Дело Игнатьева: финишная прямая

21 января 2014  13:00 Отправить по email
Печать

Нет, ни суд, ни исполком Казани пока еще не приняли такого решения, которое позволило бы дело Николая Игнатьева считать завершенным. И о чем можно вести речь, если судья Владимир Морозов с подачи прокуратуры и Управления жилищной политики исполкома Казани фактически семье Ирека Каюмова, а вовсе не Игнатьеву решил выделить трехкомнатную квартиру на втором этаже. С подселением безногого инвалида, причем без его жены, осуществляющей за своим мужем постоянный внешний уход.

17 января 2013 года «выстрелил» собкор Новой газеты Борис Бронштейн, а 20 января 2013 г. очередной процесс по делу Игнатьева фиксировала съемочная группа федерального телеканала. И что, в самом деле, может помочь разрешению квартирного вопроса Игнатьева, как не транспарентность, достигаемая освещением его, прямо скажем, дурно пахнущего, дела?

Итак, 20 января судья Кировского районного суда Казани Андрей Андреев приступил к рассмотрению «крайне сложного» иска инвалида I группы Николая Игнатьева. Инвалид обратился в суд с требованием признать, что сын бывшей его сожительницы, по сути, совершенно посторонний для него человек – Ирек Каюмов и его дочь не приобрели право пользования муниципальной квартирой, нанимателем которой является Игнатьев.

Поскольку судебное заседание проходило на недоступном безногому инвалиду 2-ом этаже, его интересы представляли автор этих строк и супруга истца – Гюльнара Зиннатуллина. Выяснить точку зрения наймодателя – Комитета ЖКХ исполкома Казани не удалось, так как его представитель отсутствовал (по уважительной, как выяснилось, причине). К счастью, рассмотрение незамысловатого иска Игнатьева судья Андреев перенес на 22 января 2013 и, следовательно, представитель Комитета еще успеет высказать свое отношение к этому иску.

Думаю, что судья Андреев поступил разумно, решив на пару дней отложить рассмотрение иска Игнатьева. На его месте подобным образом мог поступить любой другой судья. В самом деле, разве, вынося столь ответственное решение, не следовало посоветоваться со старшими товарищами? Об ответственности возможного решения судьи Андреева говорю совершенно серьезно. Ведь если иск Игнатьева будет удовлетворен, появится основание и для пересмотра бесчеловечного решения судьи Морозова о фактическом предоставлении Каюмовым трехкомнатной квартиры на втором этаже с подселением безногого инвалида.

На мой – эксперта по вопросам ЖКХ взгляд – дело Игнатьева и выеденного яйца не стоит. Впрочем, об этом судить читателю. Напомню, что 18 ноября 2011 года судья Эдуард Каминский принял чрезвычайно «обоснованное» и абсолютно «законное» решение, постановив г-на Каюмова вместе с его новорожденной дочерью (но без ее кормящей матери) вселить в квартиру Игнатьева. И выселить из нее законную супругу инвалида, прожившую с ним почти два десятилетия, подумать только, без санкции г-на Каюмова!

Действительно, в соответствии с ЖК РФ право пользования муниципальным жилым помещением возникает у граждан не иначе как на основании договора социального найма. А вовсе не по решению суда. Он, конечно, вправе был обязать собственника совершить те или иные действия, предусмотренные ст. 30 ЖК РФ. Но не обязал. Как это следует из ст. 61 ЖК РФ, пользование муниципальным жилым помещением осуществляется в соответствии с договором социального найма. А поскольку наймодатель – Комитет ЖКХ исполкома Казани такой договор с г-ном Каюмовым не заключил, у него и не могло появиться право пользования квартирой Игнатьева. Заметим, что своим решением судья Каминский отказал г-ну Каюмову в его требовании заключить с ним отдельный договор.

А экс-руководитель исполкома Казани – ныне первый вице-премьер правительства Татарии Алексей Песошин отказался удовлетворить мою – председателя Общественного совета по вопросам развития городского хозяйства Казани – просьбу оформить договор социального найма с Игнатьевым. Да, конечно, исполком обязан был эту просьбу удовлетворить, но он отказался это сделать, к чему и суд, и прокуратура отнеслись с пониманием.

Между тем, понять всю эту, извините, шайку-лейку не так уж и трудно. Весь фокус в том, что заключить с г-ном Каюмовым отдельный договор исполком не может, поскольку это, напомню, запретил судья Каминский, а включить Каюмовых в договор с Игнатьевым – нанимателем спорной квартиры не позволяет ст. 69 ЖК РФ, в соответствии с которой в договор с нанимателем можно включать только членов его семьи.

В соответствии с п. 1 этой статьи к членам семьи нанимателя муниципального жилого помещения относятся проживающие совместно с ним супруг, а также дети и родители нанимателя. Что же касается г-на Каюмова, то он членом семьи нанимателя спорной квартиры никогда не был. Да, другие родственники и нетрудоспособные иждивенцы могут быть признаны членами семьи нанимателя муниципального жилого помещения, если вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.В исключительных случаях они могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения в судебном порядке.

Но вот ведь какая беда: судья Гульчачак Хамитова не признала г-на Каюмова членом семьи Игнатьева. Правда, судья Каминский нафантазировал, что Игнатьев вселил-таки сожительницу с ее – в ту пору несовершеннолетним чадом в спорную квартиру. Но Игнатьев, увы, сделать этого не мог в принципе. Иначе он нарушил бы ст. 54 ЖК РСФСР. А Николай – человек законопослушный.

Допустим, однако, что сожительница Игнатьева, оставив собственный дом, все же переехала к Игнатьеву на ПМЖ. Но и этот довод не может послужить законным основанием для отказа Игнатьеву в удовлетворении его иска. Да, судьи, как правило, не слишком хорошо ориентируются в жилищных правоотношениях. Не стал исключением и г-н Каминский. Он определенно не учел п. 4 ст. 69 ЖК РФ, в соответствии с которым за бывшим членом семьи нанимателя сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи. Но только в том случае, если бывший член семьи нанимателя продолжает проживать в его квартире.

А г-н Каюмов, в 1991 году по малолетке отбывший в места не столь отдаленные, в квартире Игнатьева больше никогда не проживал. Правда, в 1995 году он все же получил постоянную регистрацию по адресу спорной квартиры, однако Игнатьев на это согласие г-ну Каюмову не давал. И с какой стати он, поселив у себя женщину, с которой затем оформил отношения, стал бы регистрировать в своей квартире сына бывшей сожительницы? И не факт, что такое разрешение Каюмову – собственнику жилья, доставшегося ему по наследству от умершей матери, дал наймодатель.

Когда на суде г-н Каюмов заявил о том, что целью Игнатьева якобы является переселение благоустроенной муниципальной квартиры, автор этих строк, решив опровергнуть эти измышления, заявил ходатайство о приобщении к материалам дела своего факса на имя и. о. руководителя исполкома Казани Дениса Калинкина. Однако судья Андреев, сконцентрировавший на мне свое внимание за тем, чтобы участники процесса соблюдали процессуальный закон, в удовлетворении заявленного ходатайства отказал. Он посчитал, что этот факс не имеет отношения к делу, тем более что нет подтверждения его отправки адресату.

Подлинность моего – представителя Игнатьева обращения к руководству Казани у суда не должна была вызвать сомнений, а представленный мной документ судья мог бы принять в качестве письменного объяснения, опровергающего упомянутое измышление г-на Каюмова. потому что в факсе было указано, что главным условием улучшения своих жилищных условий мой доверитель считает свободу от г-на Каюмова. Когда в судебном заседании в камеру 5-го федерального канала автор этих строк заявил, что не считает лояльным суд, лоббирующий, как мне представляется, интересы г-на Каюмова, судья Андреев объявил мне замечание. Ну, что же, это не такая уж высокая цена за справедливость.

Надеюсь, что 5-ый канал включит в подготавливаемый им сюжет репортаж об одиночном пикете, который Игнатьев провел у здания Кировского районного суда Казани. И покажет транспарант, на котором было написано: «Я – безногий инвалид Николай Игнатьев – живу со своей законной супругой Гюльнарой Зиннатуллиной в правовом государстве. А хотел бы жить с ней в одной квартире. На первом этаже. И без посторонних». Мне позвонила продюсер программы «Город» местной телекомпании «Эфир» Елена Чередина. Она, казалось бы, заинтересовалась пикетом. И даже пообещала прислать съемочную группу. Но не прислала. И понять ее  нетрудно. В самом деле, стоит ли «Эфиру» портить отношения с исполком Казани из-за какого-то там инвалида? А я в следующий раз подумаю, стоит ли обращаться к столь робкому СМИ.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть