Что удалось Екатеринбургу и почему поленилась Москва: о выборах мэра

Победа Евгения Ройзмана и проигрыш Алексея Навального наглядно показали: путь из грязи в князи лежит через тернии и долгие годы, а не через соцсети.
9 сентября 2013  15:20 Отправить по email
Печать

Свершившаяся победа (пока ещё не объявленная официально, но уже подсчитанная) главы фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана и проигрыш оппозиционера Алексея Навального (также пока ещё не официальный, но подсчитанный) наглядно показали: путь из грязи в князи лежит через тернии и долгие годы, а не через соцсети.

Несмотря на заранее подогреваемый интерес к выборам 8 сентября по всей стране, явка оказалась достаточно низкой: даже в политически активной Москве она составила 32,7%, а в регионах и того меньше. Явка теперь является фактором, позволяющим проигравшим говорить о том, что «будь на участках больше людей, мы бы победили».

Вместе с тем, в той же Москве на выборах мэра всё прошло достаточно тихо и спокойно. Вероятно, причиной этому стал уже полученный опыт ТИКов и УИКов, КОИБы (урны с электронным сканером, позволяющим автоматически подсчитать голоса избирателей), система веб-наблюдений, а также отсутствие открепительных удостоверений (и, как следствие, невозможность провести т.н. «карусели», когда группа граждан с открепительными удостоверениями ездит по нескольким участкам и голосует скопом).

Нельзя сказать о тишине в Екатеринбурге. Пожалуй, именно там разгорелась схватка не на жизнь, а буквально на смерть. Главными соперниками стали глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман и единорос Яков Силин. Оба кандидата понимали, что борьба будет непростой. Главным «чёрнопиарным» ходом против Ройзмана стала распространяющаяся с утра в день выборов информация о том, что он снят с этих самых выборов. Основным способом информации стало расклеивание и разбрасывание в почтовые ящики листовок, в которых говорилось о снятии кандидата Ройзмана с выборов в связи с судимостью, ниже была подпись и печать, сделанные якобы представителями городского избирательного комитета. Люди, которые уже видели эту листовку, говорят о том, что сделана она была очень профессионально и практически неотличима от официальной бумаги. Несмотря на это, жители города всё равно пошли на выборы: тот же Ройзман неоднократно предупреждал о возможности провокаций.

Жители столицы России понимали, что основная борьба будет идти между врио мэра Сергеем Собяниным и оппозиционером Алексеем Навальным. Как и на президентских выборах, представители системных партий фактически играли роль статистов: по сути, свой прогнозируемый процент, состоящий из идеологически верных сторонников и протестного голосования («ни за Собянина, ни за Навального») получил лишь Иван Мельников из КПРФ да всё так же выезжающий на протестной риторике Сергей Митрохин. Михаил Дегтярёв из ЛДПР и «справорос» Николай Левичев получили менее 3% голосов избирателей.

Конечно, можно сетовать на что угодно, и каждый из столичных кандидатов может сказать о том, что «недобрал». Однако здесь стоит отметить тот факт, что на активность избирателей, помимо всего прочего, влияет также и агитация. По сути, Собянин избрал тактику, практикуемую властью в течение последних лет («не буду ничего проводить, пусть избиратели меня оценивают по делам, а не по агитации»). Навальный же достаточно активно провёл период агитации: ездил по районам Москвы с выступлениями, а на одном из них, самом многочисленном, был прекрасно срежиссирован сценарий задержания Навального, который сошёл прямо со сцены в автозак (сразу после прибытия в участок и устной беседы Навального отпустили). Кто здесь мог расчитывать на больший процент, говорить сложно, однако сегодня факт усталости москвичей от политики — налицо.

Вместе с тем, победа Собянина является одним из главных тревожных звоночков действующей власти, и этот звоночек срочнейшим образом должен превратиться в набат.

Следует понимать, что Собянин, при всём своём олицетворении власти (не помогло даже примечание о том, что Собянин — единственный из всех кандидатов, — самовыдвиженец), набрал именно тот процент голосов, который реально отображает поддержку курса нынешних властей — по крайней мере, в Москве. Маленький порожек менее чем в полтора процента — это хождение по тонкому льду, и властям необходимо срочное переформатирование если не имиджа власти и правящей партии, то хотя бы перетряска кадров. Главный вывод выборов в Москве для властей должен также состоять в том, что уже на следующих выборах эти полтора и более процента могут сыграть решающую роль. Учитывая традиционные проблемы в стране в целом и возрастающее недовольство тех же москвичей, не исключено, что следующие выборы (не важно, чего и кого) могут либо выбить правящий стул из-под «Единой России», либо сделать выборы президента или мэра в два тура, а вот там ситуация будет уже совсем иная, нежели на старте.

Какие выводы может сделать оппозиция? Прежде всего, о недостаточности мобилизационной активности. Даже если допустить, что весь электорат оппозиции в воскресенье пришёл на участки, то они имеют максимальный результат, а 27% для людей, заявляющих о том, что они тут власть, явно несерьёзная цифра.

Выборы мэра Москвы наглядно показывают то, о чём сторонникам Болотной площади говорили ещё два года назад: аудитория социальных сетей и поклонники лайков — это ещё не электорат, а лишь кружкок по интересам, для реальной политики необходим серьёзный уровень политической работы.

Эта работа должна вестись не только на уровне политики (в которой, учитывая имидж Координационного Совета оппозиции, не без огрехов), но и на уровне социальных баз, экономики, общественных проблем, и так далее. До этого мы видели лишь серию изрядно поднадоевших всем разоблачений и обвинений, но мало реальной работы. В пользу того же Навального играет создание им таких проектов, как РосЯма и РосЖКХ, но и только. Пост мэра — это реальная, осязаемая работа, а не написание разоблачений, и это важно понимать, создавать свою команду, делать всё, чтобы дать понять, что кандидат является крепким хозяйственником. Оппозиция сделала всё, чтобы сделать разграничение: с одной стороны они, т.н. городская интеллигенция, с другой — хозяйственник Собянин, и для последнего даже не нужно было прилагать усилий, чтобы создать эту черту, которая прибавляет ему предвыборных очков и доверия в глазах, например бюджетников и военных. Таким образом, у оппозиции на сегодня отсутствует реальная повестка дня, оппозиция не может бороться по всем фронтам, а это в политической борьбе главное — иначе смысла в этой борьбе нет вовсе.

Пример Евгения Ройзмана в Екатеринбурге может стать для оппозиции наглядным примером. Не являясь сторонником какой-либо одной политической партии и силы (баллотируясь, впрочем, от «Гражданской платформы» Михаила Прохорова), Ройзман реально победил, хоть и с совсем небольшим отрывом, несмотря на заявляемое его сторонниками давление со стороны властей. Что примечательно, очень многие политически сознательные граждане либеральных взглядов восприняли победу Ройзмана крайне негативно, обзывая его чуть ли не «фашистом» и «ксенофобом», что лишь демонстрирует отсутствие поддержки Ройзмана либеральным контингентом. Вместе с тем, очень часто Ройзман ассоциируется у многих именно с либеральным фронтом. Получается замкнутый круг, где непонятно, чьих же всё-таки будет глава фонда «Город без наркотиков».

А между тем, погрязая в очередной политической разборке и окрашивая того или иного кандидата в политический цвет, мы забываем о том, что тот же Ройзман стал мэром после многолетней работы в фонде и вне его. Граждане проголосовали за него, даже несмотря на фигурирующий в его биографии уголовный срок (ещё в советские годы), распространяющуюся в СМИ информацию о связях с ОПГ, и имиджем главного борца страны с наркотиками, в схватке с которыми для наркоманов в его фонде одно время предусматривались наручники, прикованные к кроватям. Сам Ройзман, по его словам, использовал наручники не для лечения наркоманов, а для того, чтобы кто-то из них не бросился с ножом на других, поскольку прецеденты были. Собственно, именно борьба с наркотиками сделала Ройзмана одним из главных лиц в почти полуторамиллионном Екатеринбурге и подняла его имидж до больших высот. За многие годы сложилась практика, когда население шло к нему со всеми проблемами, начиная от нехватки денег и заканчивая добровольной сдачей самих себя для лечения от наркозависимости. Сейчас многим проголосовавшим за Навального в Москве это кажется былиной, а на самом деле в 90-х весь Урал просто-таки лихорадило от количества поступающих наркотиков. В Свердловской области существовало сразу несколько поселений, где базировались наркобароны и семьи, промышляющие продажей наркотиков. Молодые мамы в городе боялись выйти на улицу: нередки были случаи грабежей, а в детских песочницах легко можно было найти использованные шприцы.

Спустя долгие годы деятельности Евгения Ройзмана на всех постах жители отплатили ему доверием. И это — пример для оппозиции в Москве касательно работы на всех фронтах: разумеется, масштабы города слишком велики, но в столице гораздо проще сформировать свою собственную команду, которая бы работала по отдельному взятому спектру, начиная от благоустройства города и заканчивая защитой населения.

Примечательно, кстати, что борьба в Екатеринбурге действительно шла нешуточная: оба кандидата имели небольшой разрыв в процентах, и в один момент Силин даже перевешивал по количеству набранных голосов.

Это также тревожный сигнал Ройзману: предстоит слишком много работы, и доверие одной части горожан необходимо будет отрабатывать, а доверие другой части горожан необходимо будет завоёвывать. Как выйдет на самом деле — покажет время.

Несомненно одно: если кандидат не получил для победы определённое количество голосов, значит, он провалил предвыборную гонку. Если кандидат выиграл — ему предстоит доказать на деле свою состоятельность. Но вряд ли возможно за совершенно короткий срок стать и жнецом, и чтецом, и на дуде игрецом — для этого нужны долгие годы работы, которые невозможно компенсировать яркой пиар-работой и раздачей газет у метро.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
49.1% Наследницей Российской Империи.
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть