Украинский вопрос для современной России

Начинать надо с себя
12 марта 2014  13:39 Отправить по email
Печать

Крымское сопротивление «временному правительству» Верховной Рады помогло остановить провальное для России развитие событий на Украине.

После казавшихся успешными для нас срыва Вильнюсского саммита Восточного партнерства, где В.Ф.Янукович так и не подписал соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом, и заключения «большой сделки» о выделении Киеву кредитов и снижении цены на газ вкупе с подписанием десятка соглашений о развитии двустороннего сотрудничества положение на Украине резко повернулась в негативную для России сторону. «Оранжево-коричневый» протест вылился в правительственный, а затем и в общеполитический кризис, легитимный президент вынужден был бежать, центральная власть перешла  к Верховной Раде, которая сформировала новое правительство с участием представителей нацистских группировок. Реальные очертания стал приобретать призрак повторения на Украине прибалтийского сценария с перспективой создания сегрегационного русофобского режима.

Именно активное и даже определяющее участие в митингах хорошо организованных и подготовленных нацистов, имеющих ячейки не только на западе страны, но и в восточных областях, является качественным отличием событий 2014 года от 2004 года. Эти боевики отличаются проработанной идеологией (за порядок, великую Украину для украинцев, традиционные ценности, против коррупции, ЛГБТ и пр.), готовы драться и воевать за идею. В условиях невысокого уровня жизни на Украине нацистский режим может оказаться вполне устойчивым. Причем «оранжевым» не стоит питать иллюзий, что они смогут держать «коричневых» под контролем: в конце пути либерал фашисту не товарищ.

Хочешь мира…

Для России такой сценарий на Украине крайне нежелателен не только потому, что нацизм это плохо вообще, а еще и потому, что украинский нацизм носит русофобский и экспансионистский характер с посягательствами на Кубань и ряд других российских территорий. Кстати, при всей противоестественности мысли о конфликте между Россией и Украиной случаи, когда Северная и Южная Русь оказывались по разные стороны, это как минимум Смута в 17-м веке, Северная война в 18-м и Гражданская война в 20-м.

Проблема заключается в том, что история, пожалуй, не знает примеров мирного отстранения нацистов от власти (вот примеры их прихода к власти демократическим путем известны хорошо). И поэтому наблюдаемый вариант силового противостояния на Украине, где Россия оппонирует, естественно, вовсе не украинскому народу, а Западу как своему извечному геополитическому сопернику, выглядит вполне оправданным. Кстати, на фоне незаконного провозглашения независимости Косово и целой череды войн западных государств против третьих стран за последние полтора десятка лет российские действия по самозащите пока выглядят верхом миролюбия.

Главным вопросом остается – кто возьмет верх на Юго-Востоке страны? Отстояв себя, этот регион получит возможность политического торга о власти в Киеве, а, значит, и во всей Украине. Для России же это возможность хотя бы частично обеспечить свои интересы.

Условие победы

Как и в любом другом конфликте, победит в нем тот, кто будет готов идти до конца. Для России это значит максимально завысить ставки.

Запад, например, вряд ли решится на прямое военное столкновение с Россией: во-первых, из-за российского стратегического ядерного потенциала; во-вторых, из-за неготовности, в т.ч. ментально, к крупной традиционной войне в Европе; в-третьих, западные лидеры прекрасно отдают себе отчет в том, что и против кого они делают, поддерживая майдан (знает кошка, чью сметану съела). Поэтому Запад скорее ограничится политико-дипломатическими и экономическими мерами, а также направлением боевиков и наемников.

Наши козыри (первые два временные): В.Ф.Янукович как законный президент и верховный главнокомандующий Украины, легитимирующий наши действия; фактор «внезапности» (для того, чтобы перейти даже к гипотетическим военным действиям Западу требуется время, чтобы физически подтянуть войска и сформировать оперативную группировку); и главное – близость ядра российской территории и военного потенциала, позволяющего за счет регионального преимущества нейтрализовывать желание других стран повоевать с Россией.

Программа-минимум – это Крым. Вполне можно ожидать, что на референдуме 16 марта АРК проголосует за самоопределение, что в принципиальном плане закроет для нас вопрос о судьбе Черноморского флота и даже гипотетического вступления Украины в НАТО (ведь альянс вряд ли признает результаты референдума, а наличие территориальных проблем с соседями не способствует обретению членства в блоке).

Программа-максимум – политическая победа Юго-Востока Украины как в составе единой страны, так и отдельно от нее. В принципе, достаточен был бы вариант политического компромисса между В.Ф.Януковичем и Верховной Радой на основе договоренностей от 21 февраля и согласованное проведение президентских выборов. В этом случае потребуется не только сильный кандидат от Юго-Востока Украины, но и нейтрализация традиционно прозападной деятельности миссии БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами (в частности, за счет выдвижения принципиальным условием ее развертывания включения в руководство миссии представителей российской стороны, желательно из депутатского корпуса, и/или организации совместного мониторинга ОБСЕ и СНГ).

В среднесрочной перспективе следует использовать для дискредитации нынешней власти Верховной Рады ожидаемое ухудшение экономической ситуации на Украине. И обусловить нашу помощь Юго-Востоку страны лояльностью региональной элиты.

Сильный ход, который, кстати, используют и украинские нацисты, чтобы расположить к себе людей, - деолигархизация и декоррупционизация экономики. Проще говоря, самое уязвимое место украинского олигарха – это его предприятия на Юго-Востоке и генерируемые ими финансовые потоки.

И последнее, но не менее важное, чем все предыдущее. Приоритет – это информационная война, подкрепляемая реальными фактами успеха.

Немного об ответственности или экскурс в недавнюю историю

Прошлого не воротишь, но из него стоит сделать выводы на будущее. Трезво смотря на вещи, следует признать, что нынешний кризис на Украине Россия спровоцировала сама. В частности, нам вовсе не обязательно было так активно препятствовать подписанию Киевом соглашения об ассоциации с Евросоюзом и спасать то ли Украину от ЕС, то ли ЕС от Украины.

Во-первых, при всех очевидных минусах для украинской экономики и негативных последствиях для России ассоциация с Евросоюзом – еще вовсе не членство, и отказаться от него – при наличии политической воли – все же легче, чем отменить вступление в ЕС (которое Брюссель Киеву даже не обещал). Может быть, это непросто, но реально.

Во-вторых, невозможно осчастливить людей насильно. Это аксиома. Миф о «светлом европейском будущем» на Украине глубоко укоренен среди «западенцев», бывших в относительно далеком прошлом подданными Австро-Венгрии, а теперь ездящих в Европу на заработки или живущих от приграничной торговли; киевской интеллигенции, не верящей в способность своего государства и народа самостоятельно изменить жизнь к лучшему; и украинских олигархов, в т.ч. Восточной Украины, стремящихся пошире открыть для своего экспорта европейские рынки.

Рациональными аргументами бороться с мифами бесполезно. Да, ассоциация с ЕС – это путь к колониальному подчинению: Европе не нужны конкуренты, а нужны рынки сбыта. Поэтому эта перспектива для Украины однозначна – дальнейшая деиндустриализация и технологическое обеднение при сохранении части горно-металлургического комплекса, базового сельского хозяйства (зерновые, рапс на биодизель) и Киева как финансового центра, перекачивающего собранную «дань» на Запад. Правда, компрадорская буржуазия и «оранжевые» журналисты были бы счастливы.

И даже такой, малопривлекательный по факту, миф – для его искоренения – надо было дать прожить. Надо было дать Украине прочувствовать, что это такое. Тогда и контрпропаганда пошла бы эффективнее.

Для того чтобы добиться желаемого, не всегда надо идти напролом. Иногда – наоборот, надо быть гибким, и даже уступить. Как разыграть гамбит в шахматах. Дзюдо, где сила противника используется против него самого, тоже хороший пример. Ассоциация Украины с Евросоюзом даже на 5-10-15 лет с исторической точки зрения – ничто.

И, в-третьих, на Украине как в любой другой стране плохо воспринимают вмешательство во внутренние дела и поучения, особенно со стороны России. Наше дело – высказать свою позицию и предложить альтернативу. Дело украинского руководства – почувствовать ответственность своих решений.

Работа над ошибками

К сожалению, вместо тактической хитрости мы многие годы использовали метод кулуарных договоренностей с украинским руководством: российские деньги в обмен на украинские слова (не дела!) о дружбе. Пагубность этого подхода очевидна, но если вкратце: дружбу нельзя купить. «Дружба» за деньги – вовсе никакая не дружба.

Нет, конечно, в международных отношениях довольно распространены отношения «сюзерен-вассал», предполагающие определенную финансовую подпитку. Но, во-первых, хотелось бы видеть, за что мы давали такие деньги. А во-вторых, отношения России и Украины достойны более крепкого фундамента в виде реальных, а не декларативных стратегических интересов. Например, как с Белоруссией, с которой у нас и военный союз, и политическое взаимодействие, и много чего еще, а с Украиной только общие почти для всего СНГ безвизовый режим и зона свободной торговли. Однако о таких интересах с нынешней, да и с прежней украинской верхушкой говорить бесполезно (все ее деньги на Западе) и бессмысленно (все равно обманут).

Кстати, методом личных договоренностей с кланово-олигархическими властными группировками мы злоупотребляем не только на Украине, но и в других странах СНГ. Если не учитывать настроения масс, легко оказаться в роли внешней силы, поддерживающей «антинародный режим», со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для России. Например, на Украине люди вышли на Майдан еще и против коррупционного правления В.Ф.Януковича, которого «оранжевая» пропаганда охотно ассоциировала с российским влиянием, – что не так,
но нам-то от этого не легче.

Сказка о военной тайне

Список причин наших неудач на Украине как объективных, так и субъективных продолжать можно долго. Но есть среди них самая главная, даже фундаментальная. Внешняя политика, как говорил классик, есть продолжение внутренней. А внутри у нас еще слишком много проблем. И образ современной России – с громадным социальным расслоением, коррупцией, слабым качественным экономическим развитием – не является очень привлекательным для наших соседей. Не все в состоянии понять, что Россия все еще находится в сложном положении, и тем более ждать, когда она из него выйдет (а много кто этого и вовсе не хочет).

В принципе, для того, чтобы привлечь наших сторонников, не столь важно показать конечный результат. Но нужна хотя бы четкая демонстрация движения в правильном направлении.

Решение начинается с постановки задачи

Начинать надо с себя (на этом строится пресловутая «мягкая сила»), и при этом надо четко сформулировать, какой мы хотим видеть Украину. Скажем, это могла бы быть «Белоруссия-2»: суверенная, но дружественная России страна с официальным статусом русского языка и общим взглядом на историю, член ОДКБ, Таможенного союза и пр.

Такой вариант возможен, только если Украина будет по-настоящему демократическим государством, где правящая партия будет следовать своим обещаниям перед восточноукраинскими избирателями, составляющими на Украине большинство. Однако «Партия регионов» в своем нынешнем виде для этого не пригодна – она выражает интересы олигархов, а не людей. И Юго-Восток до сих пор слишком дезорганизован и пассивен перед лицом Галичины. По сути, пророссийский элемент на Украине есть, а реального инструмента влияния нет.

Альтернативная стратегическая линия

Соответственно, в нашем распоряжении сейчас только собственные решения и действия. Это наш «неубиваемый» плацдарм. И в стратегическом плане стоит действовать следующим образом.

1. Мыслить в национальных интересах России. Говоря о том, что без Украины Россия не способна воссоздать евразийскую империю, З.Бжезинский сильно переоценил важность нашего соседа. Но из-за этого тезиса каждый украинский переговорщик ожидает, что Москва-то всегда пойдет Украине на уступки. Реальность же выглядит иначе: уж Россия без Украины как раз выживет (и не такое бывало), а вот Украина без России – вряд ли.

2. Правильно мотивировать и ориентировать украинскую элиту – как пророссийскую, так и прозападую. Хорошо, что сейчас уже не вспоминают тезис времен «оранжевой» революции, что Россия будет работать с любым руководством Украины. С О.Я.Тягнибоком и ему подобными мы работать не будем. Не надо дезориентировать наших друзей: Россия будет работать только с таким руководством Украины, которое будет учитывать российские интересы. И это – нормальная позиция для уважающей себя страны.

3. В переговорном плане не соглашаться на «пакетные сделки», особенно связанные с деньгами. Типа харьковского соглашения 2010 г. о продлении базирования Черноморского флота России в Севастополе до 2042 года в обмен на скидку к цене на газ или осенних договоренностей об отказе Украины подписать соглашение с ЕС в обмен на финансовую поддержку. Дело в том, что в каждом конкретном вопросе российская позиция сильнее украинской. Поэтому России выгоднее прямой обмен: деньги на деньги, безопасность на безопасность, политика на политику.

4. Системно применять экономические стимулы, не привязываясь к конкретным украинским деятелям. У Украины в отношении России есть два базовых экономических интереса – низкие цены на газ и доступ на российский рынок. Правильной была позиция, что скидка к цене на газ возможна только при условии вступления Украины в Таможенный союз (хотя для того, чтобы ТС окреп, с этим можно не торопиться). Интеграция должна быть добровольной, но ее надо стимулировать и поддерживать.

Что касается доступа на рынок, то тут несколько сложнее. Между Россией и Украиной с 1994 г. действовало двустороннее межправсоглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ). В 2011 г. этот режим был закреплен многосторонним Договором о ЗСТ в СНГ. Подвох же в том, что при открытом рынке для украинских товаров, у Украины не возникает заинтересованности в развитии отношений с Россией. У нее уже есть все, что ей было нужно (кстати, украинцы этого даже не скрывают). А вот в сближении с Евросоюзом у Киева заинтересованность есть, поскольку ЕС так просто украинскую продукцию к себе не пускает. Есть европейская перспектива, что можно выторговать себе какие-нибудь уступки.

России нужно восстановить себе свободу действий в отношении украинского импорта, номенклатура которого намного шире, чем может охватить Россельхознадзор. Мы не должны экономически поддерживать страну, проводящую русофобскую политику. Лучше позаботиться о собственном производителе. В идеале мы должны были еще при В.А.Ющенко в инициативном порядке ужесточить условия доступа украинских товаров на российский рынок до эвфемистического «режима наибольшего благоприятствования», де-факто отменяющего льготные условия для Украины. Единственное исключение стоит сделать для комплектующих и иной машиностроительной продукции – для сохранения технологических цепочек с российскими производителями.

В таком случае у Украины возник бы стимул для пророссийского вектора интеграции. При этом возможные ответные меры были бы не столь эффективны – в структуре нашего экспорта на Украину преобладает сырье, в основном энергоресурсы, заместить которые сложно.

5. Активнее использовать законодательную деятельность в сфере внешней политики для официализации нужных сигналов и создания информационных поводов. Например, наш парламент мог бы разработать и принять закон о защитных действиях российской стороны в случае вступления наших ближайших соседей в НАТО или в Евросоюз. Во-первых, это звучит весомее, чем отдельные политические заявления. Во-вторых, закон организует и систематизирует работу исполнительной власти. В-третьих, это повышает прогнозируемость и транспарентность наших решений, уверенность в них.

Например, на случай вступления Украины в НАТО можно было бы законодательно закрепить автоматическую отмену безвизового режима с Украиной, как это в свое время и заявлялось. Кстати, в случае с визами зависимость Украины от России практически односторонняя – из России в основном едут туристы (с деньгами), а с Украины – на заработки (за деньгами).

Вместо заключения

Худшее, что мы можем сделать в ближайшее время, – просто раздать деньги Восточной Украине. Не отрицая важность этого фактора, людей все же надо мотивировать идеологически. Даже в наше время товарищ Артем (настоящее имя – Сергеев Федор Андреевич, основатель Донецко-Криворожской республики в начале 1918 г.) стоил бы десятка, если не сотни, политтехнологов.

 

Денис Степанов - эксперт в области международных отношений (Москва)

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Вернёт Россия в 2021 году имущество и активы СССР согласно статьи 67.1 новой Конституции?
44.9% Кто же ей даст
Позиции России в мире за 2020 год:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть