У страха глаза велики: Превратится ли Россия в случае удара США по Сирии во вторую «Украину»?

О статье Григория Трофимчука
30 августа 2013  19:18 Отправить по email
Печать

Большое, искреннее недоумение (если не сказать больше) вызвала размещенная ИА REX статья Григория Трофимчука «В случае удара по Сирии Россия в тот же день превратится во вторую “Украину”» (https://iarex.ru/articles/40458.html), как и позиционирование этого материала в качестве некоего «экспертного манифеста». На наш взгляд, это трудно рассматривать иначе, чем вызовом экспертному сообществу: в нем наверняка отыщутся несогласные с подобной «заявкой». Причем, в количестве, статистически значимом для констатации наличия в этом сообществе иной, альтернативной точки зрения.

Центральным тезисом нашей экспертной оценки (а один из нас является автором целой серии монографий, посвященных исследованию истории, организации, структуры и стратегии Североатлантического альянса – «НАТО в системе европейской и международной безопасности в условиях глобализации» [2006 г.], «Армия нового мирового порядка» [2010 г.] и др.) является следующий. Все описанное г-ном Трофимчуком от имени экспертного сообщества будет иметь место только в одном-единственном случае: если агрессия против Сирии состоится с санкции Совета Безопасности ООН, то есть с согласия России. (Ибо, как показывает опыт ливийского кризиса, Китай в одиночестве ветировать соответствующую резолюцию не станет и, скорее всего, в этом случае при голосовании воздержится).

Если же Россия окажется последовательной и наложит вето на любые попытки Запада прикрыть агрессивные поползновения «фиговым листком» квазизаконности, не позволив «выкрутить себя руки», в чем мы не сомневаемся, ничего из описанного Григорием Трофимчуком не произойдет. Напротив, авторитет России в мировом сообществе не только еще более вырастет, но ее вновь станут рассматривать МОРАЛЬНОЙ альтернативой Западу, каковой безоговорочно стал Советский Союз с началом испанской авантюры «держав оси», осуществленной при попустительстве Лондонского комитета по «невмешательству» в конфликт. Ведь именно его действия поставили западные «демократии» в один ряд с фашистскими агрессорами, наследниками которых эти  «демократии», завершив новый цикл исторического развития, сегодня и становятся.

Маленький штрих: поражение республиканцев и победа франкистов в той давней войне разве стали для СССР катастрофой? И не оказались ли они прологом к водружению семь лет спустя Красного Знамени Победы над рейхстагом?

А то, выбросив на «свалку истории» далеко не исчерпавший своего потенциала исторический материализм, мы как-то подзабыли такой его важный раздел, как типология войн с их разделением на справедливые и несправедливые. Авторам этих строк данное обстоятельство представляется крупным заблуждением, как раз и порождающим ошибки в расстановке акцентов в политических оценках происходящего или того, что, возможно, начнет происходить в ближайшем (и не только) будущем.

Главной же методологической ошибкой автора обсуждаемого материала, по сути превращающей его из аналитики в некий выброс с трудом контролируемых эмоций, является представление о том, что противодействие враждебной (и вражеской) политике обязательно осуществляется действием. В то время, как куда более эффективным и действенным способом является демонстрация потенциала и намерений в наиболее болезненных, чувствительных для противника сферах и точках. Об этом, кстати, написал один из организаторов и стратегов холодной войны со стороны США, нобелевский лауреат Томас Шеллинг из корпорации RAND в книге «Стратегия конфликта», хотя подобный прием (например, демонстрация флага у морских границ) успешно применялся еще задолго до этого теоретического вывода.

Потенциал и намерения, как записано в скрижалях дипломатического искусства, демонстрируются не публично, а на переговорах. Пример с пресс-конференцией главы российского МИД Сергея Лаврова, которая, по мнению Григория Трофимчука, «окончательно развязала руки Великой западной армии» здесь будет наиболее показательным. Мало того, что западное «величие» отнюдь не безгранично и, как говорил И.В. Сталин в своей знаменитой речи от 3 июля 1941 года, «история учит, что непобедимых армий не бывает» (и оказался прав). Так еще и представим себе, что Лавров озвучил бы предложения Трофимчука, как говорится, «в прямом эфире». Если бы он это сделал, у США и НАТО просто не осталось бы ничего другого, как немедленно наносить удар, а в противном случае – потерять лицо, а с ним и остатки стратегической инициативы, захваченной с распадом СССР.

Так в чем мы больше заинтересованы: спровоцировать хищника на хватку, рискуя вступить в новую мировую войну уже сегодня, не вполне к этому готовыми? Или удержать его от броска, выиграв время для дополнительной подготовки и внутренней консолидации (механизмы которой серией блестящих аналитических материалов раскрыл Лев Вершинин)? И оставить при этом до поры – до времени открытым немаловажный вопрос о доминирующих театрах военных действий в будущем «большом» конфликте, которого, по-видимому, уже не избежать?

Оставим в стороне вопрос о том, кому выгодны сегодня откровенно пораженческие публикации, подобные обсуждаемой? (Тем более, когда она не единственная, что не может не наводить на определенные параллели: как говорил один из культовых героев Леонида Гайдая, «меня терзают смутные сомнения»…).

И зададимся другим. Откуда Григорию Трофимчуку известно (и известно ли), что о подобных и (или) иных ответных мерах России и союзных ей стран (только не надо про «отсутствие союзников» - Китая и Ирана вполне достаточно) Запад не был проинформирован в «закрытом порядке» - по дипломатическим каналам? И если он вдруг проинформирован не был, почему тогда на глазах начала рассыпаться натовская коалиция против Сирии, из которой на момент написания этого материала «выпали» уже 12 стран, включая – вот ирония судьбы! – Великобританию, «заварившую» эту «кашу» проектом своей провалившейся в Совбезе ООН резолюции?

Сначала Владимиру Путину позвонил президент Ирана Хасан Роухани, затем (видимо, чтобы узнать, о чем договорились) – германский канцлер Ангела Меркель и премьер Великобритании Дэвид Кэмерон, столкнувшийся с оппозицией внутри своего собственного парламента. Параллельно ни к чему существенному не привел внеочередной саммит НАТО на уровне глав МИД. После чего и начался «звездопад» отказов от участия в агрессии.

В конце концов, никто ведь не отменял того общеизвестного факта, что западные политики, включая Обаму, Кэмерона и Олланда, - не самостоятельные и самодостаточные лидеры, а марионетки, двигающиеся по сцене благодаря внешне невидимым, но легко угадывающимся «ловким и натруженным рукам». И если голова, управляющая этими руками, внутри себя самой разделилась или решила какую-то из марионеток осадить, то это неотъемлемое право этой самой «коллективно-олигархической» головы, если она усмотрела в происходящем угрозу собственным интересам. Причем, к Обаме это относится гораздо в большей степени, чем к Кэмерону. Чтобы его «прижать», уверяем Григория Трофимчука, многого не надо: достаточно одного звонка, скажем, от Джорджа Сороса. Ведь куклы-то и сами хорошо знают, что рано или поздно их «снимут с нитки длинной и, засыпав нафталином, в виде тряпок сложат в сундуках». Им лучше, чтобы это произошло позднее, чем раньше, потому слушаются всегда, послушаются и на этот раз.

Если же Обама ударит в одиночку или при поддержке нефтедобывающих «демомонархий» Залива, это будет означать только одно: что хозяева его «приговорили». Его самого или страну вместе с ним – узнаем позже.

Но в этом случае у России открывается достаточно возможностей «ассиметричного» ответа – от активизации подрыва стабильности в Прибалтике до перехода к решительным действиям в Закавказье. С весьма вероятной победой Меркель на сентябрьских выборах в бундестаг этот список дополнится Украиной, которой в этом случае почти наверняка будет отказано в ассоциации с ЕС. Для реагирования на все это, особенно при почти неизбежном вступлении в сирийский конфликт Ирана и контролируемых им группировок в Ливане и Палестине, которые и сейчас достаточно глубоко вовлечены в сирийский кризис, а также на фоне потери Египта, у Запада не останется ни сил, ни возможностей. Исторических примеров тому множество.

Мы уж не говорим о том, какие широкие перспективы откроются для «расчетов» с теми самыми олигархами, которые, по прогнозам Григория Трофимчука, «убегут…, прихватив последний бюджет… и Евгению Васильеву, …на первое время». О происходящем в Минске, показательно не вызвавшем никакой реакции официальных органов Российской Федерации и породившем лишь растерянные реплики отдельных ее граждан Медведева, Шувалова, Волошина, Баркова и Дворковича, «эхом отразившиеся» от пьедестала отечественного политического Олимпа, автор обсуждаемого материала, думаем, осведомлен не хуже нас.

Так что панические предположения о том, что «Россия получает новую страшную войну» и «сделать ничего не может», на наш взгляд, мягко говоря, преувеличены. У страха глаза велики. Ситуация на самом деле много лучше той, в которой Россия, да еще во главе с предыдущим Главковерхом, вступала в грузино-югоосетинский конфликт. Тогда у нас ни выбора, ни пространства для маневра не было. Сейчас – есть.

Умирать никто и не собирается.

 

Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем (АГП).

Владимир Штоль – доктор политических наук, профессор, действительный член АГП, заведующий Кафедрой государственно-конфессиональных отношений Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, специально для ИА REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Алекс
Карма: 104
30.08.2013 21:11, #8763
Уважаемые доктора наук! Что и отличает вас от Григория Леонидовича - так это умелое и творческое слияние опыта и знания Трофимчуком и полное отсутствие этих навыков у вас. Уж, извините, если был резок.. Имхо.
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть