальной ПРО, которые явно указывали на желание США достичь глобальное военное превосходство, путём локализации единственного равного по своему ракетно-ядерному потенциалу актора международных отношений – Россию, Вашингтону не хотелось, так как это вряд ли кому понравилось бы, в первую очередь, Европе.

Поэтому, пришлось придумать врагов, против которых, якобы, будет направлена новая система, с целью защитить себя и «демократический мир» от «стран-изгоев», в первую очередь, от Ирана и КНДР, которые преуспели за последние годы в разработке собственных ядерных и ракетных технологий.

Однако, аргументы, мягко говоря, не очень-то убедительны, так как указанные «страны-изгои» не владеют на данном этапе такими силами и средствами, которые действительно представляли бы опасность для США и Европы и которые оправдали бы астрономические расходы на сотворение новой глобальной ПРО, не говоря уже о «географических особенностях» тех районов, где предполагалось разместить элементы ПРО…

Здесь, наверное, присутствует и другой немаловажный момент, который также скрывается Вашингтоном, из-за неохоты «раскрывать карты» раньше времени – укрепление военной мощи Китая, который, несомненно, со временем, может стать серьёзной преградой на пути Вашингтона в своём стремлении к единоличному правлению в мире.

Скорее всего, именно эти две реальные угрозы – российская и китайская, единственные страны которые могут помешать США стать единоличным мировым правителем, и заставляют Вашингтон постоянно «наращивать обороты» по созданию глобальной ПРО, а не страх из-за пресловутых возможных атак со стороны «стран-изгоев».

Во всяком случае, архитектура создаваемой глобальной ПРО, а также средства, вкладываемые в эту программу, подтверждают этот тезис.

Вместе с тем, идея защитить не только США, но «заодно» и Европу, от «стран-изгоев» не нова, и абсолютно вписывается в тактику и стратегию Вашингтона не дать Европе возможности стать самостоятельным игроком на мировой арене, а продолжать держать её «в узде» НАТО и других военно-политических альянсов, которые США пытаются соорудить как в Европе, так и в близлежащих регионах: в Восточной Европе, в Закавказье, на Ближнем Востоке. (См.: Александр Буриан: Федерализация Евросоюза и перспективы НАТО)

Однако в «старой Европе» эту идею встретили без особого восторга, если не считать радостное кивание головой и неменяющуюся улыбку британского премьера Тони Блэра (Tony Blair), который сразу же включился в процесс выполнения указаний «старшего брата», а также чисто солдатское «бу сделано» Андерса Фог Расмуссена (Anders Fogh Rasmussen) датского премьера, который, даже не задумываясь о возможных последствиях для своей страны, согласился на любые переделки радара в Туле (Гренландия).

Поэтому Вашингтону пришлось апеллировать к представителям «новой Европы», хотя и там особенного восторга не наблюдалось.

В конце концов, согласились разместить элементы глобальной ПРО на своей территории Польша и Чехия, а затем и Румыния, хотя Чехия потом отказалась от этой сомнительной комбинации, разыгрываемой Вашингтоном на «европейской шахматной доске».

Комбинация, на самом деле сомнительная, поскольку в «старой Европе» мало кто верит в то, что Россия нападёт на неё, хотя бы потому, что «замашек» стать глобальным лидером у Евросоюза не наблюдается, а воевать с русскими у них давно пропала охота.

Военное укрепление Китая Европе также не грозит и никак не пугает, так как делить с ним пока нечего, а в случае чего, между ними есть та же Россия, которая является более «надёжным щитом» для Европы, чем тот, который предлагается им Вашингтоном.

Опасность нападения на Европу со стороны Ирана или КНДР также минимальна, если не сказать, что вообще отсутствует, так как «образ врага» в Тегеране и в Пхеньяне имеет вовсе не европейский, а чисто американский вид, не говоря уж о том, что чисто технически и технологически эти атаки в обозримом будущем маловероятны.

В «новой Европе», однако, бытовали совершенно другие представления об опасностях, будь они настоящими, или мнимыми.

И строятся они совсем не на основе какой-либо логики или анализе, а на самых настоящих «фобиях», которые разыгрываются, постоянно, различными ура-патриотами в нескончаемых предвыборных баталиях, где лозунги заменяют здравый смысл, а «образ врага» позволяет набрать необходимое число голосов избирателей, с тем, чтоб остаться «у руля» своей державы ещё «эн»-ое количество лет.

Более того, дружба с Вашингтоном сулит местной элите серьёзные «дивиденды», в виде политической поддержки, не говоря уж о «долларовой накачке» в личные карманы лидеров восточноевропейских «демократий».

А политическая поддержка существенная, так как «друзьям Вашингтона» очень и очень много прощается, если они доказали «делом», что поддерживают любые предложения мирового лидера, особенно если это касается участия в «гуманитарных операциях» НАТО или, особенно, в согласии разместить на своей территории элементов глобальной ПРО США.

Например, дав согласие на размещение в Девеселу американского радара и 20-ти противоракет американской системы глобальной ПРО, президент Траян Бэсеску получил такую поддержку от Вашингтона, что даже его импичмент, подтвержденный 80% голосовавших граждан Румынии на референдуме, не смог оформить его отстранение от власти.

В Вашингтоне просто ударили кулаком по столу: «или Бэсеску – или Румыния станет похожей на Югославию», и в Бухаресте все наложили в штаны от страха (и правительство и парламент), и «гений Дымбовицы – Траян Бэсеску» продолжает править румынским народом до сих пор.

Вряд ли не понимают в Вашингтоне кто такой Бэсеску, но принцип «ясно, что сукин сын – но это наш сукин сын» срабатывает, так как на кону поставлены слишком большие ставки, и отступать от своей идеи глобального доминирования США не намерены. Тем более что ярых сторонников этой идеи, особенно за пределами США, всё меньше и меньше.

К тому же, речь идёт не только, и не столько, о политических или чисто военных вопросах, а больше о коммерческих, так как в развитие ПРО заинтересован ВПК США, который сплошь и рядом принадлежит частным фирмам, для которых важно лишь получить доход от своей деятельности, а остальное – их не касается.

А Бэсеску, поняв что ему практически всё прощается, не просто наглеет, а становится всё более и более воинственным, выдвигая территориальные претензии к Молдавии и Украине, доведя отношения Румынии с соседями (Венгрией, Болгарией, Сербией) почти до состояния холодной войны, и даже, как пел когда-то Владимир Высоцкий, «из кустов прозвал волка сволочью», нападая на Россию и по поводу, и без повода.

А Вашингтон молчит, и никаких реакций, хотя поведение президента Бэсеску, несомненно, способствует нагнетанию обстановки в регионе, и так очень непростой и непредсказуемой.

Разумеется, такая индульгенция была оказана Бэсеску не только за согласие размещения в Девеселу элементов американской системы глобальной ПРО, а и за его согласия иметь на территории Румынии секретные тюрьмы ЦРУ, из-за его согласия начать разработки по добыче сланцевого газа в районе тектонического разрыва Вранча, увеличив тем самым в разы опасность возникновения сильнейших землетрясений в Юго-Восточной Европе, да и за другие, не менее значимые «заслуги».

Но ЕвроПРО, всё-таки, главный элемент поддержки Бэсеску, так как именно из-за этой поддержки американцам удаётся удерживать в секрете суть и истинные цели баз ПРО в Европе.

А суть, состоит в том, что ЕвроПРО вовсе и не задумана для того, чтоб защитить Европу, и, тем более, Румынию или Польшу, а лишь для того, чтобы усилить элементы континентальной ПРО США, предоставляя в ЦКП ПРО США данные полученные с европейских радаров о времени пуска и возможной траектории баллистических ракет, в случае если таковые будут запущены с территории России. (О запусках ракет в сторону США с территории Ирана пока не может быть и речи).

Эти данные, будучи сопоставимые с данными таких же радаров, размещённых в других точках Земного шара, а также в космическом пространстве, могут быть обобщёнными, с тем, чтобы получить наименьшую погрешность в расчётах о предполагаемой траектории запущенной ракеты, что позволит шахтным пусковым установкам континентальной системы ПРО США приступить к уничтожению пущенных в сторону США ракет на финальных сегментах их траекторий полёта.

С точки зрения обеспечения безопасности США затея, в принципе, не такая уж и дурная. А почему бы и нет?

Однако, с точки зрения безопасности Румынии – полный ноль, поскольку эти радары не предназначены для защиты румынской территории от атак извне.

Да и кому нужно атаковать Румынию, если бы она не вступила бы в НАТО и если бы не разместила на своей территории элементы американской глобальной системы ПРО?

Ведь нефти в Румынии больше нет, газа нет, а по другим показателям – вообще не представляет интереса для мировых держав. Зачем же тратить впустую на неё ракеты?

Не вступи бы Румыния в НАТО - и имела бы шансы пережить не то что Третью мировую, но и Четвёртую. Однако вступила. И не просто вступила, а даже согласилась разместить на своей территории радары и противоракеты, которые будут обеспечивать не её безопасность, а безопасность США, поверив в «туфту» о том, что устанавливаемые ракеты в Девеселу якобы «защитят» её.

А «туфта» о том, что противоракеты, устанавливаемые в Девеселу, якобы предназначены не только для защиты радарных установок, но и для защиты всей Румынии от «подлых врагов» является, мягко говоря, дезинформацией и не выдерживает никакой критики, так как тактико-технические характеристики этих противоракет не позволяют им выполнить такие функции, ни по дальности перехвата боеголовок баллистических или крылатых ракет, ни по высоте баллистических траекторий полёта, ни по точности попадания.

Эту «дезу» румынский истэблишмент принимает за веру во многом благодаря именно заверениям Бэсеску о том, что Румыния якобы обеспечила себе «…самый высокий уровень безопасности в истории страны». (См.: Чудак Александр. Бэсеску назвали конем... траянским)

Разумеется, Бэсеску намекает не только на пресловутые американские противоракеты которые якобы защитят румын от «проклятых врагов» (откуда знать моряку с гражданской баржи, что такое противоракета?), но и на 5 статью Договора НАТО от 4 апреля 1949 года, (North Atlantic Treaty Organization, NATO. [On-line]: http://нато.рф/ru/treaty.html.) хотя эту статью он до конца, вероятно, так и не дочитал, так как в этой статье, между прочим, написано, что стороне подвергшейся нападению будет оказана помощь «путём немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое (каждая сторона) сочтёт необходимым, включая применение вооружённой силы».

А вот, сочтёт, или не сочтёт необходимым США применять свои вооружённые силы для защиты Румынии, или лишь ограничится дипломатическими демаршами, как раз не до конца ясно и даже очень проблематично, поскольку вряд ли станет «одинокая сверхдержава» рисковать превратиться «в радиоактивную пыль», из-за бредовых идей Бэсеску возродить «Великую Румынию».

Естественно, что США будут защищать свой радар в Девеселу. Для этого они и собираются установить там свои противоракеты. Но не для того, чтоб защитить Румынию, так как в таком случае надо было бы установить намного больше ракет и совершенно другого класса, не говоря уж о другой военной инфраструктуре, а также персонале. Так что это – чистая «липа», рассчитанная на то, чтоб румыны поверили в неё, не вдаваясь в подробности.

И они поверили, так как специалистов, знающих толк в вопросах противоракетной и космической обороны в Румынии просто-напросто нет. Да и откуда им взяться, если страна живёт представлениями середины ХХ-го века, и до сих пор «клепает» вооружение по технологии 50-х годов, используя старые советские лекала (танки Т-55, самолёты МИГ-21, автоматы АК-47, хотя и именуют их по-другому, на свой, румынский лад).

Вместе с тем, разместив на своей территории элементы ЕвроПРО Румыния, на самом деле, рискует превратиться в мишень, так как в глобальном противостоянии сверхдержав нет мелочей, и учитываются все мало-мальски имеющие значение факторы, которые могут повлиять на окончательный результат противостояния.

Это, в принципе, раскрывает главный замысел американского проекта, который нацелен на глобальную противоракетную защиту территории США, а не Европы, и суть «еврозонтика» заключается лишь в том, чтобы заблаговременно засечь возможный запуск баллистических ракет, будь то иранские, северокорейские, пакистанские, индийские, китайские, но в первую очередь - российские, просчитать их возможные траектории и возможные точки прицеливания, и передать эти данные за океан, где их смогут использовать для эффективной и своевременной защиты территории США.

А противоракеты, размещённые вокруг радаров в Румынии и Польше, предназначены лишь для защиты самих этих радаров и никак не смогут выполнить другие задачи.

Нет сомнения в том, что Россия ответит на угрозы своей безопасности, которую представляют элементы ЕвроПРО установленные в Румынии.

Для этого у неё есть достаточно сил и средств, а также технологические и военно-стратегические решения, а учитывая присоединение к ней Крыма (Размещение Ту-22М3 в Крыму - тяжелейший удар Путина по системе ЕвроПРО) и дополнительные возможности, как во временном, так и пространственном аспекте использования своих вооружённых сил.

То, что решение Румынии разместить на своей территории элементы ЕвроПРО может оказаться фатальной ошибкой для неё - не вызывает никакого сомнения. В принципе – и жалости, тоже: сами решили, сами пусть и отдуваются.

Но беда не только, и, возможно, не столько в этом, так как присутствие элементов ЕвроПРО в Румынии ставит под большое сомнение вопросы безопасности не только Румынии, а всех стран Причерноморского региона, как каждой в отдельности, так и всех вместе взятых.

Логика противостояния сверхдержав (а США и Россия на сегодня и являются единственными ракетно-ядерными сверхдержавами, которые обладают более 95% этого арсенала на Земле, будучи примерно равными в своих возможностях) состоит в том, что в случае возникновения кризисных ситуаций, практически автоматически запускается аппарат анализа возможных угроз и рисков, а также принятия, в связи с этим, решений по их устранению.

Известно, что для того, чтобы увеличить вероятность нанесения удара по противнику (или ответного удара, или контрудара, не важно), каждая сторона старается устранить возможные причины и условия, которые могут помешать осуществлению этой акции.

Одна из главных опасностей для стратегических ракет, которые являются главной ударной силой как США, так и России, - это правильный расчёт их траектории, что позволяет сбить ракеты на средних и финальных секторах и сегментах полёта к цели.

Осуществляется этот расчёт с помощью радаров, установленных в разных частях света, а также в космическом пространстве, которые передают данные своего перехвата в ЦКП ПРО (США, или России, поскольку обе страны имеют такие системы), которые приводят в боевую готовность средства ПРО и ПКО и пытаются уничтожить летающие к ним боеголовки стратегических ракет, запущенных противником.

Разумеется, расположение радаров противника и их координаты известны заранее, и для того, чтоб исключить возможность засечь запуск своих ракет, а впоследствии и их перехват, каждая сторона будет стараться уничтожить в первую очередь эти радары, обеспечив тем самым дальнейшую скрытность запуска своих ракет.

Эта операция проводится сама по себе, (вне зависимости от человеческого фактора, во многом, в полном автоматическом режиме, так как времени на размышления просто-напросто нет, ведь речь идёт о секундах или десятках секунд).

Поэтому, вне сомнения, что разместив на своей территории американские радары – Румыния превратилась в ракетную цель, которая в случае возникновения кризисных ситуаций может быть уничтожена, в первую очередь, не имея никаких средств и сил для самозащиты.

Учитывая разрушительную силу данного вооружения (ядерные заряды большой мощности) смертельной опасности подвергаются не только Румыния, но и её соседи – Молдавия, Украина, Венгрия, Сербия и Болгария, так как территории этих стран могут быть также задеты в случае уничтожения названных радарных установок и других компонентов глобальной ПРО США, расположенных на территории Румынии.

Другая опасность для нашего региона, в связи с размещением в Румынии элементов глобальной ПРО США, является возможная реактивация Россией боевой системы «Периметр». Российская система «Периметр» настолько напугала Запад в начале 1990-х годов, что ее назвали «Мертвая рука» ("Dead Hand"). (См.: Дэвид Хоффман. Мёртвая рука. Неизвестная история холодной войны и её опасное наследие / пер. с англ. А. Шириков. М., 2011)

Не меньшую опасность для причерноморских стран представляют собой и возможные «асимметричные» ответы со стороны Москвы, которые могут быть направлены не только против США, но и против тех стран, на территориях которых будут размещены элементы глобальной ПРО.

Таким образом, мы вступаем в эру многополярного мира унаследовав те же проблемы и головоломки, которые нас угнетали и во времена биполярного мира и позже, при однополярной системе, которая наступила после распада СССР.

Вместе с тем, подход к решению тех или иных задач меняется от эпохи к эпохе, и те возможности, которые существовали при биполярном мире, даже не обсуждались при однополярном, так как «единственная сверхдержава» сама решала, как быть и что делать.

И хотя при биполярном мире было создано Движение неприсоединения (Non-Aligned Movement), объединяющая государства мира на принципах неучастия в военных блоках (в первую очередь НАТО и Варшавский договор), которое сделало много для укрепления международной безопасности, при однополярной системе это Движение потеряло инициативу и самостоятельность, во многом благодаря неуважительному отношению к ней США и НАТО, поскольку проводимые ею принципы не совпадали с проводимой Вашингтоном и Брюсселем политикой.

На наш взгляд, на данном этапе снова встаёт вопрос о реанимации деятельности этого Движения, особенно в связи с новыми угрозами и рисками которые преподносит нам современный мир.

Это Движение могло бы способствовать повышению уровня безопасности в Причерноморском регионе, осуществляя совместными усилиями, давление на Румынию с тем, чтоб закрыть базу ЕвроПРО в Девеселу, как источник повышенной опасности для всех стран региона.

 

Александр Буриан, доктор юридических наук, профессор, директор Института стратегических исследований Европейского университета Молдовы, президент Молдавской Ассоциации междунaродного права.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Позиции России в мире за 2020 год:
62.3% Усилились
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть