Многополярный мир и место Европы в новой системе международных отношений

В Бухаресте и Варшаве много поклонников «новой большой драки» в Европе, в надежде на то, что в результате этого станет возможным возродить «Большую Румынию» и «Большую Польшу»
1 апреля 2014  21:53 Отправить по email
Печать

События вокруг «украинского кризиса» ещё разворачиваются, оставляя возможность реализации любому сценарию, каким бы невероятным он ни казался: от локализации конфликта, если новые киевские власти поумерят свой «революционный» пыл и направят свою энергию на сохранение территориальной целостности Украины, а не на бои с «ветряными мельницами» и с инакомыслящими, до эскалации конфликта, вплоть до превращения его в настоящую гражданскую войну и исчезновение Украины с карты мира, если, те же новые киевские власти, будут также упорно и бездумно вести свою политику «тернополизации» всей территории Украины, не задумываясь над тем, что страна разделена на две части по своему мировоззрению и по своей геополитической ориентации.

Разумеется, любой «украинский сценарий» невозможен без участия в нём внешних игроков - России, США и ЕС, которые, каждый по-своему, преследуют свои цели на Украине (очень далекие от национальных интересов самой Украины).

Естественно, что они используют в своих интересах борьбу между местными олигархическими кланами, а также умело манипулируют пропагандистскими лозунгами «о территориальной целостности», «о праве наций на самоопределение», «о праве народа самому решать свою судьбу» и, разумеется, «о защите демократии во всём мире» и «о защите прав своих граждан в сопредельных государствах».

Как ни странно, на Украине даже и не задумываются о том, что их страну лишь используют, как «пушечное мясо» и «поле битвы», в деле борьбы за передел мира, и что в этой борьбе они сами окажутся, в первую очередь, проигравшими, а не какая-то Кремляндия.

Главная проблема, которая обсуждается сейчас на Украине – это не пути выхода из создавшегося положения, не методы и механизмы, которые надо бы использовать, чтобы предотвратить надвигающуюся беду: опасность гражданской войны и распада страны.

Главная проблема, которых всех будоражит, от премьер-министра до продавца сала на Бессарабском рынке Киева - это проблема «санкций» против «москалей» и надежда на то, что «Запад» (США и ЕС) накажет, наконец, ненавистную Московию и зарвавшегося Путина, вернув Крым многострадальной Украине.

Можно понять горе и состояние безысходности жителей Украины, потерявшие часть своей территории из-за неграмотности и некомпетентности своих руководителей. Можно понять их надежды и их иллюзии, поскольку они лимитированы в правдивой информации о том, что произошло, и как произошло.

Но никак нельзя понять новые киевские власти, которые так же надеются на то, что Крым будет возвращён, а Кремль будет «просрамлён», поскольку, (почти по Остапу Бендеру) – «Запад нам поможет!».

Нет сомнения в том, что Запад попытается помочь. Более того, уже пытается, хотя и безуспешно, поскольку результаты этой помощи  – ноль.

В связи с этим, необходимо осознать, что любой дальнейший возможный сценарий, который развернётся на Украине, будет осуществлён уже без участия Крыма, так как последний уже был включён в состав России, и любое посягательство на него будет считаться посягательством на безопасность ядерной державы мирового масштаба (как бы не величали её, хоть «региональной», хоть «районной»).

Вряд ли стоит объяснять, чем всё это может закончиться.

В Вашингтоне, между прочим, это прекрасно понимают. Вряд ли не понимают это в Берлине или в Пекине.

Может, кое-кто понимает это и в Брюсселе (скорее всего, в штаб-квартире НАТО, чем в штаб-квартире ЕС).

Жаль, только, что это понимание не передаётся и Киеву.

А также, заодно, и Бухаресту и Варшаве, поскольку именно там много поклонников «новой большой драки» в Европе, в надежде на то, что в результате этого станет возможным возродить «Большую Румынию» и «Большую Польшу».

За счёт Украины, естественно. Ну, может и Молдавии, попутно.

И вряд ли стоит втягиваться в споры о том, хорошо это, или плохо, так как есть и сторонники и противники произошедшего, которые «аргументируют» свой подход к данной проблеме не столько с точки зрения международного права, сколько с точки зрения своей ориентации – к Москве, или к Вашингтону.

Не говоря уж о различных толкованиях понятий «добро» и «зло», «морально» и «аморально», не говоря уж о нормах и принципах международного права, которые интерпретируются исходя из своих геополитических интересов в каждом отдельном случае, а не из общепринятого подхода к проблематике толкования международного права.

При этом, я абсолютно не ручаюсь, что немцы отказались бы в аналогичной ситуации (позитивный результат референдума) от Восточной Пруссии (не только Калининград, кстати, а и Данциг и весь «польский коридор»), не говоря уж о линии Одер-Нейсе.

И не ручаюсь, что венгры отказались бы от Трансильвании в аналогичной ситуации. Да и японцы от Курильских островов.

Список можно продолжить до бесконечности, хотя, разумеется, это лишь предположение.

Но факт остаётся фактом: мир перестал быть монополярным и сделан первый шаг к его превращению в многополярный.

Любому переделу мировой системы международных отношений предшествовали войны, иногда длительные и кровавые, которые заканчивались подписанием соответствующих мирных договоров, об установлении нового мирового порядка.

Вспомним Вестфальскую систему международных отношений 1648 года, которая стала возможной лишь после окончания Тридцатилетней войны. Вспомним Венскую систему международных отношений (Система «Европейского концерта») 1815 года, которая стала возможной после окончания Наполеоновских войн. Вспомним Версальско-Вашингтонскую систему международных отношений 1919 года, которая появилась по окончании Первой мировой войны и, разумеется, Ялтинско-Потсдамскую систему международных отношений 1945 года, которая закрепила итоги Второй мировой войны.

Эти системы международных отношений, так или иначе, выполняли возложенные на них задачи, поскольку в их основу была заложена идея сотрудничества и взаимопонимания, а также разделения зон интересов и влияния между центрами силы того времени.

Вместе с тем, Ялтинско-Потсдамская система международных отношений сразу же дала сбой, так как в ходе её «юридического оформления» (Парижские мирные договоры 1947 года) началась «холодная война» между двумя мировыми системами – капиталистической и социалистической, не дав, тем самым, возможность реализовать те принципы, которые были заложены в Уставе ООН (Система «Мирового концерта»), превратив существующую многополярную систему международных отношений в биполярную, с двумя центрами силы – в Вашингтоне и в Москве.

Началась холодная война между двумя системами, так как инициировать Третью мировую, сразу же после окончания Второй мировой, не было ни сил, ни средств.

Вместе с тем, биполярная система международных отношений, имея огромное количество минусов, имела и один несомненный плюс: баланс сил на международной арене, поскольку утвердившийся ракетно-ядерный паритет между двумя сверхдержавами не позволял ни одной стороне рассчитывать на победу в случае прямого столкновения между ними.

И если эта реальность первоначально осознавалась лишь гипотетически, то во время Карибского ракетного кризиса в октябре 1962 года, когда мир стоял на пороге термоядерной войны из-за геополитических и геостратегических «разборок» между двумя сверхдержавами, опасность прямого столкновения между ними была осознана и «де-факто».

Все знают, чем кончилась холодная война – распадом Советского Союза.

Все знают, кого объявили «победителем» в холодной войне – Соединенные Штаты Америки.

По большому счёту – незаслуженно, поскольку, если трезво оценить ситуацию, то СССР распался не из-за «козней» ЦРУ и АНБ, поскольку эти уважаемые организации даже не смогли прогнозировать этот распад, и не из-за непомерно низких цен на нефть и газ, как пытаются нас уверить, а из-за внутренних причин «Совдепии», главной из которой была неумелая попытка Горбачёва и его команды реформировать общество.

«Перестройку» они начали, но куда двигаться дальше, и главное – как, они и понятия не имели.

Опыт Китая, который на том этапе был в значительно худшем экономическом положении чем СССР, и который (примерно при такой же общественно-политической организации общества), имел намного меньше ресурсов и технологических возможностей, ясно показывает, что причины развала «советской сверхдержавы» кроются в неумении советской верхушки правильно оценить как внутренние, так и внешние риски которые влияли на процессы и механизмы обеспечения национальной безопасности страны.

Нельзя также не учитывать и роль личного фактора в процессе развала СССР, так как конфликт Ельцина с Горбачевым, возможно, был главным катализатором распада «Союза нерушимого».

Став в 1990 году президентом Российской Федерации, одной из 15 союзных республик, Ельцин, номинально, вышел из-под контроля президента СССР, однако он лишь на словах приобрёл власть, а на деле – никаких рычагов воздействия на экономику, вооружённые силы и другие структуры государственного аппарата на территории Республики, выбравшей его президентом, он не имел. Как не имел и никаких шансов сместить Горбачёва со своего поста, президента СССР, и занять его место.

Поэтому Ельцин и решился «забрать себе» Россию, так как весь СССР, было понятно, ему – не видать. Поэтому и появилось «Беловежское соглашение» - пародия на международный договор, и по форме, и по содержанию, не говоря уж о «подписантах» этого соглашения, а также лозунг «берите суверенитета – сколько хочется».

Вряд ли сам Ельцин додумался до этого, поскольку ему, для осуществления такой акции, явно не хватало ни извилин, ни образования, ни «трезвого состояния», но это не суть.

Главное, что «процесс пошёл».

Притом, почти по всем правилам «развода», если не считать, что ни договора, как такового, о «разводе» союзных республик не было подписано, и никакой договорённости о границах между ними не было достигнуто, хотя можно было бы предполагать, что, раньше или позже, вопросы о границах непременно возникнут.

Ссылались, при этом, лишь на «административное деление», существующее в СССР на период распада, которое проводилось, когда-то, по прихоти чиновников и партийных бонз, исходящие из их личных амбиций и собственных вкусов при осуществлении этого деления, а не из какого-либо логического подхода или исторического анализа.

Ну, и конечно, надеялись на то, что «потом договорятся».

Разумеется, практически сразу же начались «разборки». Как внутри ННГ (новых независимых государств), так и между ними. Появились «конфликтные зоны» и «зоны конфликтов», которые мало чем отличались от таких же зон в бывшей Югославии. Но, общими усилиями, некоторые из них удалось «заморозить» на какое-то время, хотя ситуация, в целом, на постсоветском пространстве, стала похожей на пороховую бочку на которой устроили «курилку».

В новом, постбиполярном мире, царил настоящий хаос, и никто не мог сообразить, что к чему, и что надо делать.

Зато США пожинали «лавры победы» над «идейным врагом» и размышляли, распустить ли НАТО, или нет, поскольку воевать практически было не с кем, но и распрощаться с такой «дубинкой» не хотелось.

Китай только-только задумывал свой «рывок в поднебесную высь» и участвовать в мировых делах никак не собирался, так как не хватало ни ресурсов, ни сил.

Лишь Европа, наивно поверив, что с распадом СССР мир вернулся к многополярной системе, заявила о стремлении создать новую, свободную Европу для всех европейцев, от Пиренеев до Урала, собралась в Маастрихте и образовала Европейский союз.

Оно и понятно.

СССР, а потом и Россия, вывели свои войска из Восточной Европы и все ожидали, что так поступят и США, так как «главный противник» перестал существовать. К тому же, Москва распустила «Варшавский договор» и все ожидали, что и Вашингтон, как и обещал, также распустит НАТО.

Таким образом, было логично, чтоб Европа, наконец, освободилась от опеки «старших братьев» и начала бы самой определить своё будущее.

Но не тут то было!

Вашингтону не понравился ход мыслей европейцев, как насчёт ЕС, так и насчёт роспуска НАТО. Статус «одиночной сверхдержавы» им очень понравился, и допустить ещё кого-то, тем более европейцев, к «рулению» миром  они не собирались.

Поэтому, пока то да сё, придумали программу «Партнёрство ради мира» (не «ради войны» же партнёрствовать!) в которую пригласили всех, даже Россию.

А заодно приступили к «забиванию гвоздей в гроб европейской интеграции», путём переманивания в НАТО восточноевропейских стран, обещая им «защиту», в случае чего, согласно положениям статьи 5 Договора НАТО от 24 апреля 1949 года.

Откуда знать и понять, что было написано в той самой, 5-й статье Договора НАТО, морякам, фермерам, поэтам, бухгалтерам, философам и политологам, возглавившие Польшу, Румынию, Чехию, Болгарию, Украину, Грузию и другие восточноевропейские государства на волне «оранжевых», «розовых», «тюльпанных» и других «народных революций»?

Тем более что практически все они – бывшие коммунисты или комсомольцы, ставшие вмиг «антикоммунистами», - поклялись «осчастливить» свои народы именно « с помощью» НАТО.

А в статье 5 Договора НАТО от 24 апреля 1949 года, между прочим, написано, что стороне подвергшейся нападению будет оказана помощь «путём немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое (каждая сторона) сочтёт необходимым, включая применение вооружённой силы».

То есть, если США сочтёт необходимым применять вооружённые силы для защиты, к примеру, Польши, Румынии, Эстонии и других членов НАТО, то применят их, а если не сочтёт необходимым, то не примет такие действия, а ограничатся дипломатическими демаршами.

Просто и доступно.

Ведь, совершенно ясно, что если на Польшу или Румынию нападёт Зимбабве или Гвинея-Бисау, то США вступятся.

5-я статья Договора НАТО обязывает!

А вот, если нападет Россия, или Китай, вступятся ли США, рискуя превратится в «радиоактивную пыль» из-за бредовых желаний Ярослава Качинского и Траяна Бэсеску возродить «Великую Польшу» и «Великую Румынию»?

Проблематично! Если не сказать, что, определённо - НЕТ!

И это при условии, что на членов НАТО нападут.

А если сами члены НАТО нападут на кого-то? 5-я статья Договора НАТО, как ни странно, вообще об этом умалчивает.

А воинственности, между прочим, среди новых членов НАТО – хоть отбавляй! Одни заявления Бэсеску о поглощении Молдавии сколько стоят.

И, при этом, он как раз и надеется на 5-ю статью Договора НАТО, хотя, видимо, до конца так и не одолел её премудрости и тонкости! В связи с чем, даже не представляет, чем может кончиться для Румынии новый «великий поход на Восток».

Вместе с тем, так и не прочитав до конца 5-ю статью Договора, все ринулись в очередь на вступление в НАТО, и лишь потом в ЕС.

В Брюсселе (штаб-квартире ЕС), вместе с тем, даже и не очень-то заметили подвох и явно антиевропейский курс Вашингтона, хотя и было видно невооружённым глазом, что в НАТО принимали не те страны, которые действительно этого бы заслужили, а те, которые по своему географическому расположению были ближе расположены к России, главному противнику США.

К тому же, принятие некоторых восточноевропейских стран сначала в НАТО, а потом и в ЕС, дало возможность Вашингтону спекулировать на том, что «якобы» вступившим в НАТО государствам – не просто открыта дорога, но даже «гарантирован путь» для вступления в ЕС.

Демагогия. Притом – самой чистой воды.

Хотя нельзя отрицать тот факт, что давление Вашингтона на Брюссель по поводу принятия тех или иных новоиспечённых членов НАТО в ЕС происходило постоянно. Президенту Франции Жаку Шираку даже пришлось поставить на место президента США Джорджа Буша за явное лоббирование по поводу принятия члена НАТО Турции в ЕС.

А Россия, в это время, несмотря на разруху и на неуправляемость (ну, какая управляемость при президенте-алкоголике?) представляла единственную угрозу планам Вашингтона стать действительно «единственной» и «одиночной сверхдержавой» в мире.

Почему? Да потому, что России достался, «по наследству», ракетно-ядерный потенциал бывшего СССР, ни в чём не уступающему американскому, а даже превосходящий его по некоторым показателям.

И это притом, что ещё и Европа задумала «расшириться», аж до Урала, то есть, намереваясь включить в свой «европейский» боевой арсенал, и российский.

Это представляло, на самом деле, угрозу национальной безопасности США.

Поэтому политика «разделяй и властвуй» была утилизирована Вашингтоном с особой тщательностью, особенно относительно создания «буфера» между ЕС и Россией, чтобы никоим образом не допустить их сближения, мастерски используя при этом идеологическую обработку, как одних, так и других.

Как ни странно, это удалось.

Европа так и не заметила, что в своём «расширении» на Восток она лишь следует по пятам за НАТО, хотя это и противоречило её интересам и целям.

В России, благодаря коррупции, а также абсолютной некомпетентности её чиновников, так и не научились разделять «Запад» на Европу и США, ставя всех в «одну корзину», как в советские времена, хотя лишь третьеклассникам не было понятно различие интересов и намерений США и ЕС в новой геополитической ситуации.

Тем не менее, ЕС ввёл свою европейскую валюту, сильно обидев тем самым США, ввёл «Шенген», что означало единую таможенную политику, а также объявил о намерении создать свою «идентичность по обороне и безопасности», что означало не что иное, как создание своих вооружённых сил, отличных от НАТО.

Это здорово напугало США, хотя московские «аналитики» так и не поняли о чём идёт речь, и продолжали бубнить о «кознях Запада» против России, продолжая ставить знак равенства между ЕС и НАТО (не все, конечно, но большинство, всё-таки).

Это дало возможность Вашингтону, используя своё доминирующее положение в средствах массовой информации, торпедировать процесс принятия Европейской конституции, а также создание единых европейских вооружённых сил.

Правда, для этого пришлось придумать «11 сентября 2001 года», начать «борьбу с терроризмом» во всём мире, наступив для этого на «афганские грабли», изобретать ОМУ в Ираке, а также инициировать «гуманитарные интервенции» в Сербии, Косово, Боснии и Герцеговине.

Как ни странно, сошло.

Европейцы забыли про необходимость создания и укрепления своего детища, ЕС, и ринулись «защитить демократию» в Афганистане, а потом в Ираке, в Югославии, и в других «горячих точках», даже не задумываясь о возможных последствиях.

Для самой Европы, разумеется.

Россия, продолжая видеть «Запад» единым, так и не научившись определить общность и раздельность интересов ЕС и США (которые очень существенны), даже и не попыталась разобраться в том, что происходит, хотя инстинктивно и противилась происходящему.

В итоге, Европейский союз остался при «разбитом корыте»: в сильно «расширенном составе», при, вроде бы, единой европейской валюте, к которой не допускают всех своих членов, при, вроде бы, едином таможенном пространстве, к которому также не допускают всех своих членов, без единой внешней политики, так как решения должны принимать «консенсусом», все 28 членов ЕС вместе, и без единой армии, так как часть членов ЕС является членами НАТО (где балом правит не ЕС, а США, и куда входят и страны-нечлены ЕС, которые, вообще, непонятно кому подчиняются и чьи интересы защищают), а часть членов ЕС – нейтральны.  

И это, не считая того, что США и Канада – вообще никакого отношения к европейскому континенту не имеют, а некоторые члены ЕС (Польша, Румыния) проводят чисто антиевропейскую политику, ориентированную не на интересы ЕС, а на интересы Вашингтона.

И вот, именно в такой момент и случился «украинский кризис».

Он мог бы случиться и в другой стране, не обязательно на Украине, поскольку неспокойных регионов при однополярном мире множество.

Взять ту же Молдавию, или Грузию, или любую постсоветскую республику. Не говоря и о других регионах мира, начиная с Сирии, Египта или Ливии на Ближнем Востоке, и кончая той же Венесуэлой, в Латинской Америке.

События в мире стали происходить с такими темпами и такими непредсказуемыми последствиями, что «одинокая сверхдержава» перестала управлять и контролировать все процессы.

Даже, как стали поговаривать, она «устала» от роли главного арбитра.

Ещё бы!

Ведь, даже сельские жандармы устают от постоянной возни из-за того, что надо всё время наводить порядок среди мирян: известно, что постоянно, кто-то крадёт курицы у соседей, кто-то у кого-то «шарит по карманам», кто-то кому-то по физиономии «звезданёт», кто-то с кем-то разводится и не так делит имущество…  

Как не устать?

А «мировому жандарму» разве легче? Масштабы то, какие!

Разумеется, это стало видно и в Москве, и в Пекине, и в Париже, и в других столицах. И везде стали делать свои прогнозы и продвигать свои сценарии.

А почему нет? Так всегда было, так есть сейчас, и так всегда будет.

С чего взяли, господа, что однополярная система, установившаяся сама по себе, будет вечной?

С чего взяли, что не найдутся другие державы, которые не побоятся поставить под сомнение «право» «одиночной сверхдержавы» трактовать мировые события по своему усмотрению?

Тем более, что «одинокая сверхдержава» не придумала какие-либо новые правила поведения, которым следовало бы придерживаться всем в новой системе международных отношений, а продолжала следовать старым правилам поведения, к тому же, часто сама их нарушая, по «праву сильного», право - которое было присуще и многополярному и биполярному миру.

Естественно, что нашлись такие державы.

Случись это где-нибудь в Азии – это мог бы быть Китай. Но это случилось в Европе, тем более, на постсоветском пространстве, и такой державой оказалась Россия.

Не будем оправдывать Россию за её действия в Крыму, на Украине и на всём постсоветском пространстве в целом. Здесь присутствуют как объективные, так и субъективные моменты, и лишь со временем удастся правильно оценить то, что произошло и что происходит.

Но давайте не будем оправдывать и действия США и НАТО в этом регионе. И, тем более, давайте не будем рассматривать события на постсоветском пространстве, оторванными от остальных процессов, которые происходят во всём мире на протяжении последних 25 лет.

Они взаимосвязаны и взаимозависимы.

Да и последствия будут глобальными, как бы ни старались нас локализовать сейчас лишь рассуждениями о «моральности-аморальности» и «правомерности-неправомерности» крымского референдума и последствиями «санкций» для России, избегая любыми способами дискуссии о проблематике дальнейшего мироустройства, о возможных перераспределениях центров силы и центров влияния в мировой политике, исходя из реальностей сегодняшнего дня, а не вчерашнего.

А реальность такова, что мир перестал быть однополярным.

Реальность такова, что «одинокая сверхдержава» оказалась не в состоянии диктовать и дальше свои условия, поскольку её перестали слушать.

А перестали слушать, поскольку «одинокая сверхдержава» тоже никого не слушает, а нагло пытается править миром, построенным на своих принципах - “Pax Americana”.

При этом, даже не стесняясь того, что кто-то может быть не согласен, или кому-то это не нравится. Ответ один: Fuck the UE, Fuck the Russia, Fuck the China, Fuck … the World!

И вот, настал момент когда необходимо доказать свой статус «одинокой сверхдержавы». То есть, доказать, что, действительно, может Fuck – любого.

А доказать, мягко говоря, нечем.

Военной силы не хватает (даже вместе с НАТО), политическими механизмами не обладает, так как ничего не соорудила, а только использовала старые механизмы, доставшиеся от биполярной системы (СБ ООН, ГА ООН, ОБСЕ), экономических возможностей, как ни странно, тоже не ахти какие, несмотря на кажущуюся «долларовую монополию» и «нефтедолларовую политику».

Остались, правда, некоторые финансовые инструменты (Международный валютный фонд, Мировой банк, рейтинговые компании, фондовый рынок, система SWIFT), а также некоторые другие механизмы мировой финансовой системы, которые целиком контролируются Вашингтоном.

Но и тут «палка о двух концах», так как при слишком ретивом использовании этих инструментов, может, вообще, рухнуть вся «виртуальная финансовая империя США», которая базируется на «бумажном долларе», стоимость которого лишь цена бумаги на которой они печатаются, да типографские расходы.

Никакого золотовалютного покрытия «бумажный доллар» не имеет.

Несомненно, что рухнет и вся система «ценных бумаг казначейства США», так как «одиночная сверхдержава», оказывается, живёт в долг. И если этот долг «попросят» вернуть (а попросят, в этом нет никакого сомнения!), то… - Good Bye Америка!

Вот и приходится просить старушку-Европу, чтоб она поддержала «санкции», которые бы позволили «одинокой сверхдержаве» и дальше «рулить» миром.

Европе, между прочим, это не нравится.

И не только «санкции» не нравятся, но и весь «калабалык» и «кордебалет», который образовался в самом центре Европы, и который может негативно повлиять на все усилия ЕС реформироваться и участвовать, на праве равных, в мировых процессах в условиях зарождающегося многополярного мира.

Европа, как ни странно, оказалась в самой деликатной и далеко не простой ситуации в связи с «украинским кризисом».

Во-первых, потому что идея «расширения» захлебнулась и в ближайшем будущем принять Украину в свои ряды - никто не собирался.

Да, соглашение об ассоциации предполагает особые отношения с теми странами, которые подписывают такие договоры. Но не более.

Поэтому, стать на стороне Вашингтона, у которого на уме лишь стремление втянуть Украину в НАТО, отключить кран «Газпрома» да продать там свой сланцевый газ, Брюсселю не очень сподручно.

Но Брюсселю несподручно и оставлять Украину совсем без поддержки, так как часть украинцев (пять западных областей) на самом деле «не горят желанием» вступать в Таможенный союз, и если загнать туда их силой, то это может привести к затяжной партизанской войне, что абсолютно неприемлемо.

Возможно, именно поэтому Брюссель и настоял на подписании лишь политической части соглашения об ассоциации с Украиной, оставляя вопрос о подписании её экономической части «на потом», дипломатично дав понять Москве, что этот вопрос можно будет обсудить вместе, с тем, чтоб найти взаимоприемлемый вариант для дальнейшего существования Украины в качестве независимого и нейтрального государства.

Во-вторых, в связи с тем, что однополярный мир перестал существовать «де-факто», а Вашингтон и Москва не собираются сдавать свои позиции и холодная война практически снова может начаться, Европе придётся определиться: станет ли ЕС отдельным актором многополярной системы международных отношений, поддерживая политические и экономические отношения со всем миром, или продолжит быть «аппендиксом» евроатлантической политики США, поддерживая во всём Вашингтон, и рискуя тем самым, остаться за «новым железным занавесом», так как такой подход может привести к появлению новой биполярной системы, основу которой составят страны БРИКС и другие развивающиеся страны, с одной стороны, а Вашингтон с ЕС - с другой стороны.

Последнее голосование в ООН по проблеме крымского референдума подтвердило факт раскола стран мира по политическим признакам.

Счёт голосования не 100:11, как считают некоторые, а 100:93, и это наводит на серьёзные размышления.

Разумеется, Россия проиграла этот этап, да и никак не могла его выиграть. Вопрос слишком уж запутанный.

Но то, что и США проиграли эту битву – для многих было неожиданностью. Особенно, если учесть деликатность проблемы, которая ставилась на голосование. И особенно если учесть, что ни одна из стран БРИКС не голосовала за американский проект резолюции.

В-третьих, в условиях, когда в мире появилась группа БРИКС, которая недвусмысленно противится диктату Вашингтона, и которая уже сейчас обладает 25% мировой суши, 40% населения Земли, 25% мирового ВВП и 50% золотовалютного мирового резерва, а к 2050 году имеет тенденции достигнуть до 50% мирового ВВП и до 70% золотовалютного мирового резерва, Европе придётся выбирать между прошлым, настоящим и будущим.

А будущее Европы имеет перспективы лишь при консолидации европейской идеи интеграции, лишь при проведении своей, европейской внешней политики, лишь при наличии своей, европейской армии, которая не зависела бы ни от Вашингтона, ни от Москвы, ни от Пекина, лишь при развитии своих экономических связей с остальным миром исходя из их выгодности и рентабельности, а не из политических догм.

В-четвёртых, Европе необходимо как можно быстрее определиться относительно мировой платёжной системы, так как, в связи с необдуманными «санкциями» введенными Вашингтоном, создание новой системы международных платежей не «за горами».

Все эксперты единодушны, что сегодня единственная настоящая ценность в мире – это нефтедоллар, а страны БРИКС (и не только они!) могут его обрушить, настаивая, к примеру, на оплату за нефть не долларами, а евро, или юанями, или рублями.  

И не только за нефть, но и за газ, а также и за другие товары. Китай, кстати, уже заключил такое соглашение с Германией.

Не исключено, что и Россия начнёт принимать плату за энергоносители в какой-либо другой валюте, кроме доллара, например в евро, что даст возможность европейским странам не пользоваться валютными рынками, что неминуемо приведёт к росту курса евро и снижению стоимости энергоносителей.

А если к этому подключатся и Иран, и Венесуэла, и Боливия и другие производители нефти и газа – это неминуемо приведёт к краху индекса деловой активности Dow Jones и к катастрофической гиперинфляции в США.

В случае если ЕС составит «тандем» с Вашингтоном, то этой же участи, раньше или позже, Европе не миновать.

Если же ЕС станет независимым актором новой многополярной системы международных отношений, то Европе от этого только выиграть.

В-пятых, Европе надо серьёзно подумать о новой системе европейской безопасности, поскольку ОБСЕ не в состояние эти функции обеспечить.

ОБСЕ была задумана ещё во времена биполярного мира, когда любой вопрос в мире решался лишь по согласованию двух сверхдержав, СССР и США. Именно поэтому и включили в Хельсинский процесс не только 33 европейские государства, с двух сторон «баррикад» холодной войны, а также и США и Канаду, поскольку на тот момент они являлись частью (компонентой) евроатлантической системы безопасности Европы.

Однако, после распада СССР, такая логика перестала оправдываться, так как Берлинская стена рухнула и Европа стала стремиться к единению, а не к дальнейшему противостоянию, и присутствие в ОБСЕ США и Канады начало мешать, а не способствовать установлению мира и взаимопониманию на европейском континенте.

Отчасти, от того, что эти страны не европейские, и не до конца понимают специфику межевропейских отношений, а отчасти от того, что их интересы далеко не всегда совпадают  с европейскими интересами.

Это чётко прослеживается практически на протяжение всего «послесоветского периода» европейской истории и Европе необходимо определиться, как быть дальше, если действительно беспокоится о своей безопасности.

Одним вариантом могло бы быть исключение из состава ОБСЕ США и Канады, на основе того, что эти страны не являются европейскими и их присутствие не облегчает межевропейский диалог, а наоборот, усложняет его. При всей кажущейся безумности, эта формула не лишена логики.

Другим вариантом могло бы быть упразднение ОБСЕ, как отжившая себе организация, и передача её функций и полномочий Совету Европы, превратив, таким образом, эту организацию в действительно общеевропейскую, так как сейчас она является лишь «правозащитной» и «местноадминистративной», сузив свою деятельность до минимума по сравнению с первоначальной идеей европейского единства.

Разумеется, в таком случае придётся переосмыслить роль ПАСЕ, Комитета министров и Генерального секретариата этой организации, но это больше техническая часть проблемы, чем политическая.

Тем более, что Европейский союз, при всём нашем уважении к этой организации, не представляет всю Европу, а только какую-то её часть, и говорить от имени всей Европы относительно европейской безопасности у неё явно нет полномочий.

Как бы то ни было, но вопрос обеспечения европейской безопасности – вопрос не праздный, и решать его надо как можно быстрее, исходя из интересов Европы, а не других акторов международных отношений.

Разумеется, главная проблема ЕС сегодня не Украина, а внутренняя, институциональная реорганизация, так как при теперешней формуле, когда любые решения принимаются консенсусом, 28 членами ЕС, в том числе и по таким важнейшим вопросам как внешняя и оборонная политика, то Евросоюзу – не выжить в новых условиях многополярного мира.

События на Украине как раз и подтвердили эту малоприятную перспективу, так как внятной позиции со стороны ЕС так никто и не услышал, хотя и нет сомнения в том, что в Берлине понимают ситуацию не хуже, чем в Вашингтоне.

Нет сомнения и в том, что непосредственное участие ЕС в решении указанного кризиса, возможно, дало бы другие параметры его решения, чем те, которые предлагают Вашингтон и Москва и, которые, изначально являются неприемлемыми, и для одних, и для других.  

Превращение ЕС в самостоятельного актора международных отношений предполагает не только институциональную реорганизацию Евросоюза, но и её качественное и количественное преобразование, так как не все страны-члены ЕС готовы отказаться от своего суверенитета (в первую очередь от своей внешней политики и от своей армии).

Более того, некоторые страны-члены ЕС имеют на своей территории военные базы США (как НАТО-вские, так и вне блока НАТО), что может стать неприемлемым атрибутом для дальнейшего их пребывания в составе ЕС, которая будет иметь свою собственную армию, отличную от НАТО.

США, между прочим, давно беспокоится о будущем НАТО, предвидя, что его перспективы не так уж и реальны, несмотря на пропагандистскую шумиху и пиар-кампании, которые постоянно ведутся в пользу североатлантического блока.

В последнее время Вашингтон усилил свою активность по формированию новых военных альянсов, в том числе в Европе, так как доверие к военно-политическим структурам НАТО, где каждый член имеет право «вето», всё больше и больше теряется. Это связанно и с тем, что за последние годы никак не удаётся принять совместные решения о применении вооружённой силы (случаи с Ираном, Сирией и др.), а так же, из-за опасности реструктуризации ЕС и появления там европейской армии, которая будет отличной от НАТО.

Нет сомнения в том, что если и появится европейская армия, то ЕС, скорее всего, заключит соглашение с НАТО, или с США (если НАТО перестанет функционировать) или с какими-либо другими альянсами под эгидой США, но это будет уже не прямое подчинение Вашингтону, что США абсолютно не нравится.

Тем более, что в зависимости от ситуации и от возможных угроз, ЕС сможет заключить соглашения и с другими странами и военными альянсами (Россией, Китаем и др.), что может не совпадать с интересами США, или даже противоречить им, хотя это и будет отражением именно европейских интересов.

Разумеется, действия России в Крыму насторожили европейские страны, особенно тех, которые граничат с Россией и, на территории которых есть «замороженные» конфликты (Молдавия, Грузия и др.), а также обеспокоило ЕС в целом.

Вместе с тем, как ни странно, это обрадовало Вашингтон, так как появился новый мотив для реанимации уже умирающего НАТО.

Что примечательно, что громче других в поддержку НАТО выступают Польша и Румыния, с которыми у России вообще нет никаких территориальных споров, и где количество «русскоязычных» настолько ничтожное, что бояться того что Россия предпримет какие-либо действия против них – равна нулю.

А если исходить из того, что их «советы» другим странам (в первую очередь Молдавии и Украине), «как быть», и «как поступать» в «случае чего», направлены не на деэскалацию ситуации в регионе, а на её нагнетание, то антиевропейская направленность их внешней политики, а не только антироссийская, становится очевидной, поскольку в выступлениях политиков этих стран преобладают воинственные лозунги, отражающие не столько желание помочь Молдавии и Украине, и не столько призывам Брюсселя деэскалировать обстановку, а наоборот, вовлечению этих стран в пучину гражданских войн, во имя возрождения «Великой Румынии» и «Великой Польши».

Приходится с сожалением констатировать, что и позиция России, направленная на срыв подписания соглашения об ассоциации Молдовы с ЕС, мотивируется якобы «военной направленностью» этого соглашения, которая для России «неприемлема».

С чего взяли в Москве, что соглашение об ассоциации с ЕС имеет «военную направленность»? Где прочитали об этом?

Более того, используется та же риторика, как и в случае с Крымом, о якобы «блокировании» Приднестровья и о якобы каких-то «военных приготовлениях» со стороны Молдавии, хотя этого в принципе невозможно, так как среди молдаван самый маленький процент самоубийц в мире, а воевать с Россией – это чистое самоубийство.

Вряд ли стоит ставить знак равенства между заявления отдельных политиков (как антироссийского, так и пророссийского направления) с официальной позицией властей Молдовы, которые не заинтересованы в эскалации кризисной ситуации в Регионе.

Кроме того, учитывая тот факт, что молдавское общество разделено надвое как по своим мировоззренческим взглядам, так и по своей геополитической ориентации, и к ЕС, и к России, а также исходя из её нейтрального статуса, единственным правильным выходом на данном этапе – это сотрудничество как с ЕС, так и с Россией, добиваясь путём дипломатических переговоров с Москвой и с Брюсселем права подписывать соглашение об ассоциации с ЕС и соглашение об ассоциации с Евразийским союзом.

Разумеется, необходимо найти компромиссный вариант для мирного решения приднестровского конфликта.

Сейчас, на фоне событий на Украине, возможно лучше видится вариант разумной федерализации Молдовы (но, не по плану Козака): автономное Приднестровье и автономная Гагаузия, при общей валюте, общей внешней политике, общих границах и общих воинских контингентов, при сохранении статуса нейтралитета, внеблоковой внешней политики (то есть, ни в коем случае в НАТО, но ни в коем случае в ОДКБ!) а также сохранения тенденций ассоциации Молдовы как с ЕС, так и с Евразийским союзом.

На наш взгляд, это – залог сохранения молдавской государственности.

Возможно, было бы неплохо закрепить нейтральный статус Молдовы через Совбез ООН, хотя, при тех разногласиях, которые существуют сегодня между Россией и США, этот механизм вряд ли скоро станет дееспособным.

В принципе, если анализировать сегодняшние отношения России и США, то создаётся впечатление, что эти две мировые державы сцепились не на жизнь, а на смерть, и готовы нанести друг другу не только экономические «санкции» и «антисанкции», причинив при этом непоправимый ущерб друг-другу.

Они, не пренебрегают, при этом, и «ударами ниже пояса», с целью подрыва имиджа и «снижения рейтинга» противника.

Так, президент Обама позволил себе назвать Россию «региональной державой», вызвав этим недовольство Кремля и страшную радость в Киеве, а может, ещё где-то.

Вряд ли это повышает имидж самих США, которые считают себя СВЕРХМИРОВОЙ ДЕРЖАВОЙ, хотя никак не могут справиться с «региональной» Россией.

Иллюзии иллюзиями, относительно своей сверхдержавности и чей-то региональности, или наоборот, но что будет, если, к примеру, сегодня, 1 апреля, не уточняя, что это «первоапрельская шутка», Россия вдруг объявит:

«В ответ на санкции США против бабушек и дедушек, владельцев кардов Visa и MasterCard и не могущие получить свою пенсию, вводятся санкции против американских астронавтов, находящиеся на международной космической станции МКС. Оплату за доставку им продуктов питания, воды и прочих необходимых аксессуаров – производить только через банк «Россия», только через российские системы платежей и только в рублях. В случае невозможности оплаты – США могут сами доставить своим астронавтам на МКС питание и технику для исследований, а также осуществить их возврат на Землю своими космическими средствами, если таковые у неё имеются».

И что сделает «одинокая сверхдержава», если минимум до 2017 года США не имеют НИКАКИХ ТЕХНИЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ своими космическими средствами доставить на МКС астронавтов и возвращать их оттуда?

Как быть с имиджем «одинокой сверхдержавы», которая даже своих астронавтов не может вернуть с МКС, не говоря о том, что и послать туда их не может? А как же тогда «звёздные войны», которыми они пугали весь мир? А как же «технологический прорыв», а как же «кремниевая долина» и бесчисленные нобелевские премии?

Неужели придётся просить помощь у «региональной» державы? Ведь, на самом деле, больше некому обращаться. Или США оставят своих астронавтов без питания и памперсов на орбите, аж до 2017 года, но выдержат горделивую позу?

Смех смехом, и вряд ли это будет осуществлено, поскольку было бы дуростью, но «вдарить» по слишком уж завышенному само-имиджу «одинокой сверхдержавы», может и стоит, хотя-бы «первоапрельской шуткой», так как мир устал от холодной войны и от бессмысленного противостояния.

Пора бы приступить и к чисто дипломатическим методам ведения межгосударственных отношений, не прибегая к унижениям и ухищрениям.

Не говоря уж о том, что есть огромное количество не только «космических», но и земных дел, по которым необходимо сотрудничать, сотрудничать и ещё раз сотрудничать.

 

Александр Буриан - доктор юридических наук, профессор, директор Института стратегических исследований Европейского университета Молдовы, президент Молдавской Ассоциации междунaродного права

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (3):

nemo
Карма: 5
02.04.2014 00:09, #14819
Вот это действительно реальная оценка ситуации. Пора североамериканскому континенту до дому, до хаты. Загостились они. Поднадоели всем изрядно. Да и засовывание носа в "чужие горшки" никого еще до добра не доводило. Если учесть, что себе, любимым они уж ни в чем не отказывают, а кому другому-"низ-з-зя, это уже слишком. И придется смириться, что они уже далеко не " сверхдержавы", а вовсе и наоборот.
aleks 13x
Карма: 190
02.04.2014 14:12, #14844
Респект автору. Эту бы статью на всех языках и во все пространство, было бы поучительно для всех и для красных и для белых и для других цвето носителей.
ВАК
Карма: 47
02.04.2014 14:56, #14847
Буриан: "События вокруг «украинского кризиса» ещё разворачиваются, оставляя возможность реализации любому сценарию, каким бы невероятным он ни казался..."
Реализовано может быть только то, на что имеется ресурсное обеспечение и тут без математики не обойтись, а юриспруденция только наводит тень на плетень. Но возникает вопрос: что и как считать? Поскольку главным ресурсом является социально активный субъект, то его и следует считать. Доказано, что одновременно в разных странах мира происходит естественная смена парциальных социокультурных поколений. Именно это и вызвало всплеск протестной активности населения стран Азии, Африки, Европы, Америки, России в 2011 году. Остановить естественный процесс невозможно в принципе. Эмоциональное состояние этого поколения (2011-2037) характеризуется как презрение и неприязнь вплоть до ненависти, которое усилено чувством несправедливости и ростом психического напряжения. Ненависть вспыхивает спонтанно. Нормативная численность парциального социокультурного поколения составляет 2/7 от общей численности населения. С учетом психологического "заражения" общая численность протестующих возрастает до 69 процентов всего населения. Одновременно число сторонников действующей власти снижается до 6.25 процентов. По этой причине пала власть КПСС в августе 1991 г. См. также "Динамика самоизменения массового сознания, коллективного поведения и социального взаимодействия населения и власти в 1985-2011 гг. и прогноз на 2012-2037 гг." на cksi.org
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
49.1% Наследницей Российской Империи.
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть