Пробужденный Крым: православная Россия для греков - своя

Специальный корреспондент ИА REX передает из Симферополя
23 марта 2014  12:20 Отправить по email
Печать

ИА REX продолжает совместный проект с политическим каналом KREML.TV, сегодня наш гость - председатель Общества греков села Чернополье, Белогорского района Ирина Зекова.

Ирина Константиновна, сколько человек насчитывает ваша община?

Немного, человек двести. Греки начали возвращаться в Чернополье в конце 1960-х годов. Я сама вернулась только в 1970 году. Люди приезжали, видели свои дома, целые, но там уже жили другие. Нас ведь выселили в августе 1944 года, практически без вещей, все оставили, коров, барашек. Мне тогда 2 года было, нас у мамы пять детей, привезли на станцию Нижнегорская, тогда Сейтлер, и отправили в Пермскую область.

А как и когда ваши предки попали в Крым?

Наши предки четыре века жили под турками. Это было село Корфо-Колимбо во Фракии на границе с Болгарией. Уникальное место, высоко над уровнем моря, я там была в 2008 году, Господь благословил, там не чувствуешь вес своего тела, вот как там комфортно! И я только тогда поняла, насколько тяжело было моим предкам покидать родные дома. Но что делать, закончилась русско-турецкая война 1828-29 года, русские и турки подписали мирный договор, но ни пяди греческой земли не было освобождено. Наших предков спас российский генерал Иван Иванович Дибич-Забалканский, который предложил им переехать в Крым. Община согласилась, забрали с собой все, в Корфо-Колимбо греков и греческого не осталось. И 10 апреля в день Святой Пасхи высадились на берег Феодосии.

Что для вас сегодня значит быть греком?

Для меня это моя жизнь, я не могу быть другой. Я и русская, я и украинка, мы вместе праздники встречаем, приглашаем друг друга в гости. Но я гречанка! Я несу свою культуру, свой праздник, свой обряд. Вы поняли?

Для небольших национальных общин, которые живут в окружении других народов, всегда есть опасность ассимиляции. Что с этим делать?

Сейчас самое страшное для сохранения нашей идентичности - это межнациональные браки. Село наше до 1944 года (называлось Карачоль) было сугубо греческим поселением. Иногда русские или украинские парни влюблялись в наших гречанок, женились на них, растили детей. Язык учили и песни. Однако парень-грек не имел право взять в жены не гречанку. Им запрещалось. В районе Старого Крыма было пять селений, парень мог поехать туда за женой. Говорили так: если мама была гречанка - дети обязательно будут греки. Потому что она его родила, она его кормила грудью, она ему пела песни на родном языке. Оно ползает по полу, а мама с ним разговаривает по-гречески. Но не заставляет. Мы, дети, могли нашу маму спросить о чем-то по-русски, она никогда не требовала, чтобы вопрос повторили по-гречески. Как говорила наша бабушка: придет время, и дети сами заговорят на фракийском.

Как вам жилось под властью Украины все эти 23 года?

У нас был мощный колхоз, все было хорошо. Мы много работали, держали дома большое хозяйство, три коровы, барашки, утки, куры. Но нас лишили средств, колхоз умер, и сегодня нет работы никакой, а было семьсот работающих! Сейчас на Южный берег едут люди, работают пять-шесть месяцев, но денег не хватает, чтобы остальные полгода кушать и детей кормить.

Крым воссоединился с Россией. Что будет дальше?

Я очень рада, что такой исход вышел мирной крымской революции. Мы, греки, народ православный. Я могу кушать плохо, одеваться плохо, в хате пусть будет холодно, но я хочу, чтобы мне было спокойно на душе. Чтобы никто не покушался на нашу веру, на нашу свободу. И, конечно, православная Россия нам своя. Мы голосовали на референдуме за Россию. Как только увидели в Симферополе на площади российский триколор, то тяжесть вся ушла. Мы поняли, что в нашем крымском доме все будет хорошо, потому что этого не только люди хотели, но этого хотел и Господь. По воле Божьей у нас не пролилась ни капля крови в нашу мирную революцию. 

Сейчас в Крыму приступили к разработке новой Конституции. Что в ней должно быть?

Я думаю, наши руководители республики понимают, что на крымской земле проживают разные народы. Поэтому Крым должен быть для всех одинаковым. И для татар, и для армян, и для немцев, и для греков, и для караимов, и для русских с украинцами. Все нации, которые живут в Крыму, пусть их всего десять человек будет в нации, им всем должно быть комфортно. И ни о какой национальной автономии речи быть не должно! Смотрите, три языка предлагается официальных - русский, украинский, крымскотатарский. Ну что еще надо? Греки такая нация, что никогда не сделает плохо соседу, с которым живет. В нашем поселке мы живем вместе мирно. Те же крымские татары, их дети, интересуются греческой культурой. Мы отправляем ежегодно своих детей в Грецию в православный лагерь. Сказали нашему покровителю, греческому архимандриту Нектарию, давайте возьмем и татарских детей. Они танцуют наши греческие танцы, ходят на уроки греческого языка, наши дети играют на улицах вместе. Он согласился, и мы возили крымскотатарских и греческих детей в Грецию.

Тогда позвольте последний вопрос. Православная Греция, как член Евросоюза, не поддержала крымский референдум. Как вы к этому относитесь?

А я не думаю, что она не поддержала. Может быть, они так говорят у себя по телевидению, но я этого не почувствовала. У нас много в Греции родных, друзей, знакомых. Они нам ничего плохого не говорят. Сказали только - так распорядился Бог.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
Видео партнёров

"БизнесВектор": сыр

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть